Рёскин - Прогулки по Флоренции

Рёскин Джон - Прогулки по Флоренции
Книга написана в 1874 году как путеводитель, однако ее содержание выходит за рамки избранной автором формы: помимо  интересного исторического и искусствоведческого материала,  касающегося таких памятников, как церкви Санта Кроче, Санта Мария Новелла, кампанила Джотто и других, читатель найдет здесь глубокие, но в то же время представленные в легкой,  доступной манере рассуждения об этических, нравственных и социальных проблемах.
 

Существующий адаптированный  перевод Аделаиды Герцык, увидевший свет в 1902 году, в настоящем издании дополнен и исправлен в соответствии с  оригиналом, текст сопровожден комментариями и большим  количеством цветных иллюстраций.

 

Джон Рёскин - Прогулки по Флоренции - Заметки о христианском  искусстве для английских путешественников

Пер. с англ. — СПб.: Азбука-классика, 2007. — 248 с.: ил.
ISBN 978-5-352-02183-5

Джон Рёскин - Прогулки по Флоренции - Заметки о христианском  искусстве для английских путешественников - Содержание

  • ПЕРВОЕ УТРО Santa Сгосе
  • ВТОРОЕ УТРО Золотые врата
  • ТРЕТЬЕ УТРО Перед султаном 
  • ЧЕТВЕРТОЕ УТРО Библия под сводами
  • ПЯТОЕ УТРО Тесные врата
  • ШЕСТОЕ УТРО Пастушья башня

Джон Рёскин - Прогулки по Флоренции - ПЕРВОЕ УТРО Santa Croce

 
1. Если вы любите старое искусство, то, попав во Флоренцию, прежде всего должны познакомиться с произведениями Джотто. Правда, вы можете увидеть их и в Ассизи, но мне кажется, что вам незачем останавливаться там. В Падуе много работ Джотто, но они относятся лишь к одному периоду. Во Флоренции же, на его родине, вы найдете его произведения всех периодов и всех типов. Он писал очень маленькие и очень большие композиции, писал с двенадцати- до шестидесятилетнего возраста; над сюжетами, мало интересовавшими его, работал небрежно, в другие же вкладывал всю свою душу. Вы, конечно, захотите — и это вполне разумное желание — познакомиться сначала с лучшей и самой характерной для него работой, увидеть, если возможно, произведение большого размера, созданное в период его творческого расцвета и на тему, которая была ему дорога. И если эта тема окажется интересной и для вас — вам будет еще приятнее.
 
2. Раз вы действительно интересуетесь старым искусством, то должны знать, в чем заключалось могущество тринадцатого века. Вы знаете, что характер этой эпохи сконцентрирован и нашел самое полное свое выражение в ее лучшем короле, св. Людовике. Вы знаете, что св. Людовик был францисканцем и что  францисканцы, для которых Джотто постоянно исполнял живопись, руководствуясь советами Данте, гордились им больше, чем всеми другими своими царственными братьями и сестрами. И если Джотто когда-либо вдохновлялся и приступал к делу с любовью и благоговением, то, несомненно, это было, когда ему приходилось изображать св. Людовика.
 
Вам известно также, что на него была возложена работа по постройке соборной колокольни, ибо в то время он был лучшим зодчим, скульптором и живописцем Флоренции и все думали, что в целом мире нет равного ему1. Это дело было поручено Джотто, когда он находился уже в зрелом возрасте (конечно, будучи мальчиком, он не смог бы создать проект колокольни). Поэтому, когда вы увидите любую из его композиций, фоном которой служит кампанила или иная архитектура того же стиля, то без других доказательств можете быть уверены, что эта живопись относится к его лучшему времени.
Итак, если вы не знаете, с чего начать, и вам будет предоставлена свобода выбора, скажите, что хотите видеть фреску в натуральную величину с изображением колокольни на заднем плане, написанную в имеющем большое значение месте; а если можно будет выбрать и сюжет, то, несомненно, самый интересный святой как для него, так и для нас — это св. Людовик.
 
3. Дождитесь ясного утра, встаньте вместе с солнцем и пойдите в Santa Сгосе с хорошим биноклем в кармане, который поможет вам рассмотреть не один шедевр. Идите прямо в капеллу направо от хор («к» в путеводителе Мюррея). В первую минуту вы не увидите там ничего, кроме современного окна со сверкающими стеклами и огненным кардиналом, изображенным на одном из них; из-за современного изготовления окна теряется по крайней мере семь восьмых света (и без того недостаточного), при наличии которого вы могли бы разглядеть все, что нужно. Подождите терпеливо, пока не привыкнете к мраку. Потом, насколько возможно, заслоняя глаза от проклятого современного окна, посмотрите в бинокль направо, на верхнюю из двух фигур, находящихся около него. Этот св. Людовик, помещенный под рисунком колокольни, — написан Джотто? или позднейшим флорентийским художником, нуждавшимся в работе, — поверх Джотто? Вот первый вопрос, на который необходимо будет ответить, прежде чем вы станете рассматривать фреску.
 
