Тексты Кумрана - выпуск 1

Тексты Кумрана - выпуск 1
Первые кумранские рукописи, изданные в 1950 г. Барроузом, Тревером и Браунли, были названы издателями «Рукописями Мертвого моря» («The Dead Sea Scrolls»). Это не совсем точное название стало общепринятым в научной литературе почти на всех языках мира и до сих пор применяется к рукописям из кумранских пещер. Однако в настоящее время понятие «Рукописи Мертвого моря», строго говоря, не адекватно понятию «Кумранские рукописи». Случайная находка юношей бедуином Мухаммедом ад-Дибом древних рукописей в одной из пещер Кумрана вызвала цепную реакцию новых находок и открытий хранилищ древних рукописей не только в пещерах района Кумрана, но и в других районах западного побережья Мертвого моря и Иудейской пустыни.
 
И теперь «Рукописи Мертвого моря» — понятие сложное, охватывающее документы, различающиеся по месту нахождения (Вади-Кумран, Вади-Мурабба'ат, Хирбет-Мирд, Нахал-Хэвер, Масада и др.), по писчему материалу (кожа, папирус, черепки, дерево, медь), по языку (древнееврейский, арамейский, набатейский, греческий, латинский, арабский), по времени создания и по содержанию. Настоящий сборник содержит переводы только некоторых кумранских текстов, сохранивших связный смысл. Относительно ~ рукописей, найденных в других районах западного побережья Мертвого моря, мы ограничимся здесь кратким обзором их характера и содержания.
 

Тексты Кумрана - выпуск 1

Москва 1971, Издательство «Наука »
Перевод с древнееврейского и арамейского, введние и комментарий И. Д. Амусина
 

Тексты Кумрана - выпуск 1 - Содержание

Введение
Сиглы цитируемых кумранских рукописей

КУМРАНСКИЕ КОММЕНТАРИИ

  • Пешарим
    • 1. Комментарий на кн. Хаваккука (Аввакума) (1Q pHab)
    • 2. Комментарий на кн. Наума (4Q pNah)
    • 3. Комментарий на кн. Осии (4Q pHosb- a)
    • 4. Комментарий на кн. Михея (1Q pMi=lQ 14)
    • 5. Комментарий на Псалом 37 (4Q pPs 37)
  • Флорилегии
    • 6. Антология мессианско-эсхатологических текстов (4Q Flor)
    • 7. Благословения патриархов (4Q РВ)
    • 8. Мидраш Малкицедек (11Q Melch)
    • 9. Собрание цитат мессианско-эсхатологического содержания (4Q Test)
  • ФРАГМЕНТЫ РАЗЛИЧНОГО СОДЕРЖАНИЯ
    • 10. Книга Тайн (1Q Myst=lQ 27)
    • 11. «Молитва Набонида» (4Q Or Nab)
Приложение

СВИДЕТЕЛЬСТВА АНТИЧНЫХ АВТОРОВ О ЕССЕЯХ

  • 12. Плиний Старший, Естественная история (V, 17, § 73), пер. и прим. И. Д. Амусина
  • 13. Филон Александрийский, О том, что каждый добродетельный свободен (XII, § 75—87), пер. и прим. И. Д. Амусина
  • 14. «Апология». Отрывок о ессеях из не дошедшего до нас сочинения Филона Александрийского, пер. и прим. И. Д. Амусина
  • 15. Иосиф Флавий, Автобиография (II, § 10—12), пер. и прим. И. Д. Амусина
  • 16. Иосиф Флавий, Древности иудейские (XVIII, 1, 5,§ 18—22), пер. и прим. И. Д. Амусина
  • 17. Иосиф Флавий, Иудейская война (II, 8, 2—13, § 119—161), пер. и прим. М. М. Елизаровой
  • 18. Иосиф Флавий, Иудейская война (II, 8, 2—14); соглаено древнеславянской версии: Иосипа Евреина о полонении Иерусалима, слово второе, пер. и прим. Н. А. Мещерского
  • 19. Ипполит, Опровержение всех ересей (IX, 18—28), пер. и прим. М. М. Елизаровой
  • 20. Филон Александрийский, О созерцательной жизни, пер. и прим. М. М. Елизаровой
Addenda
УКАЗАТЕЛЬ
Указатель источников
БИБЛИОГРАФИЯ
Сокращенные названия ветхозаветных книг
Сокращения
Библиография
Summary
 

