Миллер – Империя Романовых и национализм

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Миллер – Империя Романовых и национализм: Эссе по методологии исторического исследования
Серия – «HISTORIA ROSSICA»

В этой книге есть повествовательные фрагменты, в том числе основанные на прежде не использованных архивных материалах. Но они выполняют вспомогательную функцию. Фокус книги — вопросы методологии, с которыми мы сталкиваемся при изучении истории национализма в Российской империи. Впрочем, я старался написать о них так, чтобы тем читателям, которых клонит в сон от одного только слова «методология», было не слишком трудно побороть этот рефлекс. Ни в историографии, ни в преподавании имперскому измерению истории России у нас никогда не уделялось должного внимания.
 
Имперский нарратив, который в значительной мере унаследован современной русской историографией — во всяком случае, той ее версией, которая отражается в учебниках истории, — неизменно фокусировался на центре, на государстве, на власти. Национальные же историографии тех народов, которые когда-то входили в империю, в свою очередь, концентрируются на собственной нации и сравнительно недавно обретенном государстве, проецируя их в прошлое. Для них империя — лишь тягостный контекст, в котором «просыпалась», зрела, боролась за независимость та или иная нация.
 
В национальных историографиях вопрос о мотивации политики центральных властей почти никогда не ставится просто потому, что на веру принимается стремление власти сделать жизнь своих нерусских подданных как можно более неснос-ной. Проблемы взаимодействия с другими этническими группами в таких нарративах неизбежно отодвигаются на второй план.
 

Алексей Миллер – Империя Романовых и национализм: Эссе по методологии исторического исследования

Издательство – «Новое литературное обозрение» – 248 с.
Москва – 2006 г.
ISBN 5-86793-435-7
 

Алексей Миллер – Империя Романовых и национализм: Эссе по методологии исторического исследования – Содержание

  • Введение
  • Глава 1 История Российской империи в поисках масштаба и парадигмы
  • Глава 2 Русификация или русификации?
  • Глава 3 Идентичность и лояльность в языковой политике властей Российской империи
  • Глава 4 Империя Романовых и евреи
  • Глава 5 Империя и нация в воображении русского национализма
  • Глава 6 Завещание общерусской идеи: Меморандумы Особого политического отдела МИД царскому, Временному и большевистскому правительствам
  • Вместо заключения: Многослойкость имперских руин. Советское наследие «империи положительного действия»
  • Библиография
  • Указатель имен

Алексей Миллер – Империя Романовых и национализм: Эссе по методологии исторического исследования – Империя Романовых и евреи

 
В 1526 году евреям было запрещено въезжать в Великое княжество Московское. Это произошло вскоре после того, как духовный лидер ереси жидовствующих еврей Зхария был сожжен в 1504 году. Ересь жидовствующих глубоко потрясла Московское княжество в XV веке, она имела сторонников даже при дворе Великого князя. Запрет на въезд евреев в пределы княжества, а затем царства и империи сохранял силу вплоть до последней трети XVIII века. Главную опасность видели в распространении евреями еретических идей. Уже при императрице Анне Иоанновне, когда некий морской капитан Александр Возницын обратился в иудаизм, он был весьма поспешно сожжен на костре в 1738 году вместе с евреем Ворохом Лейбовым, которого обвинили в совращении православного.
 
Даже настояния Сената, что казнь следует отложить для того, чтобы провести более подробные допросы преступников, не остановили экзекуции. В XVIII веке многие среди правящей элиты были уже убеждены, что разрешение хотя бы некоторым еврейским купцам посещать империю сулит значительные фискальные выгоды, однако ни один правитель не решился отменить запрета. Рассуждения Петра 1 о причинах, по которым он не готов допустить евреев в Россию, не звучат враждебно в отношении евреев, но позиция императрицы Елизаветы была вполне антиеврейской. Когда Екатерине II в самые первые дни ее правления предложили проект еврейской колонизации в России, она вынуждена была уступить сильной оппозиции традиционалистов и отложить рассмотрение вопроса, хотя никто не ставил под сомнение экономические выгоды этого плана.
 
Это, впрочем, не помешало новороссийскому губернатору А.П. Мельгунову уже тогда привлечь некоторое количество еврейских поселенцев. Только через несколько лет, в 1768 году, закон впервые разрешил определенной категории евреев, а именно попавшим в русский плен иудеям—подданным Османской империи, селиться в Новороссии. Таким образом, до разделов Польши евреи воспринимались в России как потенциально выгодный торговый партнер (купцы), как потенциально полезные ремесленники и сельскохозяйственные переселенцы на пустующие земли Новороссии, как носители важных экспертных знаний — именно в качестве врачей и других специалистов присутствовали в России те немногочисленные евреи, которые все-таки были туда допущены.
 
Основная масса евреев, которых получила Россия в результате разделов Речи Посполитой в конце XVIII века, никак не соответствовала тем качествам и ролям, в которых о них думали (если думали вообще) русские до разделов. Правящая элита и население не имели никакого опыта общения с евреями; знания о еврейской жизни, а в особенности о еврейской жизни местечек, практически отсутствовали. Еврей с XVI века воспринимался также как источник угрозы иудаистского прозелитизма. (Вера в особые суггестивные способности евреев сохранилась вплоть до XX века.) Однако традиционный для обществ к западу от границ России антисемитский мотив кровавого навета не имел распространения даже в народной культуре, где образ еврея практически отсутствовал.
 
Среди элит отношение к этому антисемитскому мотиву использования евреями христианской крови в ритуальных целях также было скептическим как в XVIII веке, когда православная иерархия отказывалась причислять к лику святых предполагаемых жертв еврейских кровавых ритуалов, так и позднее. В целом Российская империя была абсолютно не готова получить в качестве подданных основную массу европейских евреев. Причем это были не те, во многом интегрированные в местные сообщества евреи, каких знала Западная Европа в XVIII веке, но, в большинстве своем, традиционалистски замкнутые евреи, которых вскоре в Германии и Австрии станут называть Ost-Juden по контрасту с их сравнительно немногочисленными просвещенными западноевропейскими единоверцами.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat librarian