Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Книжники

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Книжники
Библиотека еврейских текстов - Первоисточники

Тора — это не книга об истории народа Израиля и не сборник законов, собранных в разные времена и записанных для того, чтобы о них знали грядущие поколения. Тора была создана до сотворения мира, она, по выражению наших мудрецов, — «записная книжка» Всевышнего.
 
Тора говорит: «Я была орудием Святого Мастера, благословен Он». Принято в миру, что царь из плоти и крови строит дворец не по своему разумению, а по разумению мастера, но и мастер строит не по своему разумению — пользуется он черновиками и табличками, чтобы делать комнаты и двери. Так и Святой, благословен Он, глядел в Тору и творил мир. А Тора говорит: «В начале сотворил Бог»; «начало» — это не что иное, как Тора.
 
Сказанное здесь, да и в других местах, нашими мудрецами — путеводная нить по миру Торы. Это мир построен по Торе, а не Тора построена по образу нашего мира. Неправильно утверждать, что в Торе отражена история мира, наоборот — история мира повторяет написанное в Торе. 
 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г.
(Библиотека еврейских текстов. Первоисточники).
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями

 
ISBN 978-5-9953-0236-0 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0974-3 (Лехаим)
 
Гравюры из "Цеена у-реена", Зальцбах, издания 1741 и 1799 годов
 
Текст подготовлен институтом изучения иудаизма в СИГ под руководством р. Адина Штейнзалъца (Эвен-Исраэля)
Главный редактор Борух Горин Руководитель проекта Давид Палант
Перевод Торы Давид Сафронов, Ишайя Гиссер
Перевод Раши и примечания Александр Фейгин, Давид Сафронов, Амехайе Эвен-Исраэль
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 1 - Брейшит - Бытие

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г. — 880 с.
ISBN 978-5-9953-0237-7 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0975-0 (Лехаим)
 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Том 1 - БрейшитТора с комментариями Раши - в 5 томах - Том 1 - Брейшит - Бытие - Сохранение текста Торы - Масора

 
Неизменность Торы — залог неизменности мира. Тора — великая постоянная, которая заставит мир вернуться к тому облику, который предусмотрел Творец. Поэтому в каббале две сфиры (Сфирот (ед. ч. - сфира) - одно из фундаментальных понятий каббалы, десять первичных эманации Бесконечного Божественного Света (Доброта, Строгость, Гармония и т.д.), с помощью которых Всевышний сотворил мир и управляет им. 12.    Кузари, 1:100-103.) — Нецах (Вечность) и Тиферет (Великолепие) — сопоставлены с Моше и Агароном. Моше, наставник наш, — это Тора, книга, данная через него, а первосвященник Агарон — это Храм, пространство. И Тора — это и есть ничем не ограниченная вечность: переменчивый мир проходит мимо неизменного столпа Торы.
 
Текст Торы был дан народу Израиля на горе Синай. Великий еврейский поэт и мыслитель р. Йегуда Галеви (1075?—1141) написал книгу в форме диалога между раввином и хазарским царем о том, что такое иудаизм. Хазарский царь высказывает мысль, что Тора была дана не всему миру, а только народу Израиля, потому что до всего мира один Моше не смог бы ее донести — мир слишком велик. Кроме того, пришлось бы завоевывать другие народы, чтобы донести до них Тору, а насильственное принуждение к истине не всегда приносит плоды. На это раввин отвечает: Моше дал Тору своему народу на языке своего народа. Хазарский царь на это печально замечает: «Божественной мудрости было бы правильней даровать Тору всему человечеству». И вот резкий ответ раввина: «А еще лучше было бы, если все животные были бы разумны и наделены речью». Ведь невозможно, да и неправильно было бы предлагать Всевышнему, как правильно обустроить мир. Мир таков, каков он есть, а Тора была дана тому народу, какому дана. Сам р. Йегуда Галеви придерживается следующей позиции: народ Израиля был делянкой, уготованной для посадки на ней Торы, еще со времен Аврагама, а потому обсуждение, чем народ Израиля лучше других народов, лишено смысла. Тора была дана именно этому народу, потому что он, этот народ, был для того создан.
 
