Петерс - Деррида

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Петерс Бенуа -  Деррида
Есть ли у философа жизнь? Можно ли написать его биографию? Эти вопросы были заданы в октябре 1996 года на конференции, организованной Нью-Йоркским университетом. В своем  импровизированном выступлении Деррида начал с напоминания:
Как вам известно, традиционная философия исключает  биографию, она считает ее чем-то внешним для философии. Вы  можете вспомнить замечание Хайдеггера об Аристотеле: «Какая жизнь была у Аристотеля?». Ответ сводится к одной фразе: «Он  родился, думал и умер». Все остальное—лишь бытовые подробности.
 
Не такой была позиция Деррида. Уже в 1976 году в одной из  лекций о Ницше он сказал: 
Биографию «философа» мы уже не рассматриваем в качестве  корпуса эмпирических происшествий, оставляющего определенное имя и подпись за пределами системы, которая была бы открыта для имманентного философского прочтения, единственного,  считающегося в философском смысле легитимным...
 
Деррида призывал к изобретению «новой проблематики  биографии в целом и биографии философов в частности», что, по его мнению, необходимо для того, чтобы заново продумать  границу между «корпусом и телом». Он никогда не отказывался от этой задачи. В одном из поздних интервью он подчеркивал и тот факт, что «вопрос „биографии"» его нисколько не  смущает. Можно даже сказать, что этот вопрос его крайне интересовал: 
Я принадлежу к числу тех немногих, кто постоянно напоминал: нужно вернуть на сцену биографию философов и ангажированности (но нужно сделать это хорошо), в частности политической  ангажированности, подписанной их собственным именем, о ком бы ни шла речь —о Хайдеггере или Гегеле, о Фрейде или Ницше, о Сартре или Бланшо и т.д.
 

Петерс Бенуа -  Деррида

(Интеллектуальная биография)
пер с фр. Д. Кралечкина при участии В. Гавриленко (гл. 3~4); ПД науч. ред. И. Кушнарёвой при участии В. Анашвили, М.Маяцкого.
М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2018. —640 с: ил. 
ISBN 978-5-7749-1248-3 
 

Петерс Бенуа -  Деррида - Содержание

Выражение признательности 
Введение
I. ЖАКИ. 1930-1962 
  • Негус. 1930-1942 
  • Под солнцем Алжира. 1942-1949
  • В стенах лицея Людовика Великого. 1949-1952 
  • Школа. 1952-1956
  • Год в Америке. 1956-1957 
  • Солдат в Колеа. 1957-1959 
  • Меланхолия в Ле-Мане. 1959-1960
  • На пути к независимости. 1960-1962 
II. ДЕРРИДА. 1963-1983
  • От Гуссерля к Αρτο. 1963-1964
  • В тени Альтюссера. 1963-1966 
  • Само письмо. 1965-1966 
  • Удачный год. 1967
  • Небольшое отступление. 1968 
  • Неудобные позиции. 1969-1971  
  • Разрывы. 1972-1973 
  • Glas. 1973-1975 
  • За философию. 1973-1976
  • Другая жизнь. 1976-1977  
  • От «новых философов» к Генеральным штатам. 1977-1979 
  • Послания и испытания. 1979-1981 
III. БЕНУА ПЕТЕРС. ДЕРРИДА
  • Пражская ночь. 1981-1982 
  • Новый расклад. 1982-1983  
III. ЖАК ДЕРРИДА. 1984-2004 
  • Территории деконструкции. 1984-1986 
  • От дела Хайдеггера к делу де Мана. 1987-1988  
  • Живая память. 1988-1990
  • Портрет шестидесятилетнего философа 
  • На границах институтов. 1991-1992 
  • О деконструкции в Америке 
  • Призраки Маркса. 1993-1995 
  • Интернационал Деррида. 1996-1999 
  • Время диалога. 2000-2002 
  • В жизни и в смерти. 2003-2004 

Петерс Бенуа -  Деррида - Введение

 
Я не буду пытаться представить в этой книге введение в  философию Жака Деррида и еще меньше —новую интерпретацию его творчества, размах и богатство которого будут еще  долго бросать вызов комментаторам. Но я хотел бы предложить биографию, которая о мысли рассказывала бы по крайней мере не меньше, чем о человеке. Поэтому особое внимание я буду уделять прочтениям и влияниям, генезису основных работ, сложностям с их рецепцией, сражениям, которые вел Деррида, и институтам, которые он основал. Но в то же время это не  будет интеллектуальная биография. Такой формат многим меня раздражает, в частности теми пропусками, которые она  предполагает: получается, надо исключить детство, семью, любовь, материальную жизнь. Да и самому Деррида, как он объясняет в интервью, данном Маурицио Феррарису, «выражение  „интеллектуальная биография"», а еще больше —через столетие после появления психоанализа —выражение «сознательная  интеллектуальная жизнь» казались в высшей степени проблематичными. Точно такой же нечеткой и неопределенной ему представлялась граница между публичной и частной жизнью:
 
В определенный момент жизни и деятельности публичного  человека, того, кого в соответствии с путаными критериями  называют публичным человеком, любой частный архив, если только предположить, что это вообще не противоречие в определении, должен стать архивом публичным, раз он вообще не сожжен на месте (и еще при условии, что если он сожжен, то не тянет за собой след говорящего и жгучего пепла определенных  симптомов, которые сами доступны для архивации за счет  публичной интерпретации или слухов).
 
Итак, в данной биографии я не хотел себе ничего запрещать. Написать о жизни Жака Деррида — значит рассказать историю маленького алжирского еврея, исключенного из школы в 12 лет, ставшего самым переводимым французским философом,  историю хрупкого и ранимого человека, который всегда  воспринимал себя в качестве «пасынка» французского Университета. Это значит воскресить очень разные миры: Алжир до получения  независимости, микрокосмос Высшей нормальной школы, структуралистское созвездие, бурный период после 1968 года. Это значит вспомнить об исключительном многообразии  дружеских отношений с известными писателями и философами,  среди которых Луи Альтюссер и Морис Бланшо, Жан Жене и Элен Сиксу, Эммануэль Левинас и Жан-Люк Нанси. Это значит  вспомнить о многочисленных фундаментальных, острых, а порой и жестких дискуссиях с такими мыслителями, как Клод Леви- Стросс, Мишель Фуко, Жак Лакан, Джон Р. Серл и Юрген Хабермас, а также многие истории, которые не  ограничиваются академическими кругами (самые известные из них связаны с Хайдеггером и Полем де Маном). Это значит проследить  цепочку смелых политических выступлений — за Нельсона Манделу, «нелегалов» или же гей-браки. Наконец, это значит  рассказать о судьбе понятия деконструкции и его необычайном влиянии, распространившемся далеко за пределы  философского мира: на литературоведение, архитектуру, право, теологию, феминизм, queer studies и postcolonial studies. 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (1 vote)
Аватар пользователя brat Aleksey