Восстание Бар-Кохбы - Открытый университет - Иудаика и израилеведение

Восстание Бар-Кохбы - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение
Восстание Бар-Кохбы - Иудаика и израилеведение - Академическая программа ОУИ
Настоящий курс посвящен одной из важнейших эпох в истории еврейского народа, фактически завершающей так называемый "период Второго Храма". В нем рассказывается о восстании Бар-Кохвы - последней попытке восстановления еврейской государственности, и о последующем превращении Страны Израиля в страну, где евреи оказались этнонациональным меньшинством. Курс охватывает широкий круг тем, связанных с восстанием Бар-Кохвы: исторический фон восстания, его причины, действующие факторы и проблема лидерства, непосредственные результаты и дальнейшие последствия. Авторы курса ставят перед собой задачу развить у студентов навыки аналитического чтения исторических источников и исследовательской литературы.
 
Восстание Бар-Кохвы, происходившее в 132-135 гг. н. э., было последней реальной попыткой еврейского населения Страны Израиля сбросить иго римского владычества и добиться независимости. Это восстание фактически явилось последним звеном в цепи возмущений
и восстаний против Римской империи в эпоху Второго Храма. В этом курсе мы попытаемся осветить основные темы, связанные с этими историческими событиями: обстоятельства, предшествовавшие восстанию, ход восстания, состав его участников, руководство восстанием и его последствия.

Обсуждение этих тем будет вестись посредством анализа источников того времени и с помощью разнообразных толкований этих текстов в современной научной литературе.
 

Восстание Бар-Кохбы - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение

Открытый университет Израиля
Кампус Дороти де
Ротшильд, Раанана 43107, п/я 808, дерех а-Университа, 1. Открытый университет Израиля.
Отпечатано в Израиле, 2009 г.
 

Восстание Бар-Кохбы - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение - Содержание курса - 5 томов/частей

Часть 1: Ситуация перед началом восстания и причины восстания  
Часть 2: Подготовка восстания, его территориальный охват и состав участников документ PDF
Часть 3: Руководители восстания
Часть 4: Последствия восстания. "Законы уничтожения" и реакция на них
Часть 5: Последствия восстания - из Иудеи в Галилею
 

Восстание Бар-Кохбы - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение - Аарон Оппенгеймер и Биньямин Айзек - История изучения восстания Бар-Кохвы[1]

 
Позиция исследователей по отношению к восстанию Бар-Кохвы
 
Восстание Бар-Кохвы является одновременно кульминацией сопротивления владычеству Римской империи в Палестине и его завершением. Это восстание, происходившее в 132–135 гг. н. э., характеризуется большим числом участников, немалыми военными силами, которые потребовались римлянам для того, чтобы подавить восстание, сплоченностью всех восставших вокруг одного лидера – Бар-Кохвы, и зачатками государственности, сложившейся в ходе восстания и включавшей в себя создание властных структур, чеканку монеты, аренду земель и т. п. Изучение восстания в течение прошлых десятилетий было окрашено отрицательным отношением к нему, что в последних поколениях трансформировалось в усиление интереса к восстанию, иногда даже преувеличенного. Недостаточное внимание к восстанию Бар-Кохвы на протяжении предыдущих поколений можно объяснить двумя причинами: Прежде всего, не существует ни одного древнего литературноисторического произведения, которое описывало бы восстание «из первых рук». Отсутствие такого источника заставляет исследователей восстанавливать ход восстания Бар-Кохвы из мозаики неполных и обрывочных свидетельств, иногда противоречащих друг другу или тенденциозных.
 
Подобная информация содержится в талмудической литературе, в сочинениях римских авторов, в высказываниях отцов церкви и в самаритянских хрониках. Сообщения такого рода приходится как-то увязывать с истолкованием существующих археологических находок. Всего этого вместе недостаточно для того, чтобы получить полную и ясную картину восстания или же однозначно ответить на кардинальные вопросы о территориальном охвате восстания Бар-Кохвы, о судьбе Иерусалима во время восстания, о том, был ли восстановлен Храм и т. п. Вторая причина – в исторической науке было принято считать период Мишны и Талмуда началом эпохи изгнания и рассеяния еврейского народа. В таком подходе содержатся явные апологетические элементы, проистекающие из стремления историков XIX – XX в. представить разрушение Второго Храма как небесную кару еврейскому народу и наряду с этим рассматривать появившееся христианство в качестве истинного наследника иудаизма.[2] Понятно, что такой подход не позволял серьезно заниматься изучением восстания Бар-Кохвы, подчеркивать его значение, так как тогда пришлось бы говорить о значительной военной и политической активности спустя шестьдесят лет после окончания Великого восстания.
 