С момента, когда народ Израиля получил Тору, и до нынешнего времени перед ним стояла главная задача: сохранить Тору в ее первозданном виде, неизменной. На самом деле эта задача распалась на несколько связанных друг с другом задач. Во-первых, следовало сохранить текст Торы в ее первоначальном варианте. Во-вторых, следовало сохранить понимание слов, смыслов, реалий, которые содержатся в ее тексте. В-третьих, следовало в каждом поколении понять, как соотносится неизменная Тора с изменяющимся временем. Задачи эти отчасти противоречили друг другу: с одной стороны, Тора должна оставаться неизменной, с другой стороны — она должна соответствовать времени.
 
Первая из задач — сохранить точный текст Торы — оказалась очень сложной. Как и любая книга, Тора сохраняется путем ее распространения: чем больше экземпляров, тем больше шансов, что сохранится. Но ведь чем чаще копируют книгу, тем вероятнее в нее попадут ошибки. Сегодня, например, когда переписывают свиток Торы, каждый лист отправляют на компьютерную проверку. Выясняется, что даже у высококлассных специалистов случается одна описка на несколько листов. Если при чтении свитка Торы в нем обнаружилась ошибка, то свиток больше не читают до тех пор, пока ошибку не исправят. Понятно, что раньше для этого в общине должен был быть человек с исключительной памятью, и желательно, чтобы у него имелось несколько экземпляров свитка для сверки. Последнее было не так просто: книги, а тем более свитки Торы стоили очень дорого и далеко не каждая община могла себе позволить иметь несколько экземпляров.
 
К тому же если переписчик честен, он не пытается «исправить» книгу, когда обнаруживает в ней то, что считает ошибкой. Казалось бы, идеальный переписчик должен быть грамотным человеком. На самом же деле выясняется, что грамотным людям труднее избежать ошибок при механическом копировании, потому что они автоматически исправляют «неправильное», и копия будет отличаться от образца. Практически все специалисты по древним текстам утверждают, что если в одном из экземпляров старинной книги стоит редкий оборот, а в остальных на его месте — широко распространенный, то правильным исходным вариантом будет редкий оборот. С этой точки зрения наиболее надежными рукописями принято считать йеменские, потому «что община Йемена была проклята на бедность жизни и бедность Торы»". (Иными словами, так как йеменские евреи очень религиозны, очень аккуратны, но при этом не очень образованны, то их копирование идеально.)
 
Кроме того, следует вспомнить, что за тридцать три века существования евреи неоднократно переходили из страны в страну, жили разрозненными общинами. И каждая община занималась сохранением Торы. Очень часто обнаруживалось, что свитки разных общин отличаются друг от друга.
 
Расхождениям в свитках способствует одна из важнейших особенностей иврита. Как известно, в иврите гласные знаки не проставляются и букв для их обозначения нет. Но при этом некоторые буквы часто используются как вспомогательные для обозначения гласных знаков: это буквы вав и йуд — с древнейших времен их очень широко используют для обозначения букв «и» или «й» и «о» или «у» соответственно; несколько реже используют букву алеф для обозначения гласной «а». При копировании Торы эти вспомогательные буквы положено писать только в тех местах, где они стоят в традиционном, исходном тексте. 
 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Том 1 - Брейшит - Бытие - Пример страниц книги

 
Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Том 1 - Брейшит - Бытие
 

 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Комментарий Раши

 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 2 - Шмот - Исход

Раши (аббревиатура рабби Шломо Ицхаки; 1040—1105, Труа, Шампань) в юности учился в Вормсе, откуда в возрасте около 25 лет вернулся домой, где и основал великую школу Торы. Автор величайшего комментария к Торе (и ряду книг Танаха) и к большинству трактатов Талмуда. Величие Раши определяется тем, что при любом комментированном издании Танаха его комментарий всегда помещается первым. К комментарию Раши создано множество суперкомментариев, причем один из них обязательно сопровождает любое издание комментария Раши. Значение его комментария к Талмуду столь велико, что представить Талмуд без Раши просто невозможно. В результате ученики и последователи составили комментарий «Раши» к тем трактатам, к которым р. Шломо Ицхаки комментария не составил или не завершил, и на него часто ссылаются как на настоящего Раши.
 
