Вигарелло - Искусство привлекательности

Жорж Вигарелло - Искусство привлекательности: История телесной красоты от Ренессанса до наших дней - Серия «Культура повседневности»
«Простой и чистый свет, начало всех начал» — красота становится главной темой бесчисленных рассуждений и трактатов на заре Нового времени.
 
Все они строятся вокруг единого постулата: в основе мира лежит совершенство. Красота мыслится как эталон, завершенное целое: «печать божия», «с небес сошедший ангел».
 
Подобные теоретические установки на первый взгляд мало соотносятся с реальностью.
 
Однако именно они меняют привычные способы зрительного восприятия тела, отдавая предпочтение «верху» — груди, лицу, глазам с их божественной искрой, — где может проявиться единственно возможная, истинная красота, совершенная уже потому, что «возвышенная». Следовательно, как невозможно подправить абсолютное, так нельзя и «доработать» Красоту.
 

Жорж Вигарелло - Искусство привлекательности: История телесной красоты от Ренессанса до наших дней - Серия «Культура повседневности»

 
Москва: Новое литературное обозрение, 2013 г. - 432 с.
ISBN 978-5-4448-0052-2
 

Жорж Вигарелло - Искусство привлекательности: История телесной красоты от Ренессанса до наших дней - Серия «Культура повседневности» - Содержание

 
Введение

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Открытие красоты (XVI век)

ГЛАВА 1. Описание тела: построение иерархии
Сила красоты и ограниченность выражения  
Триумф «верха»  
Надстраивание частей
Особая сила взгляда
ГЛАВА 2. «Пол» красоты
Символ женской красоты
Мужчина: не красивый, а ужасный
Система темпераментов  
Разновидности нравственного облика
Манеры, наружность, грациозность  
Социальное и тяжеловесное
ГЛАВА 3. Единая модель красоты  
Необъяснимая лучезарность  
Телесные прелести  
Канон и идеал  
ГЛАВА 4. Гуморы и забота о лице  
Искусственность и предостережения  
Мир тревог и беспокойств  
Гуморы и цвет лица
Переделанный верх  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Экспрессивная красота (XVII век)  

ГЛАВА 1. Лицо или талия?  
Город и эстетический спектакль  
Талия, портрет, слова  
Красота «спускается на землю»  
ГЛАВА 2. Душа и тело  
От божественного света к гармонии  
От блеска глаз к глубине взгляда  
Шарм актрисы  
Единая модель красоты?
ГЛАВА 3. От очищения к утяжке  
Влияние гуморов  
Утяжка  
Фигура благородная, фигура народная  
Осанка женская, осанка мужская  
Война против румян и пудры  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Красота, постигаемая чувствами (XVIII век)  

ГЛАВА 1. Открытие функциональности  
Регистр чувств и чувствительность  
Эстетика и функции
От устройства тела до лицевого угла  
От устройства тела к половым различиям  
Тело освобождается от оков  
ГЛАВА 2. Красота личности  
Индивидуальная красота?  
Как выявляли оригинальные черты  
«Укладывание» прически  
Подобрать тон для лица
Поддержка академии
Торговля как средство социальной дифференциации
ГЛАВА 3. Тело окрепшее, тело цветущее
Укрепить фибры  
«Ванны красоты»
Любительницы ходьбы и прогулочные трости
Положения тела и коррекция
Красота популяции

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Красота «желанная» (XIX век)  

ГЛАВА 1. Красота в эпоху романтизма  
Глаза и бесконечность
Похвала косметике  
«Изгиб» и слова
Внешность буржуа
Парижанка, «активная» женщина  
Денди и женственность  
ГЛАВА 2. Покорение анатомии  
Колыхание юбок  
Проступившие очертания бедер
Непостижимость влечения
Банализация наготы  
Летние разоблачения  
Битва за анатомию  
ГЛАВА 3. Рынок красоты  
Стройный «низ»
Разглядывание себя  
Универмаг, «храм женщины»  
Лицо компании и «звезды»  
Рынок «косметических услуг»  

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. Демократизация красоты? (1914-2000 годы)  

ГЛАВА 1. «Современные сильфиды»  
Вытянутые линии тела  
Женщина-подросток
Красота и жизнь вне четырех стен
С точки зрения цифр
Кодексы и конкурсы  
ГЛАВА 2. Приблизиться к звездам  
Фабрика красоты
Эстетика «сексапильности»
Недостижимый и достижимый идеал
Триумф эстетики, триумф воли
Тоталитарные девиации
От химика к хирургу
ГЛАВА 3. «Самый прекрасный предмет потребления»
Звезда «свободная»
Красота как предмет потребления
Иллюзорная андрогинность
Красота в режиме равенства
От гей-культуры к красоте «без комплексов»?  
ГЛАВА 4. Современная красота как «испытание»  
Основа идентичности  
Вера в тело и его внутреннее пространство  
Эстетика хорошего самочувствия  
Чарующая сила телевидения и музыки  
Возможность выбрать «всё»  
Эстетические нормы и испытание себя
Заключение  
Примечания
Указатель имен  
Указатель иллюстраций
 