 

Иногда, впрочем, такой вопрос не возникает. Например, эти две серые фрески справа и слева от вас, в нижней части стены, целиком восстановлены для большего вашего удовольствия в последние два-три года по наполовину стершимся линиям Джотто. Но этот св. Людовик? Восстановлен он или нет — в любом случае он прекрасен, в этом нет сомнения, и мы должны после предварительного знакомства с некоторыми добытыми сведениями внимательно рассмотреть его.

 
Капелла барди с фресками Джотто

4. В вашем путеводителе Мюррея сказано, что вся капелла Bardi della Liberita, в которой вы теперь находитесь, расписана фресками Джотто, что они были забелены и их расчистили только в 1853 году, что они созданы между 1296 и 1304 годами и изображают сцены из жизни св. Франциска и что по сторонам от окна находятся изображения св. Людовика Тулузского, св. Людовика Французского, св. Елизаветы Венгерской и св. Клары — «все значительно реставрировано и подновлено».

 
Такая рекомендация не возбуждает особой охоты рассматривать эти фрески; и действительно, сегодня утром, в воскресенье, 6 сентября 1874 года, когда я сидел в капелле за работой, два симпатичных англичанина под охраной своего valet de place* прошли мимо нее, только на минуту заглянув в двери.
 
Вы, может быть, согласитесь остаться здесь со мной немного дольше, дорогой читатель, чтобы постепенно понять, где вы находитесь. А находитесь вы, насколько мне известно, в самой интересной и совершенной во всей Италии маленькой готической капелле.
 
Нет другой такой, относящейся к этой великой эпохе и полностью покрытой фресками. Арена, хотя и значительно превосходит ее размерами, датируется более ранним временем, а потому не является чисто готической и не знакомит нас с Джотто в его расцвете. Нижняя капелла в Ассизи совсем не готическая и тоже расписана Джотто в середине жизни. Здесь же перед вами высокая готика с Джотто в его полной силе, и при этом ничто не утрачено в характере общей композиции.
 
Нечего и говорить, как много мы теряем при реставрации, «разумной» реставрации, как обыкновенно называет ее господин Мюррей. Но оставим пока в стороне вопрос реставрации; подумайте, где вы находитесь и на что вам следует здесь посмотреть.
 
Флорентийский баптистерий5. Вы — в капелле рядом с алтарем, в большой францисканской церкви, во Флоренции. В нескольких сотнях шагов на запад от вас, минутах в десяти ходьбы, находится Флорентийский баптистерий. А в пяти минутах на запад от него — большая доминиканская церковь Флоренции Santa Maria Novella.
 
Запомните хорошенько эти немногие географические и архитектурные сведения. Итак, в центре находится маленький восьмиугольный баптистерий; здесь, в десяти минутах ходьбы на восток от него, — францисканская церковь Св. Креста; там, в пяти минутах ходьбы на запад, — доминиканская церковь Св. Марии.
 
Маленький восьмиугольный баптистерий уже в восьмом веке стоял там, где он стоит теперь (и был уже закончен, хотя кровля его с тех пор переделана). Это центральное сооружение этрусского, следовательно, европейского христианства.
 
С того дня, когда оно было окончено, христианство в течение четырехсот лет непрестанно продолжало развиваться в Этрурии, как и в других местах; и тем не менее оно достигло немногого, когда появились два человека, которые дали Богу торжественный обет способствовать преуспеянию христианства. И они действительно способствовали ему, что во Флоренции тотчас ознаменовалось решением воздвигнуть новый прекрасный собор в форме креста, вместо старого, маленького, забавного восьмиугольника, и рядом с ним — башню, которая затмила бы Вавилонскую; об этих двух сооружениях речь еще впереди.
 
6. Но пока вы должны сосредоточить все внимание на этих двух ранних церквях — Св. Креста и Св. Марии. Истинными создателями их были два великих религиозных вождя и реформатора тринадцатого века: св. Франциск, который научил христиан, как надо жить, и св. Доминик, который научил их, что надо думать.
 
Словом, один был апостолом дела, другой — веры. Каждый из них для распространения своей веры послал небольшую группу учеников во Флоренцию, св. Франциск — в 1212-м, св. Доминик — в 1220 году.
 