Раши выполнил гигантскую работу: он сопоставил материал Устной Торы с каждым стихом Торы Письменной, причем выбрал только тот материал, который напрямую толкует, объясняет Тору, а не улетает мыслью в бесконечные дали, как бы ни были они прекрасны и поразительны. Раши поставил перед собой задачу невообразимой сложности: он должен был найти и определить прямой смысл текста, так называемый пшат. Раши выделил из всех мидрашей те, которые объясняют смысл самого текста Писания, оставив в стороне прочие толкования, иллюстрирующие некую тему или передающие дополнительную информацию из Устной Торы. Как пример методики Раши приведем его комментарий к стиху «Израиль — Мой сын, Мой первенец» (Шмот, 4:22).
 
«...мой сын, мой первенец». — понятие [«первенец» передает] величие [народа Израиля], как [сказано]: «И Я поставлю тебя первенцем, [высшим над царями земли]» (Тегилим, 89:28). И это простое [понимание этого выражения] , а мидраш [объясняет это так]: В этот [момент] удостоверил Святой, благословен Он, продажу Эсавом первородства Яакову.
 
Надо заметить, что основное значение толкуемого слова белгор — именно «первенец», а только в переносном смысле можно трактовать его как «великий»; тем не менее Раши считает, что прямой смысл Писания — именно переносное значение слова, хотя в его распоряжении есть мидраш (в сборнике Шмот раба, 5:7), который дает первое из приведенных толкований (то, которое он обозначает как «простор понимания»). Одновременно Раши приводит очень важный, с его точки зрения, мидраш, в котором не содержится прямого толкования, однако он отражает еврейское, с его точки зрения, восприятие мира.
 
Собственно, Раши делает то, что никто и никогда ни до него, ни после него не делал: он последовательно строит мост между стихами Писания и талмудической литературой. Толкование Раши соединяет всю предшествовавшую устную традицию с текстом Письменной Торы. Причем на читателей он воздействует не авторитетом, а чем-то большим — он сам неотъемлемая часть Торы Письменной и Торы Устной. Значение Раши для еврейской традиции можно выразить словами: «Из его колодца мы пьем», его воздухом дышим.
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 2 - Шмот - Исход

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г. - 720с.
ISBN 978-5-9953-0238-4 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0976-0 (Лехаим)
 

 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Переводы Торы: взгляд сквозь века

 
Том 3 - Ваикра - ЛевитТору — Книгу книг, «орудие святого Мастера», лежащее в основании мироздания, недостаточно бережно хранить, благоговейно прикасаясь от случая к случаю к древним томам. В книге Мишлей (3:18) говорится о Торе: «Древо жизни она для держащихся ее», и эти слова повторяют всякий раз, когда в синагоге поднимают свиток. Как жизнь, так и Тора нуждается в непрерывном обновлении, и изучение Торы (не просто чтение, а еще и стремление всякий раз заново понять прочитанное) всегда было главной и всеобъемлющей еврейской страстью. Вся еврейская литература — не только религиозная, но и светская, как и само бытие еврейского народа, — это непрерывный опыт сосредоточенного прочтения Письменной Торы. Главный способ освоения действительности еврейским народом — это изучение Книги, вне которой не найти ни Бога, ни самого себя. В книге Зогар сказано об этом:
 
Три ступени неразрывно, сопряженные друг с другом — Святой, благословен Он, Тора и Израиль..."
 
Письменная Тора.Хулшш (Пятикнижие), как и большинство книг Танаха, написана на святом языке, лежащем в основе современного иврита. На этом языке говорили праотцы и цари, однако разговорным он был далеко не всегда. Чаще всего святой язык использовался только для сакральных целей — для изучения Торы и молитвы, а во многие эпохи в силу тех или иных исторических причин забывался всеми, кроме избранных мудрецов, и большинству евреев смысл написанного оказывался недоступен. Тогда возникала нужда в переводе на общедоступный, понятный язык. Но ведь даже люди, говорящие на одном языке, нередко не в состоянии понять друг друга, тем более трудно при переводе даже не очень сложного современного текста с одного языка на другой полностью передать смысл оригинала. Что же говорить о текстах древних, к тому же чрезвычайно многозначных и сложных?! В таких случаях перевод, по сути, оказывается созданием нового текста, воссоздающего оригинал на принципиально иных основаниях.
 
Переводчик — всегда интерпретатор. Необходимость переводить священные тексты на иные языки, несомненно, чревата риском: в перевод можно привнести чуждые, не свойственные оригиналу идеи, а потом попытаться заменить им подлинник. Но отсутствие перевода Писания представляет опасность не меньшую: элита, владеющая языком оригинала, может заявить, что только она владеет истиной в последней инстанции, и поработить тех, кто с первоисточником не знаком. Такое случалось в человеческой истории неоднократно — яркие примеры как той, так и другой тенденции можно встретить, обратившись, например, к истории Библии в христианском мире.
 
