Мохненко - Непедагогическая поэма

Геннадий Мохненко - Непедагогическая поэма
Однажды в Верховном Совете Украины, когда речь зашла об успешной работе с беспризорными в «Республике Пилигрим», один из депутатов назвал сотрудников центра «искренними дилетантами». Наверное, он отчасти прав. По поводу искренности справедливость высказывания однозначна. Что же касается дилетантизма, это определение требует оговорки.
 
Безусловно, десять лет назад мы не имели представления о том, что и как делать с собравшейся под крышей церкви уличной детворой, однако сегодня этот термин морально устарел. «Непедагогическая поэма» была задумана дилетантами, любящими Бога и детей, но с каждым новым ее листом у коллектива «Государства бывших беспризорных» становился все более разборчивый, уверенный и профессиональный почерк. Лучшее тому подтверждение — перемены в жизни наших ребят. Недостаток опыта мне кажется самой бесстыжей отговоркой, удерживающей людей от добродетели. Отсутствие специальной подготовки не может быть оправданием для того, чтобы проигнорировать трагедию. Убежден, что неуверенные пальцы, перевязывающие кровавую рану и вытаскивающие детвору из подвалов, более правы, чем пальцы опытного врача, занятые в этот момент бильярдным кием или маникюром. Даже неумелые руки, простирающиеся к добру, впечатляют меня гораздо больше, чем изысканная жестикуляция перед телекамерами с трибуны любого ранга. Теоретический профессионализм за бесконечными «круглыми столами» искренне раздражает, пусть и не очень опытных практиков, пишущих своей жизнью «Непедагогическую поэму». Видимо, все же права библейская истина, гласящая: «Итак, кто понимает, что нужно делать добро и не делает, тому грех» (Иакова 4:17).
 

Геннадий Мохненко - Непедагогическая поэма

Киев, Христианское библейское братство св. ап. Павла, 2010 г. - 432 с. 
ISBN 978-966-7698-57-7
 

Геннадий Мохненко - Непедагогическая поэма - Содержание

Посвящается
От автора
Наше беспризорное «мерси»
Официальная информация
  • Глава. 1 Мариупольская трагикомедия или как это было
  • Глава 2 Каша, котлеты и смерть Кузи
  • Глава 3 Капитуляция подвального батальона или как церковь превратилась в детский дом
  • Глава 4 Весенний синдром, соседи-великомученики и благодарные потомки
  • Глава 5 Блин... на фиг... достали или Китовое побоище
  • Глава 6 Четвертая добавка, Тихоня, Киндер и Алка
  • Глава 7 Ночное происшествие
  • Глава 8 Владимир Семенович, Людвиг Николаевич, Федор Андреевич и наше маловерие
  • Глава 9 Стартовый материал или проблемы этической эволюции
  • Глава 10 «У вас в церкви есть святые!»
  • Глава 11 «Мой Бог—мои руки», или, дядька, не ругайся!
  • Глава 12 Юрий Юрьевич или всем миром
  • Глава 13 Подсаженные малолетки
  • Глава 14 Официальное открытие и операция «Исход»
  • Глава 15 Новые лица, пилигримовская «лафа» и судьбы родителей
  • Глава 16 Экспериментальная работа
  • Глава 17 «Бумажная» педагогика и первые сотрудники
  • Глава 18 Против течения или порча показателей
  • Глава 19 Три часа в моем кабинете или «детский апокалипс»
  • Глава 20 Рейды, «артисты» и рыночные «театры»
  • Глава 21 Походные костры и Китовые полеты
  • Глава 22 Битва за школьную парту
  • Глава 23 Любовь Анатольевна, Кронштадт и блохи Спартака
  • Глава 24 «Бюрократическая ВДНХ»
  • Глава 25 Хороший гроб или что такое утренник
  • Глава 26 Проклятие городским наркоторговцам и их покровителям
  • Глава 27 Табачная война ил и размышления о строгости
  • Глава 28 Государственное строительство. Крысы, судьи и коммивояжеры
  • Глава 29 Высокие гости
  • Глава 30 Ты что, с Урала?
  • Глава 31 Таксистское «ё-мое» или размышления о добре и зле
  • Глава 32 На фига мне это надо или мой будущий водитель
  • Глава 33 Ловелас теплотрасс или история про святой кулак  
  • Глава 34 Воровство, засада, «ку-ку» и незаслуженные конфеты
  • Глава 35 Бог шельму метит или странности Чудика, а также их последствия
  • Глава 36 Мое «взбадривание» и наша война с криминалом
  • Глава 37 Конь Боливар и боксер Ленин
  • Глава 38 Четвертый «пентим» и народное спонсорство
  • Глава 39 Бэдрум капут или приключения иностранцев в Мариуполе
  • Глава 40 Как «искрило» или псевдомудрые ревизоры
  • Глава 41 Макроскопические анализы или пасторская контрабанда
  • Глава 42 Мальчик хочет в туалет или бумажный дебилизм
  • Глава 43 «Вася тут — Вася там»
  • Глава 44 «Жди меня» и Коля Пилигримов
  • Глава 45 Родители
  • Глава 46 Юрий Андреевич, мухи, собаки и лопаты
  • Глава 47 Как нам «ОБРЫДЛО»
  • Глава 48 «Обрыдло» в Мариуполе или «лед тронулся», господа барыги!
  • Глава 49 Псевдоаптеки, гробы и мистика наркодилеров
  • Глава 50 Смерть Балу, письмо Президенту и беспризорные террористы
  • Глава 51 Вампиры, Свична и разрушенный храм
  • Глава 52 «Обрыдло» до Киева доведет. Пикеты под окнами Президента и взорванные машины
  • Глава 53 Церковь в проблеме или разорванная цепь
  • Глава 54 Пикеты, угрозы, аресты
  • Глава 55 Смена поколений
  • Глава 56 Дуче, Азиат и потерявшийся Бублик
  • Глава 57 Золотые медали. Крепыш, Биток и Кучер
  • Глава 58 Кий-великопостник
  • Глава 59 Семейные детские дома и десантирование со второго этажа
  • Глава 60 Автобус в подарок Президенту или проклятая буква
  • Глава 61 Говерла или на пятой точке с вершины Украины
  • Глава 62 Эльбрус или часы от мэра «За мужество!»
  • Глава 63 Покорение Арарата или в поисках Ноева ковчега
  • Глава 64 Моя пасторская «Гвардия» или привет землянам
  • Глава 65 Незаконченная книга или беспризорники против спецназа