Жорж Вигарелло - Искусство привлекательности: История телесной красоты от Ренессанса до наших дней - Серия «Культура повседневности» - Введение

 
В письме к мадам де Ментенон Людовик XIV описывает прибывшую во Францию принцессу Савойскую, будущую дофину, которую он лично встретил в Монтаржи 4 ноября 1696 года. Король счел принцессу «редкостной красавицей». Он подробно описывает ее лицо, «обворожительные» глаза, «алые» губы. Он обращает внимание на «изящную талию», «благородную осанку и деликатные манеры» принцессы, будучи уверен: такая красота создана, чтобы «покорять». Разумеется, эти характеристики лишены оригинальности, и встречаются они часто, что доказывает, с каким трудом красота, очарование, а также формы и рельефы тела поддаются точному описанию. Как видно из письма Людовика XIV, не все во внешности ценится одинаково: предпочтение отдается лицу, осанке и умению держать себя, то есть тому, без чего не обойтись в эстетике королевского двора. В то же время о теле будущей дофиныне говорится ни слова, не считая упоминания тонкой талии (залога элегантности всего стана) и описания роста принцессы: «для своего возраста она скорее миниатюрна, чем высока». В конце XVII века именно так и следовало описывать наружность, чтобы удовлетворить ожидания аристократов.
 
Век спустя внешность описывается совершенно иначе: впервые намечается соответствие между красотой и здоровьем, оценивается легкость походки и движений, изучается своеобразие черт лица. Об этом свидетельствует, в частности, словесный портрет Марии-Антуанетты, созданный Александром де Тилли в конце XVIII столетия: ее глаза способны «выразить любое чувство», грудь «чуть полновата», плечи и шея «достойны восхищения», походка переменчива: «иногда она ступает твердо и торопливо, а иногда мягко и даже, я бы сказал, нежно, впрочем, не позволяя забыть об уважении к своей персоне». Тело становится заметнее и подвижнее. Взгляд наблюдателя отныне интересуют формы тела, жесты, мимика.
 
Различия между этими двумя описаниями внешности объясняются тем, что история изменила эстетические каноны, способы зрительного восприятия и изображения красоты. Именно такая история — история красоты — излагается в книге, которую вы держите в руках. Но речь пойдет не о красоте в искусстве (эта тема и так хорошо изучена3), мы не станем прослеживать разницу между живописными школами и академическими критериями прекрасного. Речь пойдет о красоте в обществе, где в обыденных словах и поступках в самой непосредственной форме проявляются критерии телесной эстетики, привлекательности и вкуса. Для исследования такой истории важны как слова, так и изображения. В особенности слова, потому что именно в них выражается человеческое сознание: изучая лексику, можно судить о том, что интересует людей, что они считают важным, что затрагивает их чувства. То есть о той труднодоступной для понимания области, которую в свое время прекрасно охарактеризовал, рассуждая о любви, Жан-Луи Фландрен: «Наши чувства незаметны до тех пор, пока мы не облечем их в слова».
 
История красоты не творилась, она рассказывалась ее участниками, наблюдавшими ее нормы и образцы; эта история проявляется в том, например, как сохраняли и совершенствовали красоту, — поэтому в книге перечислены различные способы ухода за лицом и телом, мази, румяна, секретные рецепты. Вы узнаете, что на определенном этапе развития той или иной культуры считалось красивым, а что, наоборот, отталкивающим, какому типу внешности отдавали предпочтение, какие линии и формы тела подчеркивали, а какие скрывали, как менялись эти предпочтения от одной эпохи к другой. История красоты не ограничивается формой (хотя форма имеет первостепенную важность), но включает в себя экспрессию: различные проявления внутреннего мира (интерес к которым, кстати, рос очень медленно), души, обнаруживающей себя в позах и жестах; а также абстрактные характеристики, находящие выражение в теле, — тонус, ритм, подвижность. В широком смысле, в этой книге исследуются внешность и манеры: то, что в первых трактатах о красоте Нового времени называется «обликом» и «величественностью», а во французских трактатах эпохи классицизма прозаичнее — «приличным видом» и «умением себя держать». Сюда же относится то, что особенно трудно поддается формулировке: паралич чувств, заставляющий осознать собственную неспособность описать «совершенство», то непреодолимое препятствие, о котором пишет антрополог Вероника Наум-Грапп: «Красивая женщина была зрелищем впечатляющим, но малоосмысленным. Словно тот факт, что от нее нельзя отвести глаз, сам по себе все объяснял».
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.3 (4 votes)
Аватар пользователя warden