Ткаченко - Драма Писания - Рецензия

Драма Писания - Рецензия на книгу - Ростислав Ткаченко
Бартоломью, Крейг, и Майкл Гохин. Драма Писания. Пер. с англ. Ольги Розенберг. Черкассы: Коллоквиум, 2009.
 
 
 
 

Ростислав Ткаченко - Драма “Драмы Писания” - Рецензия на книгу Крейга Бартоломью и Майкла Гохина «Драма Писания»

 

 

Согласно аннотации, книга Крейга Бартоломью и Майкла Гохина «Драма Писания» – это «замечательный обзор библейского сюжета и богословского учения, содержащегося в Писании» (стр. 4). Если опустить эпитет «замечательный», допустимость и уместность которого каждый читатель должен определить для себя сам, то это верное определение. «Драма Писания» (далее ДП) – это учебник по библейскому богословию для студентов-первокурсников богословских и других гуманитарных учебных программ. Он ориентирован на начинающих исследователей или простых вдумчивых читателей Библии и преследует двойную цель: (1) максимально объективно и доступно представить «истинную природу Писания — Божьей повести, правдивой истории мира» и тем самым (2) способствовать в читателях формированию «чисто библейского мировоззрения путем глубокого систематичного изучения наиболее всеобъемлющих категорий повествовательной линии Писания» (стр. 9). Таким образом, авторы стремятся охватить и использовать как информативный (смысловой, богословский), так и аффективный/педагогический (воспитание, духовное формирование) аспекты библейской вести.

И надо сказать, что они на самом деле пытаются достичь заявленной комплексной цели с помощью дифференцированного подхода к стилю изложения. С одной стороны, они максимально ясно и наглядно стараются представлять и объяснять факты библейской истории (для этого регулярно используются иллюстрации и карты, встроенные прямо в текст, а не помещенные где-то в конце или начале книги) и богословские истины, содержащиеся в Писании (этому способствует достаточно ясные вербальные и графические ресурсы – обычные пояснения, примеры и/или таблицы).

С другой стороны, К. Бартоломью и М. Гохин, пытаются «поместить» читателя в контекст библейского повествования и дать ему почувствовать, что он также часть этой истории отношений Бога и человека в мире. Они делают это с помощью полуреальных – но вполне реалистичных, хотя и явно привязанных к англо-саксонскому культурному контексту – историй-притч о молодых христианах Роберте и Анне, которые пытаются рассказать друг другу о себе и размышляют о том, как им правильно понять Библию и жить по ней наилучшим образом (см. стр. 17-18, 251) и реальных историй свежего, деятельностного и творческого прочтения Писания ради дела миссии некоторыми людьми и организациями (см. стр. 247-250). А чаще всего они напрямую обращаются к читателю фразами вроде «вместе с нами вы прошли долгий путь» (стр. 247) или просто рассматривают себя вместе с читателем в качестве членом одной группы – народа Бога и последователей Христа, что позволяют им писать «мы все обращаемся к той или иной конкретной истории» (стр. 18) или «авторитет Писания может влиять на нашу с вами жизнь» (стр. 242). При этом последний риторический прием более характерен для Майкла Гохина, писавшего вторую часть книги (она посвящена Новому Завету и миссии Бога и Церкви), в то время как Крейг Бартоломью, работавший над первой частью (о содержании и богословии Ветхого Завета), предпочел рассказывать историю «со стороны».

И, надо сказать, такой дифференцированный метод изложения материала ДП служит и плюсом, и минусом. Стремление соединить и «эпический» (внешний, описательный и максимально объективный), и «эмический» (внутренний, интегрированный и максимально субъективный, ориентированный на диалог) подходы делает книгу разносторонней и многогранной. Читатель не устанет от монотонности или однобокости, так как информация подается двумя людьми, пишущими в немного разных стилях, и под разным углом. Но, к сожалению, это также заставляет книгу выглядеть немного обрывочной и не целостной.

Яркий и написанный в максимально популярном – хотя и не без отсылок к философским конструктам (системы ценностей, личные истории, основополагающие повествования) – пролог сменяется динамичной историей Ветхого Завета, живо, интересно и глубоко (с учетом общего формата книги) показанной и рассказанной К. Бартоломью. Затем исторический сюжет подхватывает М. Гохин, кратко описывая межзаветный период, после которого история превращается во «вдумчивое парение над жизнью Христа», как я бы это назвал: история как бы останавливается и под увеличительным стеклом рассматриваются перипетии жизни, аспекты учения и, наконец, смерть и воскресение Мессии. После этого вдруг на сцену снова выходит история (уже – Церкви), которая регулярно прерывается то экскурсом в богословие миссии, то объяснением богословия Павла, то призывами участвовать в Божьем и церковном проекте по спасению и возрождению человека и мира. Конечным же пунктом назначения является изложение ключевых идей книги Откровение. И все эти смены стиля изложения периодически вызывают дискомфорт, так как заставляют постоянно переключать свое восприятие и вредят восприятию Писания как принципиально «единого повествования» (стр. 23). Таким образом, стиль книги по большей части хорош и однозначно доступен для почти любого читателя, однако местами он слегка обрывочен и скомкан.