Тексты Кумрана - выпуск 1 - Введение

 
Социальные утопии древности всегда находились перед умственным взором великих утопистов нового времени. Ессеи издавна привлекали к себе внимание и совсем иной группы мыслителей, а именно историков христианства (начиная с отцов церкви), которых интересовал вопрос о генетических связях и взаимоотношениях раннего христианства и ессейства. Задолго до Эрнеста Ренана, назвавшего христианство «преуспевшим ессейством», теологи Карл Фридрих Бардт и Карл Генрих Вентурини3 выпустили свои многотомные со чинения, в которых христианство выводилось непосредственно из ессейства. В свое время эти произведения, в сущности романы об Иисусе Христе, пользовались большой известностью.
 
Недавно скончавшийся знаменитый гуманист XX в., врач и историк христианства Альберт Швейцер отмечает, что труд Вентурини почти ежегодно переиздавался в течение целого столетия, вплоть до начала XX в. Возможно, не без влияния этих работ и Дезами повторяет распространенное в его время мнение, что Иисус Христос вышел из среды ессеев4. Интерес к ессеям, вызванный предполагаемой связью с ними раннего христианства, непрерывно возрастал в научной литературе второй половины XIX в. и начала XX в. Обширная историография этого вопроса стала предметом изучения в специальной и обстоятельной монографии лейпцигского исследователя Зигфрида Вагнера. Огромный интерес к ессеям в научной и социалистической литературе XIX и XX вв. был обусловлен двумя причинами. В то время как распространенные в период эллинизма социальные утопии носили заведомо фантастический характер и не выходили за пределы литературных манифестов, ессеи пытались осуществить на практике план установления социального равенства, основанного на общей собственности, совместном труде и коллективном быте.
 
Сведения о ессеях сохранились в трудах античных авторов I в. н. э.: иудейского философа Филона Александрийского, римского ученого Плиния Старшего и иудейского историка Иосифа Флавия. Все последующие сведения о ессеях, разбросанные в виде попутных замечаний в творениях главным образом церковных авторов (Ипполит, Эпифаний, Иероним, Филастрий и др.), а иногда цитируемые историком церкви Евсевием Кессарийским (IV в. н. э.), как правило, получены из вторых рук и в основном восходят к Филону, Плинию и Флавию. Имеющиеся у этих авторов весьма немногочисленные сведения о ессеях дают все же ясное представление о социальных принципах и основах социальной организации ессейских общин.
 
Наиболее характерными чертами социального строя ессейских общин являются: отказ от частной собственности и торговли, возвеличение физического труда и признание его обязательным для всех членов общины, организация совместного производства, полная коллективность быта, резкое осуждение рабства как социального института, противоречащего естественному равенству людей, осуждение войн. Если принять во внимание, что эти принципы были провозглашены в жестокую эпоху существования рабства и рабовладельческих отношений, то нельзя не признать, что как сама программа социальной организации ессеев, так и попытка ее осуществления на практике представляют собою яркую страницу в истории социальных движений древности и социальных учений человечества.
 
Другой причиной, которая обусловила повышенный интерес к ессеям, была восходящая к церковным авторам идея о точках соприкосновения между ессеиством и ранним христианством. Однако по этому вопросу никаких прямых данных в источниках не сохранилось. Свое главное внимание Филон, Флавий и Плиний уделили социальной организации ессейских общин. Филон и Плиний вообще почти не касаются идеологических представлений ессеев, а Флавий пытается приписать «философской школе» ессеев черты эллинско-пифагорейского учения. Следует еще учесть, что названные авторы рисуют ессеев статически и дают обобщенную картину ессеев, в том виде, в каком они себе составили о них представление. Между тем ко времени знакомства Флавия, Филона и Плиния с ессеями последние насчитывали уже по крайней мере двести лет своего существования.
 
