Тиллих - Любовь, сила и справедливость

Пауль Тиллих -  Любовь - сила и справедливость
Эта книга содержит лекции, впервые прочитанные в Ноттингеме, в Англии, — тогда финансовая корпорация First Foundation попросила меня прочесть первую серию «Начальных лекций» и взять в качестве темы проблемы любви, силы и справедливости.
 
Несмотря на некоторые колебания — поскольку трудности, связанные с необходимостью рассмотреть столь сложные проблемы всего в шести лекциях, казались мне почти непреодолимыми — я в конце концов согласился. Ибо понимал, что творческая работа в сфере богословия, философии и этики на каждом шагу вынуждает нас четко определить, какое содержание мы вкладываем в понятия «любовь», «сила» и «справедливость».
 
Подготовка лекций, из которых выросла эта книга, была поддержана двумя важными лекционными фондами, First Foundation и Sprunt Foundation, что даже слишком для одного лектора и одного курса лекций. Хочу поблагодарить оба фонда за оказанную мне честь быть их лектором, а также за радушный прием и настойчивость, с которой они побуждали меня заняться всеми этими проблемами и рассмотреть их глубже и шире, чем я это делал до сих пор.
 
 

Пауль Тиллих -  Любовь, сила и справедливость - Онтологический анализ и применение к этике

 
Пер. с англ. — М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2015. — 128 с.
Серия «Книга света»
ISBN 978-5-98712-510-6
 

Пауль Тиллих -  Любовь, сила и справедливость - Онтологический анализ и применение к этике — Содержание

 
I.  Проблемы, путаница, метод
  • Проблемы внутреннего содержания понятий «любовь», «сила» и «справедливость»
  • Проблемы связи между любовью, силой и справедливостью
II.  Бытие и любовь
  • Онтологический вопрос
  • Онтология любви
III.  Бытие и сила
  • Бытие как сила бытия
  • Феноменология силы
  • Сила и насилие
  • Онтологическое единство любви и силы
IV.  Бытие и справедливость
  • Справедливость как форма бытия
  • Принципы справедливости
  • Уровни справедливости
  • Онтологическое единство справедливости, силы и любви
V.  Единство справедливости, любви и силы в межличностных столкновениях
  • Онтология и этика
  • Справедливость в межличностных столкновениях
  • Единство справедливости и любви в межличностных столкновениях
  • Единство справедливости и силы в межличностных столкновениях
VI.  Единство силы, справедливости и любви в отношениях внутри групп и между группами
  • Структуры силы в природе и обществе
  • Сила, справедливость и любовь в столкновениях социальных групп
VII.  Единство любви, силы и справедливости в их отношении к предельному
  • Бог как источник любви, силы и справедливости
  • Любовь, сила и справедливость в святом сообществе Чернявский А.
  • Проблемы христианского богословия в современном мире и новый богословский язык Пауля Тиллиха
1.  История понятий «ипостась», «природа», «лицо» и проблема неведения Христа
2.  Проблема неведения Христа в свете новозаветной библеистики
3.  Происхождение человека и грехопадение
4.  Проблемы христианской этики
5.  Глубинные изменения в сознании как причина возникновения богословских проблем
6.  Необходимость нового богословского языка. Онтология Тиллиха
7.  Грехопадение, христология и спасение
8.  Этика милосердия и спасение
9.  Заключительные замечания
 

Пауль Тиллих -  Любовь, сила и справедливость - Онтологический анализ и применение к этике — Проблемы внутреннего содержания понятий «любовь», «сила» и «справедливость»

 
Дело, однако, не только в многообразии значений, в которых используются понятия «любовь», «сила» и «справедливость»; в дискуссиях о каждом из них царит путаница, а в дискуссиях об их взаимосвязи путаницы еще больше, и это создает почти непреодолимые препятствия. Тем не менее мы должны попытаться их преодолеть, и начать надо с обзора проблем и путаных суждений, с которыми мы будем сталкиваться на каждом этапе нашего исследования.
 
В названии главы слово «путаница» выглядит необычно. Но когда приходится писать о любви, силе и справедливости, необычное становится естественным. Пожалуй, нигде так не нужны предостережения и помощь специалиста по семантическому анализу, как в дебрях двусмысленностей, возникающих благодаря недостаточному контролю за содержанием понятий и чрезмерному эмоциональному возбуждению, когда речь заходит о любви, силе и справедливости. Путаница отчасти связана с внутренним содержанием этих понятий, отчасти с тем, как они соотносятся друг с другом.
 
Хотя слово «любовь» используется в литературе и в повседневной жизни зачастую неправильно, оно не утратило своей эмоциональной силы. Оно всегда связано с переживаниями сердечного тепла, сильного душевного волнения, счастья, удовлетворения. Вспоминаются чувства, которые мы испытываем, когда сами любим или любимы, и сопутствующие обстоятельства — в прошлом, настоящем или чаемом будущем. Поэтому кажется, что корневое значение этого слова — некое эмоциональное состояние, которое, подобно всем другим эмоциям, нельзя определить и можно охарактеризовать лишь присущими ему качествами и проявлениями. И что это состояние нельзя вызвать намеренно или по требованию, что оно является делом случая или подарком судьбы. Если бы это было так, любовь входила бы в сферу чувств, выражающих глубокую привязанность, и могла бы рассматриваться как одно из таких чувств — так рассматривал ее, например, Спиноза.
 
Показательно, однако, что Спиноза, подойдя к своим заключительным утверждениям о природе божественной субстанции и о множестве способов участия в ней человека, говорит об интеллектуальной любви человека к Богу как любви Бога к самому себе. Иными словами, он возвышает любовь, переводя ее из эмоциональной сферы в онтологическую. И хорошо известно, что от Эмпедокла и Платона до Августина и Пико делла Мирандолы, до Гегеля и Шеллинга, до экзистенциализма и глубинной психологии1 любовь играла в онтологии главную роль.
 
Существует другая интерпретация любви — не эмоциональная и не онтологическая, а этическая. В одном из главных текстов иудаизма, христианства и всей западной цивилизации слово «любовь» употребляется в сочетании с императивом «ты должен». Великая заповедь требует от каждого абсолютной любви к Богу и любви к ближнему в той мере, которая соответствует естественному самоутверждению человека. Если любовь — это эмоция, как можно ее требовать? Эмоции не могут возникать по требованию. Мы не можем требовать их от себя. Если мы попытаемся это сделать, результатом будет нечто ненатуральное, несущее на себе следы сокрытия естественных чувств. За раскаянием, которое делается намеренно, скрывается извращенное самодовольство. Намеренно вызванная любовь демонстрирует в искаженной форме безразличие или враждебность. Это означает, что любовь как эмоция не может быть предписана заповедью. Или любовь — это не эмоция, а что-то иное, или великая заповедь бессмысленна. В основе любви как эмоции должно быть что-то, что оправдывает как ее этическую, так и ее онтологическую интерпретации. И вполне может быть, что этическая природа любви зависит от ее онтологической природы, и что онтологическая природа любви получает свои качества от ее этического характера. Но если все это обосновано — а мы постараемся показать, что это обосновано, — возникает вопрос, как эти интерпретации любви связаны с тем фактом, что любовь проявляет себя в форме самой страстной эмоции.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.8 (9 votes)
Аватар пользователя andrua