Геннадий Мохненко - Непедагогическая поэма - Глава. 1 Мариупольская трагикомедия или как это было

 
Все началось с беды, наполнившей город. Продолжение этой истории — попытка «Церкви Добрых Перемен» ответить на очевидную, возрастающую и душераздирающую проблему. Чумазые мордашки, облезшие от клея носы, дырки на неумело пробитых грязными шприцами венах — вот тот вопрос, который поставила жизнь перед нашим обществом в эпоху великих постсоветских перемен. «Республика Пилигрим» — один из вариантов того, как начать разгибать этот вопросительный знак в восклицательный. Это наша попытка заставить улыбнуться насупившиеся и огрубевшие тринадцатилетние лица. Это проба мотивировать и пробудить к жизни пацанов, уставших от нее в свои четырнадцать. Это желание вдохнуть веру в сердца, надломленные судьбами. Это — эксперимент, захвативший, увлекший и переросший в призвание для многих людей нашей церкви.
 
Полумиллионный город на юго-востоке Украины с крупными металлургическими и машиностроительными комбинатами, в обрамлении самого теплого в мире моря, был просто обречен на интерес «новых русских» беспризорников. Орды бродяг, выброшенных за борт разворачивающегося, накренившегося и черпающего бортом воду общественного корабля без особой надежды на спасение, оказались в автономном и весьма опасном плавании по жизни в 90-е годы. Мариуполь стал для многих манящим островом. Сокровища этого «оазиса» заключались в зарплатах металлургов, щедро подающих по вечерам у пивных заведений и в теплой морской воде, где после «ночной» брат-беспризорник предпочитал «заслуженно» отдыхать в летнее время. Относительно теплые зимы и практически бесперебойно работавшая, даже в самые кризисные годы отопительная система, стала той «пальмой», под которой «причаливали» многие подростки. Здесь же они разбивали свои подвальные вигвамы и канализационные общаги. На протяжении первых перестроечных лет миграция детворы в Мариуполь достигла небывалых цифр. Получив приращение от местных беженцев из интернатов и семей, подвальная братва стала обживаться и делить территорию на сферы влияния. Рынки, подземные переходы, главные гастрономы, приморские ночные заведения превратились в пажити для будущих пилигримов. Шаг за шагом дети нынешнего подземелья захватывали, как учил классик пролетарской революции, вокзалы, банки и телеграфы. Количество постоянных беспризорников, не считая сезонных «гастролеров», переваливало за полтысячи. Они были везде, где могли, и делали все, что хотели. Их философией стал пресловутый лозунг сатанистов: «Делай, что хочешь, и будь, что будет».
 
Один из самых оживленных перекрестков нашего города в районе магазина «1000 мелочей» был скоплением своеобразной беспризорной «элиты» Мариуполя. Активная ночная жизнь «штуки» (как называют этот район подростки) с мужичками, любящими просадить аванс за ночь, стала своеобразным полюсом, притягивающим к себе. Охмелевшие и щедро подающие работяги были манящей наживкой для пацанов. Изрядно выпивший пролетарий, отчаливая от мер-дающего светом перекрестка, становился естественной добычей для стайки пасущих его беспризорников. В ночной тишине актерами «погорелого театра» разыгрывались профессиональные трагикомедии. Комедийная часть потом долго обсуждалась в канализационных системах на тамошних ток-шоу «Как это было?». Драма под названием «Где это делось?» стала уделом обобранных жертв и разворачивалась на кухонных диспутах с женами в роли ведущих. Многие в эти годы поутру задавали себе вопрос: «Куда запропастилась оставшаяся зарплата с часами, шапкой и ботинками?» Ответы на эти вопросы были в подвалах, прилегающих к этому району. «Санитары общества», коими считали себя пацаны, честно обработав клиента и по бартеру обменяв на шоколад, клей и наркотики, втыкали у теплых батарей. А затем снова наступало утро...
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя warden