Рост интереса к восстанию Бар-Кохвы в последнее время вызван несколькими факторами: Во-первых, более взвешенный и критический подход к истории еврейского народа в период Мишны, в рамках которого можно доказать, что в эпоху, последовавшую за разрушением Второго Храма, признаки независимости все еще преобладают над свидетельствами ее утраты. Это, в особенности, относится к роли еврейского руководства как в отношениях с римской властью, так и касательно самого еврейства Страны Израиля и диаспоры. Это руководство много сделало для возрождения нации после разрушения Храма, стремясь заполнить образовавшийся в результате этого вакуум. Такая деятельность позволила народу продолжать свою национально-религиозную жизнь даже при утрате Иерусалима и при отсутствии Храма.[3] Объединение народа под знаменами Бар-Кохвы, а также военная и политическая мощь этого восстания указывают на кульминацию упомянутого процесса и отражают жизненную силу народа во время, непосредственно последовавшее за разрушением Второго Храма. Во-вторых, здесь сыграли свою роль уникальные археологические находки. В 1952 г. в Вади Мураббаат были найдены предметы и документы времен восстания Бар-Кохвы (см. далее). В 1960 и 1961 гг. в пещерах Иудейской пустыни были обнаружены новые обрывки документов, важнейшими из которых можно признать письма Бар-Кохвы, найденные в пещере рядом с Нахаль Хевер (см. ниже). Все это в последние годы было дополнено обнаружением в различных районах страны пещер и укрытий, так или иначе связанных с восстанием Бар-Кохвы, что и способствовало росту интереса к восстанию и его лидеру и положительно повлияло на изучение этого вопроса.
 
В третьих, поразительные археологические находки времен восстания Бар-Кохвы и Великого восстания (где центральное место занимает Масада) вызвали в наши дни усиление интереса к восстаниям против Рима, но это уже выходит за рамки научного рассмотрения. В Израиле существует тенденция отождествления себя с восставшими. Можно было бы подумать, что поколение, пережившее образование Государства Израиль, будет отождествлять себя с эпохами расцвета нации, такими как царство Давида и Шломо или период владычества династии Хасмонеев, но на практике мы видим устойчивую тенденцию идентифицироваться именно с теми, кто потерпел поражение в борьбе с чуждой, враждебной имперской властью.[4] В последнее время такая тенденция была подвергнута критике. Волна критики была инициирована выступлением Й. Аркави, который видел в восстании и его провале ничем не оправданную авантюру, трагический исход которой можно было предвидеть и избежать. Аркави пытался использовать историю восстания Бар-Кохвы в целях современной политики, но впоследствии сам этот подход к восстанию предстал как весьма спорный. Волна полемических публикаций, последовавшая за выступлением Аркави[5], еще более усилила общий интерес к восстанию Бар-Кохвы. Отношение ученых к восстанию Бар-Кохвы было различным, что отражало их личные воззрения на Римскую империю, на еврейский народ, на греческую и римскую культуру и иудейскую религию. В научной литературе можно обнаружить рассуждения, во всем исходящие из предполагаемой позиции римлян или же, наоборот, из еврейской позиции. Существует и третий подход, который стремится представить историческую действительность с учетом интересов обеих сторон; согласно этому подходу, деятельность римлян изначально преследовала благие цели (хотя и не всегда отличалась дальновидностью), но и еврейское сопротивление понять нетрудно. В качестве примера первого подхода можно упомянуть сказанное В. Вебером:[6] «Серьезная кампания Адриана против евреев изначально носила ярко выраженный оборонительный характер, и применение в ходе этой войны суровых и радикальных мер было совершенно оправдано». В результате основания Элии Капитолины на месте Иерусалима «новая жизнь должна была расцвести на развалинах. Однако, перелом в отношении к прошлому был неизбежен… Греко-римская культура отныне должна была процветать», и т. п.[7]
 
Как это нередко случается, эта крайняя позиция в чем-то стыкуется с противоположной, которая находит свое отражение в публикациях ряда израильских историков.[8] Они согласны с Вебером в том, что Адриан замышлял уничтожить еврейскую жизнь и культуру в Иудее и других провинциях. Отличие, разумеется, состоит в том, что Вебер считал эти планы достойными восхищения и говорил о жестоком подавлении восстания как о необходимости, в то время как израильские ученые видят в восстании Бар-Кохвы мужественную борьбу против иноземного владычества. Наряду с теми, кто в этой полемике выбирает одну из описанных сторон, есть и такие ученые, которые предпочитают более на самом деле, не обвиняя в этом прямо ни римлян, ни евреев.[9] Они пришли к выводу, что у Адриана не было агрессивных планов. Он не стремился уничтожить еврейскую культуру и не понимал значения своего предполагаемого запрета на обрезание. Это решение не было направлено исключительно против евреев, а относилось ко всем народам, которые практиковали обрезание. При этом нельзя обвинять и евреев в том, что они в ответ на это подняли восстание.
 

