Средневековая арабо-мусульманская философия - Том 3

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах
Bibliotheca Islamica
Абу Бакр Мухаммад ибн Йахйа ибн ас-Са'иг Ибн Баджжа (Авемпаце) родился в Сарагосе в конце XI в. В 1118 г. Ибн Баджжа жил в Севилье, где написал несколько трактатов по логике. В последующие годы мы находим философа занимающим высокие правительственные посты в Гранаде и Сарагосе.
 
Затем он переезжает в новообразовавшееся берберийское государство Альморавидов на территории Марокко и, согласно некоторым источникам, выполняет обязанности визиря в городе Фесе. В Фесе Ибн Баджжа подвергается гонениям за свои философские взгляды, по подозрению в ереси и неверии его бросают в тюрьму; в 1138 г. он был отравлен своими противниками. Круг научных интересов Ибн Баджжи был весьма обширен: кроме чисто философских вопросов, он занимался проблемами естествознания, астрономии, математики, медицины и музыки. Он был первым из арабо-испанских мыслителей, кто глубоко усвоил и развил дальше философское наследие, оставленное народами уже клонившегося к упадку Восточного халифата. Первостепенную роль в формировании общественно-философских взглядов Ибн Баджжи сыграло его знакомство с трудами великого среднеазиатского мыслителя Фараби. Кроме того, Ибн Баджжа был хорошо знаком с философскими учениями древнегреческих мыслителей; его перу принадлежит ряд комментариев к работам Аристотеля, причем центральное место в этих комментариях занимают естественно-научные произведения Стагирита: «Физика», «О возникновении и уничтожении», «Метеорология». История не сохранила до нашего времени подавляющего большинства произведений Ибн Баджжи. Дошедшие же до нас сочинения философа (подчас представляющие собой лишь разрозненные отрывки из его трактатов) известны нам главным образом в древнееврейском и латинском переводах. Из философских произведений Ибн Баджжи наибольшей известностью пользовались в свое время его логические трактаты, сочинение «О душе», так называемый «Трактат о соединении человека с деятельным разумом», «Прощальное послание» и трактат «Об образе жизни уединившегося».
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 3 

(Bibliotheca Islamica)
Сост. и отв. ред. Н.С. Кирабаев 
М.: Издательский дом Марджани, 2010. — 360 с.
ISBN 978-5-903715-20-6 (т. 3)
ISBN 978-5-903715-08-4
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 3 - Содержание

ИБН БАДЖА
  • Книга о душе
ИБН ТУФАЙЛ 
  • Повесть о Хаййе, сыне Йакзана
АЛ-ГАЗАЛИ
  • Избавляющий от заблуждения
ИБН РУШД
  • Непоследовательность «Непоследовательности»
ШИХАБ АД-ДИН ЙАХЙА АС-СУХРАВАРДИ
  • «Повесть о Хаййе, сыне Йакзана»
  • Материалы к изучению стран Востока 
  • Абу-л-Вафа' ал-Мубашшир Ибн Фатик - Изысканные афоризмы и изящные речения 
  • В. Марков - Арабский Диоген Лаэрций 
Перевод
  • Гермес (Трисмегист)
  • Саб
  • Поэт Гомер
  • Мудрец Солон
  • Зенон (из Элеи)
  • Врач Гиппократ
  • Мудрец Пифагор
  • Диоген-киник
  • Сократ-аскет
  • Платон
  • Аристотель
  • Александр Македонский
  • Птолемей
  • Лукман
  • Медаргис
  • Василий [Великий]
  • Гален
  • Анонимные речения, собранные вместе
Комментарии
Указатель имен
Указатель географических названий
Указатель терминов и этнонимов
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 3 - Избавляющий от заблуждения

 
...Ты просил меня, о брат мой по вере, поведать тебе о цели наук и их тайнах, о пределе учений и их глубинах, рассказать тебе о том, что я пережил, извлекая истину из столкновений сект, придерживавшихся различных образов действия и методов; рассказать тебе о том, как я отважился подняться с подножия традиции на вершину проницательности, о том, какую пользу я извлек, во-первых, из учения калама, о том, во-вторых, что мне пришлось не по душе в методах та‘лимитов, неспособных постичь истину по традиции Имама, о том, в-третьих, что я осмеял в методах философствования, и, наконец, о том, что мне понравилось в методах суфиев. Ты просил меня рассказать о том, какие жемчужины истины обнаружились передо мной, когда я изучал рассуждения людей о том, что заставило меня прекратить распространение науки в Багдаде, несмотря на многочисленность учеников, и о том, что побудило меня возобновить это занятие в Нишапуре после длительного перерыва.
 
Убедившись в искренности твоего желания, я поспешил ответить на твою просьбу, моля Аллаха о помощи, уповая на Него, прося у Него содействия и покровительства. Знайте же (да благоволит Аллах вести вас по праведному пути и да облегчит Он вам своим руководством движение ваше к истине), что различие людей по религиям и верованиям, а также различие толков внутри одного вероучения вследствие обилия партий и противоречивости методов, подобно глубокому морю, в коем утонули многие и из которого выбрались лишь единицы, причем каждая партия утверждает, что спаслась именно она, и каждая группа чрезвычайно довольна своим учением. Это и есть то, что обещал нам глава посланников Божьих (да благословит его Аллах) — а он никогда не ошибается, — когда говорил: «Мой народ будет разделен на семьдесят три партии, из коих спасется лишь одна». Так что обещанное им свершилось.
 
В цветущие годы моей жизни, — с тех пор, как я достиг зрелости (а зрелости я достиг еще до того, как мне исполнилось двадцать лет), и до настоящего времени, когда мои лета уже перевалили за пятьдесят, — я без конца бросался в пучину этого глубокого моря, бороздил, как храбрец (а не как опасливый трус), по дну его, залезал в трясину темных вопросов, бросался навстречу любой проблеме, шел напролом сквозь любые трудности, изучал догматы каждой партии и раскрывал тайные учения каждой секты, дабы отличить правого от лживого и тех, кто придерживается сунны, от тех, кто вводит еретические новшества. При этом я не пропустил ни одного представителя батинийа без того, чтобы не полюбопытствовать о смысле его учения, ни одного представителя захирийа без того, чтобы не загореться желанием ознакомиться с сущностью его учения, ни одного философа без того, чтобы не задаться целью достичь глубины его философии, ни одного мутакаллима без того, чтобы не постичь цели его калама и его диалектики, ни одного суфия без того, чтобы не воспылать страстью к проникновению в тайны суфизма, ни одного ортодокса без того, чтобы не полюбопытствовать, к чему сводится суть его ортодоксальности, ни одного еретика-безбожника без того, чтобы не проследить, откуда у него берется та дерзость, с которой он отвергает Всевышнего и предается ереси. Жажда постижения истинной природы вещей было моим свойством и повседневным желанием, начиная с первых моих самостоятельных шагов, с первых дней моей юности. Это было инстинктом и врожденным качеством, кои были заложены в мою натуру Аллахом помимо моей воли и без всяких усилий к тому с моей стороны.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat christifid