Драма ПисанияЭто вдвойне обидно, если учитывать стремление автором показать общую повествовательную линию библейского сюжета (или сюжетов) в виде одной драмы. Однако следует признать, что рваный (во второй части книги) стиль отнюдь не мешает восприятию цельности самого Священного Писания. Это удается за счет ясного представления Бартоломью и Гохином своего общего видения своей книги и самой Книги книг в Предисловии (стр. 9-13) и Прологе (стр. 15-29) и четкой структурированности книги. По сути, все названия глав и разделов четко указывают на содержание и роль не только самой этой главы или раздела, но и той части Библии, о которой они повествуют. План книги полностью отражает план драмы отношений Бога и людей, изложенный или, по крайней мере, намеченный библейскими текстами. Вот схема этой драмы и, по совместительству, план ДП (см. стр. 29):

Действие 1—Бог создает свое Царство. Сотворение мира

Действие 2—Царство, охваченное мятежом. Грехопадение

Действие 3—Царь избирает Израиль. Начало искупления

Сцена 1—Народ для Царя

Сцена 2—Земля для народа

Интерлюдия—История Царства, ожидающая своего конца. Период между двумя заветами

Действие 4—Явление Царя. Подвиг искупления

Действие 5—Провозглашение Царя. Миссия Церкви

Сцена 1—Из Иерусалима в Рим

Сцена 2—До края земли

Действие 6—Возвращение Царя. Завершение искупления

 

Гохин и Бартоломью изначально отталкиваются от идеи существования «основополагающих историй» или «мета-нарративов», которые определяют мировоззрение и системы ценностей отдельных людей и целых социальных групп. Основополагающая история – это некое повествование (религиозное, культурное, мифическое или иное), которое описывает и объясняет мир, определяя полностью мышление и мироощущение своего сторонника. Эта история есть всеобъемлющая интерпретация мироздания, дающая представлений обо всех аспектах человеческой жизни и налагающая определенную систему убеждений и ценностей (стр. 18-21). И Библия является именно таким – причем наиболее истинным и лучшим по причине своего богооткровенного характера – великим повествованием. Причем эта история рассказывается и «воспринимается» наиболее ярко и ясно в форме драмы.

Концепция драмы как представления из пяти действий и четкой сюжетной линии авторы ДП заимствуют у римского драматурга Теренция, а описание пяти конкретных «действий» библейской истории – у современного библеиста и теолога Н.Т. Райта. Однако, как можно видеть из приведенного выше плана книги, Бартоломью и Гохин добавляют в эту схему шестое действие, намекающее на продолжающееся, все еще не завершенное действие, участниками которого являемся и мы, христиане живущие между эпохой Христа и апостолов и началом Нового Века и Нового Мира.

Более того, вся эта драма вращается вокруг двух стержневых тем, соответствующим двум важным аспектам отношений главных героев драмы (Бога и человечества): темы завета с Богом и темы царства Бога. Вот как они говорят об этом (стр. 25-26):

По нашему мнению, главными библейскими темами следует считать «завет» (в Ветхом Завете) и «царство Божье» (в Новом Завете). Они дают нам возможность «войти» в Писание и увидеть его как одно огромное строение. … После всех проведенных исследований мы пришли к выводу, что завет и царство — это двойные двери одного главного входа в библейский собор, раскрывающие суть одного и того же явления. Вот почему мы использовали понятие «царство» в качестве основополагающего в своей книге. Оба они напоминают нам, что наш Бог и царь хочет, чтобы его народ жил в послушании, распространяя аромат его присутствия по всему творению.

Таким образом, вся драма Писания говорит о том, (1) как Бог изначально хотел жить в близких заветных отношениях с людьми, являясь их Царем, который действует «с любовью и силой» (стр. 160) и ожидая от них верности Себе и принципам Своего царства, (2) как Бог «адаптировал» свой план к ситуации с полностью павшим человечеством, установив завет с Авраамом и впоследствии всем Израильским народом и действуя как их единственный подлинный Царь, которые дает и исполняет обетования, наказывает за непослушание, дарует землю, назначает царей и взывает к совести людей посредством пророком, (3) как в итоге Он реализовал основную часть своего плана в жизни Иисуса Христа, который и явил, и объяснил, и через свою смерть и воскресение установил Царство Божье и заключил новый завет с людьми, а также (4) как Он в конце концов желает полностью осуществить Свой замысел в космическом масштабе, обновив все творение и «открыв» весь масштаб Нового Завета и Своего царского Правления. Все эти этапы достаточно связно показывают Бартоломью и Гохин по ходу своей книги.

В целом, избранная авторами ДП схема действительно очень хорошо раскрывает все ключевые посылы, утверждения и призывы Писания. Идеи фундаментального повествования и драмы, а также хорошее владение библейским материалом позволяют им ясно изложить основные истины библейского богословия. При этом следует подчеркнуть, что все же это вводная книга, рисующая драму библейской истории широкими мазками, как бы с высоты, обращая внимание лишь на основные линии, изломы и идеи. Часть материала остается неосвещенной и незатронутой, однако общая картина Божьего действия в мире (missio Dei), включающая миссию Христа и церкви, видна весьма хорошо.

Именно поэтому данную книге следует использовать в качестве «первого учебника» по библейскому богословию. Ее обзорный характер, доступный стиль и панорамное освещение библейского мира делают ее ценным ресурсом для всякого начинающего исследователя Библии. Более же опытные читатели могут использовать ее для формирования или анализа своего собственного целостного понимания драмы Писания.

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (4 votes)
Аватар пользователя RT-31