Именно поэтому еврейская традиция относится к переводам Танаха достаточно неоднозначно: некоторые арамейские переводы — таргумы — считаются настоящими священными текстами, а день, когда Писание было переведено на греческий язык, мудрецы Талмуда объявили днем поста. Возможно, дело в том, что арамейские переводы изначально были предназначены для евреев, а греческие — для неевреев, но в ошибочности такого предположения убедиться несложно, обратившись к другим примерам: Це-ена у-реена — появившийся в XVII в. перевод (а точнее — пересказ) Хумаша на еврейско-немецкий язык (иври-тайч, называющийся также идишем), считается важнейшей книгой, насаждающей богобоязненность, в то время как значительно более точный перевод Моше Мендельсона, известный под названием Биур, на еврейско-немецкий язык (в значительной степени изобретенный самим переводчиком и поэтому сильно отличающийся от иври-тайча) был объявлен мудрецами того времени книгой еретической и неоднократно запрещался к использованию.
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 3 - Ваикра - Левит

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г.  — 480 с.
ISBN 978-5-9953-0239-1 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0977-4 (Лехаим)
 

Том 4 - Бемидбар - Числа

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Арамейские переводы - Таргум

 
Самые ранние переводы Торы — это таргумы, переводы на арамейский язык, который был широко распространен по всему Ближнему Востоку и которым евреи пользовались с глубокой древности. Слово метургам впервые встречается в книге Эзры (4:7) в значении «разъясненный»; в Мишне и Гема-ре это слово употребляется в значении «переведенный со святого языка», но словом таргум называется только арамейский перевод Писания.
 
В Гемаре сообщается, что практика перевода на арамейский во время публичного чтения Торы была принята уже во времена возвращения в Сион (VI в. до н.э.). В талмудическую эпоху таргум читался после каждого стиха Торы и после каждого третьего стиха гафтары™. Таргум считался частью Устной Торы; пользоваться при публичном чтении письменным текстом торгу-ма было запрещено, хотя его было позволено записывать для личных нужд. Таргум упоминается как предмет изучения наряду с Танахом и Мишной55. По мнению исследователей, редакция таргумов началась не раньше III в. н. э., а дошедшие до наших дней тексты были отредактированы и записаны только в позднеталмудическую эпоху, не ранее V в. н. э.
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 4 - Бемидбар - Числа

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г. —512 с.
ISBN 978-5-9953-0240-7 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0978-1 (Лехаим)
 

 

Тора с комментариями Раши - в 5 томах - Особенности данного издания

 
Для человека, далекого от традиционной еврейской литературы, не знающего иврит и незнакомого с экзегетическими принципами средневековых комментаторов, самостоятельное изучение Раши по некомментированному переводу представляется непосильной задачей. С трудом воспринимается особая лаконичность стиля Раши, но главное — зачастую совершенно непонятна его логика: что именно объясняет комментатор, чем вызван тот или иной его комментарий, на какой вопрос он отвечает?
Мы поставили перед собой задачу максимально облегчить восприятие комментария Раши читателю, не имеющему никакой специальной подготовки. Поэтому мы не стремились строго следовать стилистике комментария, делая акцент на прояснении смысла за счет широкого использования поясняющих вставок. И самое главное — наш перевод сопровождается примечаниями, объясняющими логику комментария. В этих примечаниях мы стараемся указать ту сложность текста Торы, которая вызвала комментарий, сформулировать вопрос, на который отвечает Раши, а при необходимости разъяснить смысл комментария и его структуру.
 
Одной из сопутствующих задач перевода комментария является перевод самого текста Торы. Русский перевод Торы, как правило, сглаживает шероховатости оригинала, причем зачастую следуя как раз Раши. В этом случае перевод комментария будет выглядеть тавтологией. Поэтому, чтобы бьиа понятна уместность комментария, иногда необходимо в начале комментария передать «невнятность» оригинала.
 
Наряду с переводом комментария нам пришлось создать и соответствующий перевод Торы, выполненный, в основном, в соответствии с мнением Раши.
 