Эти небольшие группы поселились — одна в десяти минутах ходьбы на восток от старого баптистерия, другая — в пяти минутах на запад от него. Они спокойно прожили в отведенных им жилищах большую часть столетия, уча и проповедуя; завладели Флоренцией, вдохновили ее, и влияние их отразилось в христианской поэзии и архитектуре, о которых вы столько слышали, и достигло своего пышного расцвета в лице Арнольфо, Джотто, Данте, Орканьи и всех тех людей, ради изучения творчества которых вы приехали сюда, если верить вашим словам.
 
И Флоренция, воодушевленная своими учителями, помогла им выстроить прекрасные храмы. Доминиканцы, или белые братья, учителя веры, начали строить свою церковь Св. Марии в 1279 году. Францисканцы, или черные братья, проповедники дела, заложили первый камень церкви Св. Креста в 1294 году. А весь город основал свой новый собор в 1298 году. Доминиканцы сами проектировали свое здание, а для францисканцев и для города работал первый великий учитель готического искусства — Арнольфо, с помощью Джотто и Данте, который взирал на обоих и изредка нашептывал им вдохновенные слова.
 
7. Итак, вы стоите рядом с большим алтарем францисканской церкви, под сводами, сооруженными Арнольфо, по крайней мере с некоторыми сохранившимися на них свежими красками Джотто, а прямо перед вами, над маленьким алтарем, — подлинный портрет св. Франциска, написанный с него при жизни учителем Джотто. И все же я не решаюсь порицать двух юных моих соотечественников за то, что они не заглянули сюда. Кроме как ранним утром, невозможно рассмотреть ни одного мазка находящихся здесь произведений. А при другом освещении — тем более для тех, кто не знает ничего об отношении Джотто к св. Франциску и св. Франциска — к человечеству, — они действительно представляют собой мало интересного.
 
Заметьте, что характерной чертой Джотто, отличающей его от других великих художников Италии, была его необыкновенная умелость. Он выполнял то, о чем другие только мечтали. Он мог работать мозаикой, мог работать с мрамором, писать красками, строить — и всем этим владел в совершенстве; он был человеком, богато одаренным талантами и высшим здравым смыслом. Он сразу занял место среди учеников апостола дел и посвятил этому поприщу большую часть своего времени.
 
Евангелие дел, по словам св. Франциска, заключается в трех заповедях. Ты должен работать безвозмездно и быть бедным. Ты должен работать, не ища наслаждения, и быть целомудренным. Ты должен работать, исполняя свой долг, и быть послушным.
 
Таковы три части итальянской оперы св. Франциска. Под их влиянием и было создано все то прекрасное, что привлекло вас сюда.
 
Джотто - аллегория целомудрия8. Если вы посмотрите в бинокль на потолок здания, сооруженного Арнольфо, то увидите, что он представляет собой красивый готический крестовый свод, разделенный на четыре равные части, в каждой из которых помещается круглый медальон, написанный Джотто. В медальоне, находящемся над алтарем, изображен сам св. Франциск. В трех других — его ангелы-хранители: прямо против него, над аркой входа, — Бедность, направо от нее — Послушание, налево — Целомудрие.
 
Бедность в ветхом красном платье, с серыми крыльями и четырехугольным нимбом над головой; она убегает от черной собаки, голова которой видна в углу медальона.
Целомудрие, закутанное в покрывало, заключено в башне, которую охраняют ангелы.
 
Послушание несет ярмо на плечах и держит книгу в руке.
Такой же квадрифолий с изображениями св. Франциска и трех его ангелов был создан Джотто, но гораздо более тщательно, на крестовом своде нижней церкви в Ассизи, и нам очень интересно решить, который из этих двух потолков расписан раньше.
 
В вашем путеводителе Мюррея сказано, что все фрески этой капеллы были выполнены между 1296 и 1304 годами. Но на них среди других лиц изображен и св. Людовик Тулузский, который до 1317 года еще не был причислен к лику святых, — следовательно, это мнение не выдерживает критики. И поскольку первый камень церкви был заложен только в 1294 году, когда Джотто был восемнадцатилетним юношей, то маловероятно, что два года спустя церковь была уже готова для живописи или что Джотто уже подготовил свою схему практического богословия.

 

 

 

Главное в этой фреске — глубокая вера Джотто в реальность стигматизации как в факт, не  подлежащий сомнению. Ему приходится убеждать в этом не только св. Фому: таких пятеро, по одному на каждую рану. Четверо из них привлечены лишь любопытством и хладнокровно разглядывают св. Франциска, только один целует его поднятую руку.
 
Остальные части картины представляют собой не более чем серый  рисунок, изображающий погребение. Из всех  присутствующих единственный монах удостаивается видеть  взятую на небо душу, причем этот монах был, очевидно, самой последней фигурой в монастыре. (Его лицо  переписано, но еще можно более или менее угадать  прежние черты.)
 
 
2014-03-07
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (11 votes)
Аватар пользователя esxatos