Таубе - Аграфа

Михаил Таубе - Аграфа - О незаписанных в Евангелии изречениях Иисуса Христа
От автора. Мы особенно подчеркиваем, прежде всего, что, в порядке «постановки вопроса», настоящая работа посвящена не «апокрифам», а вполне достоверным, хотя и не записанным в Евангелии, изречениям Христа Спасителя, сохраненным церковным преданием и древнейшими памятниками письменности первых веков христианства.
 

Михаил Таубе - Аграфа - О незаписанных в Евангелии изречениях Иисуса Христа

Издательство Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, Москва, 2007
ISBN 5-94688-038-1
По изданию - Варшава, 1936
 

Михаил Таубе - Аграфа - О незаписанных в Евангелии изречениях Иисуса Христа - Содержание

Предисловие. Постановка вопроса
Введение. Внеевангельские изречения Иисуса Христа с точки зрения Священного Писания и Церковного Предания
I. Первоисточники, сохранившие незаписанные в Евангелии изречения Христа Спасителя
  1. Книги Новозаветного Канона помимо Евангелия
  2. Первоначальный текст канонических Евангелий и их источники
  3. Творения Отцов и Учителей Церкви и другие памятники церковной письменности первых веков христианства
  4. Древнейшие литургические тексты первоначальной Церкви
  5. Вновь открытые памятники древнехристианской письменности
II.    Аграфа по их содержанию
  1. Отношение верующих к Богу
  2. Отношение к ближним
  3. Отношение человека к самому себе и жизнь по вере
  4. Отношение Спасителя к его последователям
  5. Отношение Спасителя к внешнему миру
III.    Внеевангельские изречения Иисуса Христа с точки зрения историко-богословской критики и причины их невключения в евангельский канон
  • A. Внеканонические варианты евангельских текстов
  • Б. Внеевангельские изречения в собственном смысле слова
  • B. Целые отрывки из Евангелия, не включенные в канонический текст
IV. Религиозно-философское значение внеевангельских изречений в исторической эволюции христианства
Заключение
 

Михаил Таубе - Аграфа - О незаписанных в Евангелии изречениях Иисуса Христа - Предисловие - Постановка вопроса

 
Тема, обозначенная в заглавии настоящей работы, требует некоторого пояснения. Ибо если вообще каждое научное исследование рекомендуется начинать с точной «постановки вопроса», то, может быть, с особой настоятельностью этого требует исследование, посвященное «внеевангельским изречениям» Иисуса Христа, так называемым  «незаписанным словам Господним» (по принятой в специальной литературе терминологии). Действительно, прежде всего естественно возникает вопрос: что это за изречения, не находящиеся в Евангелии и, тем не менее, приписываемые как подлинные Христу Спасителю? Не просто ли фальсификация вроде, например, периодически всплывающих сенсационных открытий в Тибете или Индии каких-то записей о жизни Господа Иисуса Христа до 30-летнего возраста?
 
Или — гностические измышления оккультно-«антропософического» характера? Или, наконец, какие-нибудь несомненно древние, но столь же несомненно еретические «апокрифы»?Подобные вопросы, свидетельствующие, во всяком случае, о довольно смутных представлениях нашего общества о древнехристианской литературе, к сожалению, не только возможны, но до известной степени и естественны ввиду незначительного до сих пор количества сколько-нибудь распространенных (и популярно написанных) работ по этому вопросу. Это замечание касается при этом не только восточно-христианского мира, но и Запада, несмотря на то, что здесь о «незаписанных словах Господних» уже с XVIII века существует целая литература.
 
Особенно расцвела она именно лишь со времени удивительных открытий конца прошлого века в области древнейшей христианской письменности (в России не привлекших к себе почти никакого внимания), и потому, может быть, «большая публика» не успела еще осмотреться в этой новой для нее сфере. Во всяком случае, прав известный в свое время французский проповедник Lamennais, замечающий (в своих «Размышлениях» на знаменитое «Подражание Иисусу Христу»), что «достойна большого сожаления человеческая склонность интересоваться тысячью пустых вопросов, тогда как о самых важных истинах едва вспоминают. Люди все желают знать, кроме единственно необходимого...».
 