Том 5 - Дварим - ВторозакониеВнутреннее шрифтовое оформление данного издания обусловлено желанием максимально удобно и адекватно дать читателю пять параллельных корпусов текстов:
  • оригинальный иврит Торы, расположенный в правом верхнем углу;
  • перевод Торы на русский язык, который находится на той же странице, что и оригинальный стих;
  • комментарий Раши в русском переводе, начинающийся всегда с комментируемого отрывка стиха на оригинальном иврите;
  • пояснения к комментариям Раши;
  • примечания-сноски к двум последним корпусам текстов, включающие собственно примечания на комментарий Раши, примечания на пояснения к комментарию Раши и ссылки на источники.
Текст Пятикнижия традиционно разделен на отрывки, заглавия которых даны на иврите и в транслитерации, а также на главы со сквозной нумерацией внутри каждой книги. Стихи внутри каждой главы также пронумерованы, и их номера вынесены на поля на уровне строк - как на иврите, так и по-русски. Номер стиха в квадратных скобках на полях книг соответствует началу комментария Раши на этот стих. Когда Раши комментирует более одного фрагмента в стихе, начала последующих комментариев отмечены на полях типографским знаком •.
 
Комментарий Раши и пояснения отделены от текста Торы двойной чертой, а между собой разделены линиями: над Раши жирной, над пояснением — светлой. Раши всегда начинает свой комментарий с цитаты комментируемого фрагмента стиха на иврите. Специальный типографский знак ■ (либо ► ) в конце комментария Раши указывает на пояснения, начинающиеся с такого же символа.
 
В переводах Торы и комментариях Раши, как это принято, в квадратных скобках даны слова, которых нет в оригинальном тексте, но без которых в переводе трудно передать смысл.
Транслитерация и названия книг в тексте комментария и пояснений к нему даны курсивом.
 
Вопреки традиционному следованию за основным корпусом ивритского текста справа налево, было принято решение ориентировать книгу, вслед за четырьмя другими корпусами, слева направо, в более удобном для русскоязычного читателя порядке, что, по нашему мнению, должно создать для него непрерывный характер следования за словом и мыслью Книги.
 
Другой важнейшей особенностью данного издания является то, что во всех корпусах текстов осознанно не различаются прописные и строчные буквы в том смысле, как их понимает русская грамматика. Основным поводом для такого оформления текста послужило отсутствие подобного различения в иврите, принципиально игнорирующем любые формы иерархичности букв внутри текста. Так, в иврите превалирует идея единства и связности, позволяющая читающему воспринимать Написанное в неразрывности со Сказанным и самому внимательно и бережно следовать по пути чтения, не привнося лишней информации. Лишив текст различия между буквами, обусловленного правилами русского языка, издатели хотят помочь читателю максимально погрузиться в реальность библейских текстов и смыслов.
 
Во многих изданиях текст перевода Пятикнижия набирают по этой причине исключительно прописными буквами (обилие имен Всевышнего и указывающих на Него местоимений таково, что переводчик порой не берет на себя смелость точно определить слова, требующие написания с заглавной буквы), что в немалой степени приводит к трудночитаемости и излишней пафосности чтения.
 
Исходя из этого опыта, нами применены несколько уровней написаний русских букв вне строчного и прописного начертаний:
1. капитель (малые прописные) в переводе самой Торы, вместо традиционных прописных;
2. та же капитель, но более мелким кеглем, в цитате стиха, начинающей каждый фрагмент комментария Раши; сам комментарий набран строчными буквами;
3. строчные буквы более мелкого по отношению к комментарию Раши кегля в пояснениях к Раши и сносках (также без употребления прописных, что нивелирует разницу в терминологии и помогает читателю легко переходить от одного уровня текста к другому).
 
Таким образом, отделенные друг от друга иерархически, отдельные корпусы данного издания сохраняют между собой внутреннее единство и концептуальные связи.
 

Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши; 1040 - 1105 - с аннотациями и примечаниями - Том 5 - Дварим - Второзаконие

 
М.: Книжники; Лехаим, 2012 г. — 480 с.
ISBN 978-5-9953-0241-4 (Книжники)
ISBN 978-5-9003-0979-8 (Лехаим)
 
Тора - Пятикнижие Моисеево - с комментарием рабби Шломо Ицхаки - Раши
 
 
2016-04-23
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.9 (12 votes)
Аватар пользователя Tov