Ессеи впервые упоминаются у Флавия в описании событий около 145 г. до н. э., а в последний раз он говорит о них в связи с их участием в антиримской войне 66—73 гг. н. э. История ессейского движения, условия его возникновения и эволюция его социальных институтов и идеологических воззрений вообще остались вне поля зрения античных авторов. К тому же в историографии ставилась под сомнение достоверность сообщений Филона и Флавия о ессеях. Что касается Флавия, то это было связано со все возрастающим гиперкритическим отношением к нему как историку вообще. Относительно же Филона, ввиду умозрительного характера большинства его произведений, высказывалось сомнение в степени «го осведомленности. Гиперкритическое направление в этом вопросе в историографии XX в. нашло наиболее полное и, можно сказать, парадоксальное выражение в трудах французского исследователя Анри Дель-Медико, объявившего ессеев мифом, составленным во II в. н. э. и интерполированным в труды Филона и Флавия.
 
Разумеется, гипотеза Дель-Медико — крайняя форма гиперкритицизма, и она не нашла сторонников в науке. Однако следует заметить, что гиперкритическое отношение в историографии к данным Филона и Флавия принесли свои результаты. Отсутствие документальных источников, созданных в среде самих ессеев, лишало возможности проверить достоверность сообщений Филона и Флавия, и в XX в. интерес к проблеме ессеев заметно ослабевает. Однако в начале 50-х годов интерес к ессеям вспыхивает с новой и небывалой силой в связи с неожиданными открытиями древних рукописей в окрестностях Мертвого моря.
 
В 1947 г. в одной из пещер Иудейской пустыни у северозападного побережья Мертвого моря, в районе Вади-Кумран (Иордания), случайно были обнаружены семь рукописей на древнееврейском и арамейском языках. В последующие годы в результате обследования сотен пещер этого и прилегающих районов число найденных фрагментов непрерывно возрастает. В 11 пещерах Кумрана, в которых оказались хранилища рукописей, насчитывается около 40 тысяч фрагментов различной величины (в том числе и мельчайшие клочки), представляющих собой остатки 600 книг.
 
По месту нахождения этих рукописей они получили в науке условное название «кумранских» или более широкое — «рукописи Мертвого моря». Уже ознакомление с первыми опубликованными рукописями, среди которых оказались Устав неизвестной общины и комментарий на библейскую книгу пророка Хаваккука (Аввакума), привело ученых (Э. Сукеник, Р. де Во, А. Дюпон-Соммер, У. Браунли и др.) к мысли, что найденная библиотека принадлежала отшельникам-ессеям, жившим в этом пустынном районе. Предположение подтвердилось после успешных раскопок находившегося вблизи пещер строения, которое было центром общины людей — создателей и владельцев найденных рукописей.
 
Неожиданная находка кумранских рукописей не только подтвердила в главных чертах достоверность сообщений античных авторов о ессеях, но обогатила науку большим количеством новых первоисточников. Новый, неизвестный ранее документальный материал освещает интересное и важное социальное и идеологическое течение в позднем иудействе (II в. дон. э.—1в. н.э.) и позволяет изучить один из реальных, исторически-конкретных истоков раннего христианства. Не удивительно, что с появлением первых публикаций новооткрытых кумранских текстов они вызвали огромный интерес во всем мире и породили непрекращающуюся до сих пор лавину исследований. За 20 лет, прошедших со времени открытия кумранских рукописей, было опубликовано только специально им посвященных более семи тысяч работ, не считая множества общих исторических, историко-религиозных и филологических исследований, в которых в той или иной мере затрагиваются проблемы, выдвинутые появлением кумранских рукописей.
 
Огромное количество работ свидетельствует не только о научном значении кумранских рукописей и интересе, вызванном ими, но также о больших трудностях, возникших при чтении и интерпретации этих крайне сложных для понимания текстов. Как ни парадоксально это может звучать, положение с изучением кумранских рукописей таково, что по мере углубленного и успешного историко-филологического исследования рукописей, по мере публикации новых текстов количество нерешенных вопросов — старых и новых — непрерывно возрастает.
 

Категории: 

Поблагодарите: первое сердечко - 1 балл, последнее - 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Андрон