Все это применимо, конечно, и к нашим современникам . При этом в особенности нехорошо то, что такое очевидное равнодушие подчас прикрывается якобы благочестивой боязнью впасть в «критику» священного евангельского текста. «Довольно трудно себе представить, — метко говорит по этому поводу известный французский исследователь J. Reville,— образ мыслей людей, которые, с одной стороны, провозглашают верховный авторитет слов Христовых, спасение через одного Христа, и в то же время уклоняются от критического изучения Евангелия».
 
«Ведь если бы дело шло, — продолжает он, — о каком-нибудь событии из современной истории или о каком-нибудь деле, касающемся их материальных интересов, они не преминули бы употребить все способы проверки, которыми располагает наука, чтобы только установить точный смысл события или точное и первоначальное значение соответствующих текстов. А когда дело идет о самых их священных духовных интересах, они и сами пренебрегают этими элементарными предосторожностями и очень часто упрекают других, более заботливых по отношению к Истине и более искренно уважающих каждое слово Христово, за то, что те полагают весь свой разум и всю свою энергию для установления их подлинного смысла и настоящего значения».
 
К сожалению, восточно-христианский мир и, в частности, русское общество также не составляют исключения в картине, набросанной приведенными авторами, — как в смысле известного равнодушия к вопросам этого рода, так и в отношении указанного ложного страха перед строго научным (и, следовательно, до известной степени «критическим») изучением священных текстов. В этом специальном вопросе дело здесь обстоит, пожалуй, даже еще хуже.
 
По горькому замечанию великого поэта, мы все еще «ленивы и нелюбопытны» — даже в отношении к тому, что «едино есть на потребу», и что у наших близких и дальних соседей возбуждает самый живой, подчас даже пламенный интерес, заставляя некоторых ученых посвящать, в буквальном смысле слова, всю свою жизнь затронутому сейчас вопросу!
 
В русской богословской литературе едва ли не один только покойный профессор Петроградской духовной академии А. П. Лопухин специально заинтересовался указанной темой об Agrapha. Но что значит его маленькая, вышедшая около 40 лет тому назад (в 1898 г.) и посвященная главным образом тогдашним открытиям, брошюра в 30 страничек среди целой библиотеки ценных и самостоятельных, удивительных по эрудиции, глубоких и тонких по научной критике работ английских и германских, французских и американских ученых о внеевангельских изречениях Христа Спасителя?
 
Не надо забывать к тому же, что эти специальные работы об Agrapha не стоят в западноевропейской науке особняком, а опираются на всю современную так называемую «критику текста» христианских священных книг, ознаменовавшуюся в наше время (особенно по сравнению с разрушительным направлением библейской науки средины XIX века) чрезвычайно ценными положительными результатами по всей линии древней христианской истории и письменности, в смысле полного признания и подтверждения данных исконного церковного предания, столь недавно еще подвергавшихся сомнению в светской науке. При такой нашей научной скудости в этой области, — чего отнюдь нельзя сказать о см,ежной, но далеко не совпадающей, области христианских и особенно ветхозаветных апокрифов, — к сожалению, нисколько не удивительно, что, не говоря уже о большой публике, у нас даже среди лиц богословски образованных указанная тема способна (как автору пришлось неоднократно убеждаться) давать повод к различным недоразумениям.
 
В частности, особенно упорно проявляется совершенно неправильная тенденция относить вне-евангельские изречения Спасителя именно к «апокрифам», т. е. считать — в противоположность, казалось бы, ясному свидетельству самого Евангелия, — что все сказанное Господом Иисусом Христом будто бы записано евангелистами, а все, что вне их повествования, —- тем самым не достоверно, вымышлено, апокрифично.
 
Вот почему мы особенно подчеркиваем, прежде всего, что, в порядке «постановки вопроса», настоящая работа посвящена не «апокрифам», а вполне достоверным, хотя и не записанным в Евангелии, изречениям Христа Спасителя, сохраненным церковным преданием и древнейшими памятниками письменности первых веков христианства.
 

Михаил Александрович фон Таубе

Барон Михаил Александрович фон Таубе (15 мая 1869 года, Павловск — 29 ноября 1961 года, Париж) — российский юрист-международник, историк, государственный деятель. Католик, выходец из старинного шведско-немецкого рода фон Таубе, известного с XIII века.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.5 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos