Новый Завет - с ударениями

Новый Завет - с ударениями
В настоящем издании каждое слово снабжено знаком ударения в соответствии с нормами современного русского литературного языка.
 
Необходимость такого издания обусловлена тем, что в последнее десятилетие тексты Священного Писания стали звучать не только во время богослужений, но и в передачах радио и телевидения, появляются аудиозаписи библейских книг.
 
Язык Синодального перевода, отличающийся обилием архаизмов, вызывает немалые трудности у актеров и режиссеров, занятых подготовкой христианских программ.
 
Главная цель настоящего издания — помочь всем читающим книги Священного Писания вслух.
 
 

НОВЫЙ ЗАВЕТ Господа нашего Иисуса Христа - с ударениями - Синодальный перевод

 
Российское Библейское общество
Москва 2001
ISBN  5-85524-099-1
Текст Нового Завета печатается по Синодальному переводу
 

Новый Завет - с ударениями - Синодальный перевод - От издательства

 
При расстановке ударений в тексте Нового Завета мы руководствовались акцентными рекомендациями современных нормативных словарей: Орфоэпического словаря русского языка, Толкового словаря русского языка под ред. Д. Н. Ушакова, Словаря русского языка в 4-х томах, Словаря русского литературного языка в 17-ти томах, Толкового словаря русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. Поскольку рекомендации словарей могут расходиться, мы приняли решение руководствоваться в первую очередь указаниями Орфоэпического словаря. Другие источники использовались главным образом для сопоставления и разного рода справок.
 

Известную трудность представляют слова, произносительная норма которых колеблется. В этом случае предпочтение отдается варианту в большей степени соответствующему стилистике Синодального перевода. Из оцениваемых словарями как равноправные (одинаково возможные в употреблении) вариантов, обычно избирается более традиционный: напоит и напоит — напоит; вкусит и вкусит — вкусит; волнами и волнами — волнами; иногда используется вариант, характеризуемый в словарях как «допустимый устаревающий»: узрит и узрит — узрит; силен и силен — силен.
 
В отдельных случаях избирается вариант устаревший, находящийся уже за пределами современной нормы, при этом в части примеров старое ударение оказывается связанным с соответствующей устаревшей морфологической формой, отраженной в тексте: домы, поясы, в аде, в гробе.
 

Некоторые категории слов требуют специального комментирования. Глагол прейти, в современном языке не употребляется. Из вариантных форм настоящего времени — прейдет, прейдут и прейдёт, прейдут в тексте настоящего издания представлена форма прейдёт, прейдут (при возможном славянизированном варианте прейдет, прейдут2).
 

Проблему, непосредственно не связанную с ударением, в некоторых случаях составляет выбор между е и ё (орфографическими): формы глаголов (причастий, деепричастий), производных от глагола регъ, сегъ; глагол грядет; местоимение сей. Мы следуем рекомендациям словарей, отдавая предпочтение, если норма позволяет это сделать, вариантам с е: по регённому, радостью неизрегённою; грядёт', отсёк. Местоимение сей в форме предложного падежа последовательно дается с е: в городе сем, о сем слове, о младенце сем, свидетели в сем, на сем месте и др., что соответствует рекомендации словаря Ушакова3.
 

2 Из других славянизированных вариантов следует отметить слово мытарь, традиционно произносимое верующими с ударением на втором слоге, несмотря на то что словари современного русского языка единодушно рекомендуют вариант мытарь.
3 Раздел «Как пользоваться словарем», § 69. Подобная проблема возникает и в отношении формы прейдет (прейдёт или прейдёт). Стилистика текста и самого глагола свидетельствуют скорее в пользу варианта прейдёт, хотя словари в данном случае единодушны, рекомендуя вариант прейдёт.
 

Особую категорию слов в тексте Нового Завета составляют имена собственные. Лексическая специфичность ономастической лексики определяется такими характерными чертами, как непереводимость и возможность сознательного (искусственного) регулирования со стороны носителей языка. Если семантическое движение в естественном языке носит характер постепенного развития — внутренних семантических сдвигов, — то «язык собственных имен» движется как цепь сознательных и резко отграниченных друг от друга актов наименования и переименования. Новому состоянию соответствует новое имя4.
 
Касаясь проблем ударения, это положение развивал Б. А. Успенский. Собственные имена, подчеркивал он, не подчиняются общим тенденциям языка, а в большей или меньшей степени противостоят им. Подобное противопоставление собственных и нарицательных имен нередко прослеживается прежде всего на ударении. Ударение в русских собственных (личных) именах, особенно в их литературной форме, обусловлено обычно не столько аналогическим уподоблением (т.е. уподоблением, близким по форме именам нарицательным), сколько продолжением той или иной традиции, прослеживаемой иногда достаточно далеко5.
 
Это положение является определяющим при оценке варинтов в оформлении собственных имен. Поскольку славянский текст на протяжение многих столетий был единственным переводом Священного Писания в России и остается литургическим текстом до сих пор, библейские имена вошли в русскую культуру в церковнославянской огласовке. (Исключение - имя Петр, где формирование русского литературного варианта не связано с ударением и обусловлено действием тенденции перехода е в ё, подчинившей себе большие группы лексики). Русский перевод, создававшийся в XIX веке, во многом следует славянской традиции, что отражается, в частности, и на акцентуации имен собственных.

 
4 Подробнее см.: Л. П. Калакуцкая. Склонение фамилий и личных имен в русском литературном языке. М.1984.
5 Б. А. Успенский. Из истории русских канонических имен. 1969. С.232.
 

Если при акцентуации имен собственных мы можем опираться на церковнославянский текст (при отсутствии зафиксированной словарями русской произносительной нормы), то в случае с географическими названиями, следует принимать во внимание и традицию, сложившуюся в исторической науке. Эта традиция, как правило, имеет свои корни в латинском и греческом произношении того или иного топонима, поэтому проблема акцентуации географических названий имеет иное решение, основанное на выявлении результатов взаимодействия разных акцентуационных тенденций, связанных с влиянием греческого и латинского языка, в каждом конкретном случае.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (12 votes)
Аватар пользователя MagistrP