Маковецкий - Начала толкований

Начала толкований - Маковецкий Е. А.
Цель работы состоит в том, чтобы по возможности показать, насколько существенную роль в типологических толкованиях Священного Писания играют анагогия и уподобление. Для этого, вслед за Отцами Церкви, необходимо, в первую очередь, ответить на вопросы о том, зачем нужно читать Писание и как это делать. А уже затем постараться понять, почему именно экзегетике было суждено сыграть столь важную роль в формировании православного богословия?
 
Не будет невероятным предположение, что в самой природе ее метода есть то, что соответствует богословским задачам. И если станет очевидным, что ничто иное как анагогия, проповедь о подражании Богу и усвоение иерархического порядка творения есть важнейшие элементы самого метода православного толкования писаний, то наверняка из этого станет очевидным не только историческая, но и теоретическая необходимость того типа экзегезы, который установился в христианстве.
 
Если огромная роль экзегетики в истории церкви и христианского богословия, в частности, безусловно оценены, то ее значение для формирования современного способа отношения к миру может быть понято не вполне отчетливо. Кажется, что современная культура уже ничего не ищет в экзегетике, сдала ее в архив.
 
Между тем даже философские уроки, преподанные толкователями Писаний, забыть невозможно: нигде и никогда больше в культуре не было такого масштабного опыта по осмыслению истории; мало когда еще с такой убедительностью использовался тот объединяющий способ мышления, который совершенно противоположен анализу и разрешает непроходимые апории вроде того, как малое становится великим, смертное бессмертным, а давно минувшее прошлое понимается из еще не наступившего будущего.
 
Именно на эту философскую составляющую экзегетического труда нам бы и хотелось обратить внимание в первую очередь, поскольку душеполезность православных толкований никогда не вызывала сомнений. Иными словами, если роль экзегетики для вечности ясна, то это не повод для того, чтобы не увидеть ее значение для нашего времени.
 

Евгений Анатольевич Маковецкий - Начала толкований: анагогия, уподобление Богу и иерархия в типологических толкованиях Священного Писания

СПб.: Философский ф-т СПбГУ, Академия исследования культуры, 2010. — 94 с.
ISBN 978-5-903931-56-9
 

Евгений Анатольевич Маковецкий - Начала толкований: анагогия, уподобление Богу и иерархия в типологических толкованиях Священного Писания

Экзегетика как метод познания. Школа экзегетики
Начала толкований  
  • Ориген Александрийский
    • Доказательства божественности Писания 
    • Как правильно читать?  
    • Просветительство Святого Духа  
    • Пренебрежение к букве 
    • Типология у Оригена
    • Убеждение Оригена, или искусство толкования 
    • Время экзегетики
  • Афанасий Великий   
  • Кирилл Александрийский 
  • Кирилл Александрийский: Экзегетика Книги Бытия  
  • Феодорит Кирский 
  • Григорий Нисский 
Типология
  • Определение типологии 
  • Александрия и Антиохия   
  • Типология как прощение   
  • Анагогия  
  • Пророки и экзегеты: новизна, авторство, история 
Иерархия, уподобление, любовь 
 

Евгений Анатольевич Маковецкий - Начала толкований: анагогия, уподобление Богу и иерархия в типологических толкованиях Священного Писания - Экзегетика как метод познания

 
Протоиерей И. Мейендорф указывает на две причины, сделавшие экзегезу универсальным способом понимания.
Во-первых, аллегорический метод дает возможность толковать все исторически конкретное, а стало быть, преходящее в качестве символов неизменной реальности. Для эллинистического мира это очень важная возможность. Следует помнить, что универсализация культуры, происходившая на основе греческого элемента, требовала неимоверных усилий от представителей «негреческих» культур: чтобы усвоить и понять все греческое, чтобы, попросту, перевести все явления современной им жизни на свои родные языки.
 
Но культура требовала и обратного перевода, перевода на греческий. В результате сама ткань эллинистической культуры была греческой во многом лишь с виду. Например, такая неизменная греческая ценность, какой была пайдейа, обнаруживается — очень естественным для истории культуры, но наверняка очень странным, скажем для грека классической поры, образом — политической ценностью. Пайдейа теперь это не только то искусство, которое помогает человеческой природе достичь природой же определенного совершенства, но и всемогущее стратегическое оружие сначала империи Птолемеев, а затем и Пергама. В самом деле, что помимо образования может так эффективно утвердить универсализм культуры, получающий свое материальное выражение в имперских амбициях? Что еще может так тесно связать греческую пайдейю и восточную империю? По-видимому, мало что еще, раз императоры вкладывают неограниченное количество ресурсов в строительство и содержание Александрийской библиотеки. Именно в виду этой эллинизации, происходившей, разумеется не без участия «эллинизируемых», новая культура требовала определенных усилий и со стороны самих греков. Пока задача сводилась только к пониманию этой новизны, привнесенной в общую культуру «варварскими» народами, задача была вполне разрешимой.
 
Разрешимой тем более, что развитие собственно греческой софистическо-перипатетической традиции позволяет легко представить греческую культуру на этапе коллекционирования и подведения итогов, на котором мы и застаем ее все в той же Александрийской библиотеке. Разумеется, у греков был свой путь в эллинизм. Но только еще не было своего пути в христианство. С самого Воплощения и апостольской проповеди в мире появилась куда более мощная объединительная сила, чем пайдейа. Таким образом, христианство как раз  и стало тем камнем преткновения, о который бились волны греческой интеллектуальной культуры. Для грека в самом деле было непонятно, как Бог может не только меняться, но самым очевидным образом умаляться, когда еще Платон
учил, что бог, будучи совершенным, изменяться не может, поскольку само изменение совершенства означает его ухудшение. Да и как могут исторические описания еврейского народа стать Священным Писанием для греков? Именно эту сложность ставит И. Мейендорф в качестве первой причины, необходимости символического понимания Ветхого Завета.
 
Экзегеза, стало быть, давала возможность принятия греками истории иудейского народа как собственной в виду нового христианского единства всех вообще народов и единства всех вообще людей во Христе.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (10 votes)
Аватар пользователя Tov