[1] Эта статья опубликована авторами в JJS, XXXVI, 1985, pp. 33–60.
[2] См. например: Ц. Грец, История евреев, 2, 1905, с. 149–156. Христианские ученые пошли по стопам ранней христианской историографии (например, Евсевий, Церковная история, 4, 6; Иероним в его комментарии на Книгу Даниэля 9 : 27; Migne, Patrologia Latina, 25). Они вырвали восстание Бар-Кохвы из исторического контекста и представили его, как последнее действие в Иудейской войне. При этом их работы проникнуты негативной оценкой еврейского национализма и мессианства (например, F. M. Abel, Histoire de la Palestine, 1952, pp. 83–104). Таким образом, для этих исследователей характерен тот же подход, который рассматривает эпоху Мишны как начало изгнания в еврейской истории, но при этом они считают восстание Бар-Кохвы «эпилогом» Великого восстания, причем именно оба эти восстания вместе ввергли еврейский народ в пучину бедствий изгнания. Так, например, Шюрер решил закончить свою книгу историей подавления восстания Бар-Кохвы - Schürer, 1909, pp. 670–704; Schürer,1973, pp. 534–557. Редакторы исправленного английского издания книги Шюрера поставили в конце книги фразу: “Yet the tears of mourning concealed hope, and hope refused to die” (p. 557).
[3] Основы такого подхода заложены Гедалией Алоном, а уже по его стопам пошли многие из исследователей эпохи Мишны и Талмуда нашего времени. См. в особенности: Алон, 1975, т. 1, с. 3–11.
[4] Проявления такого подхода можно найти, например, в популярных книгах И. Йадина о его открытиях – Йадин, 1966, с. 201; Йадин, 1971, с. 15: «Последний князь Израиля жил 1800 лет назад»; с. 253: «Наши чувства были смешанными – потрясение и благоговение вместе с гордостью за то, что мы, живущие в Государстве Израиль, возрожденном после изгнания длительностью в 1800 лет, удостоились увидеть и эти находки».
[5] Й. Аркави, В силу реальности (Бе-токеф а-мециут), 1981.; он же, Пророчество, не фантазия (Хазон, ло фантазия), 1982; Y. Harkabi, The Bar Kokhba Syndrome, 1983. Возражение точке зрения Аркави можно найти в: Й. Эльдад, Война: поражение и его уроки; как относиться к разрушению Храма и к восстанию Бар-Кохвы (Пульмус: а-хурбан ве-лекахав, кейцад леитйахес ле-хурбан а-Байит у ле-меред Бар-Кохва) (в брошюру включена также работа Д. Рокаха, «Историческое рассмотрение» («Ийун истори»). Критику этой брошюры см.: M. Broshi, “Revolting Thesis”, Jerusalem Post, 3 December, 1982
[6] W. Weber in: Cambridge Ancient History, IX, 1936, pp. 313 f.
[7] Схожее мнение см: B. W. Henderson, The Life and Principate of the Emperor Hadrian, 1923, pp. 213–231; esp. 213 f; 220 f. Однако Хендерсон критикует также политику Адриана: «Даже Калигула со всем его безумием не был способен устроить такую провокацию и быть настолько уверенным в ее успехе». Подобно некоторым израильским ученым, Хендерсон усматривает прямую связь между восстанием Бар-Кохвы и современным сионизмом. Негативное мнение по поводу развития еврейства после восстания Бар-Кохвы, помимо Хендерсона, можно обнаружить также у Моммзена, Шюрера (новое издание) и многих других. См.: Th. Mommsen, Romishe Geschichte, V,
[8] Йевин, 1957, с. 58–61; Алон, 1975, т. 2, с. 9–13; Applebaum, 1976, pp. 5–9; Аппельбаум, 1983, с. 220–224, 253.
[9] Моммзен (см. выше, прим. 6), с. 545–547; Sсhürer, 1909, p. 679, 1973, p.540 E. M. Smallwood, 1981, pp. 431; 433 f.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Поп Упырь Лихой