Вудсмолл - Когда сердце плачет

Синди Вудсмолл  Когда сердце плачет
«Я родилась в графстве Ланкастер, выросла и была воспитана среди амишей и меннонитов, поэтому с некоторым трепетом начала читать "Когда сердце плачет".
 
Но я быстро забыла о своих тревогах: Синди Вудсмолл тщательно изучила ту среду, о которой пишет, и ее Ханна Лэпп действительно ведет себя, как девушка из амишей.
 
Ее история трогательна и печальна, но каждая страница проникнута надеждой. Волнующий и полный значения роман».
 
ЛИЗ КЕРТИС ХИГГС, автор бестселлера «Благодать в твоих глазах»
 

Синди Вудсмолл  Когда сердце плачет

 
Сестры по лоскутному одеялу, книга первая
 
«БИБЛИЯ ДЛЯ ВСЕХ» Санкт-Петербург 2011
 
Originally published in English under the title: When the Heart Cries by Cindy Woodsmall Copyright © 2006 by Cindy Woodsmall ISBN 978-1-4000-7292-7 Published by WaterBrook Press a division of Random House, Inc. 12265 Oracle Boulevard, Suite 200 Colorado Springs, Colorado 80921 USA
 
All non-English language rights are contracted through: Gospel Literature International P.O. Box 4060, Ontario, California 91761-1003 USA
This translation published by arrangement with WaterBrook Press, a division of Random House, Inc.
Russian edition 2008 Bible for Everyone Christian Society Russia, 195009, St. Petersburg, Lebedeva street, 31, 9H
 

Синди Вудсмолл  Когда сердце плачет

 
Ханна Лэпп прикрыла рукой корзинку с только что собранными яйцами, оглянулась и побежала по немощеной дороге. Лучи утреннего солнца просвечивали сквозь широкие листья громадных дубов, а она бежала навстречу своим надеждам... и страхам.
 
В воздухе висел смешанный запах тумана, земли, овощей и жасмина. Ханна обожала разнообразные природные ароматы. Когда она оказалась на вершине холма — слишком далеко, чтобы отец мог увидеть ее, — она остановилась и взглянула на вид, открывавшийся позади. Ферма из серого камня, принадлежавшая ее семье, возвышалась среди холмов. Семнадцать лет назад она родилась в этом доме.
 
Ханна закрыла глаза, чтобы не видеть своего дома. Ее предки сотни лет были амишами, но ее сердце жаждало современной жизни, компьютера и Интернета. Свобода манила ее, однако при этом она любила свою семью.
 
Иногда ей хотелось вырваться за границы, внутри которых жили ее родные. Там была жизнь — там был простор — и он привлекал ее. Ханна еще раз взглянула на родной дом и пошла дальше. Ей предстояло пройти примерно милю до того места, где ее ждал Пол. Она радостно ускорила шаг. Ханна торопливо шагала по дороге, слушая утреннее пение птиц и считая перекладины заборов.
 
Поднявшись на холм, она услышала, как кто-то напевал баритоном незнакомый мотив. Пение раздавалось из амбара. Ханна направилась к калитке для скота на краю пастбища, окруженного немощеной дорогой. За амбаром находился дом бабушки Пола, за ним — мощеная дорога, по которой ездили англичане в своих автомобилях.
 
Пол пользовался машинами англичан. При мысли об этом Ханна улыбнулась. Он ездил на старом разбитом грузовике. Хотя орден меннонитов, к которому принадлежал Пол, был очень консервативным — намного более консервативным, чем другие меннонитские организации, — они без колебаний пользовались электричеством и машинами. Но его секта до сих пор носила капюшоны, а женщины должны были носить Карр, молитвенный капор. Конечно же, в привязанности Ханны к Полу не было ничего дурного, так как амиши не считали членов его ордена «англичанами».
 
Когда Ханна отворила калитку, из двустворчатых дверей амбара показался Пол. Он был с непокрытой головой, что не понравилось бы ее епископу, и его волосы цвета спелой соломы сверкали на солнце. Его'голубые глаза преследовали Ханну в мечтах.
 
Он подошел к ней, с вилами в руках, и нахмурился.
—   Ханна Лэпп, что ты делаешь здесь в такое время дня? Когда твой отец узнает об этом, его громовой рев будет слышен по всему графству Перри.
 
Пол воткнул вилы в землю и пристально посмотрел на девушку.
 
Он был таким серьезным, что у Ханны отчаянно забилось сердце. Она подумала, не перешла ли границы дозволенного.
—   Этим летом ты здесь последний день. — Она протянула ему корзинку с яйцами. — Я подумала, вам с бабушкой захочется устроить особый завтрак.
 
Пол провел рукой по лбу, с тем же строгим выражением лица.
—   У бабушки сегодня утром ужасное настроение.
—  Хуже, чем вчера? Он кивнул.
—  Дa.
 
По его губам скользнул намек на улыбку. Он часто дразнил ее словом, которое она постоянно употребляла, и грозился рассказать всем в университете об этом слове и девушке, которая так говорит. Он знал, что у Ханны правильное пенейльванско-немецкое произношение, но это не мешало ему поддразнивать ее. Легкая улыбка превратилась в широкую усмешку, и серьезное выражение исчезло с его лица.
Ханна схватила из корзинки яйцо, отступила назад и сделала вид, что хочет бросить его в Пола.
 
Пол рассмеялся.
—   Бросай, все равно не попадешь!
 
От его смеха на душе у Ханны потеплело. Она положила яйцо обратно в корзинку, сделала вид, что сердится, и направилась через лужайку к дому.
 
Пол должен был возвращаться в колледж: его ждал четвертый год обучения. Он снова уедет на всю осень, зиму и весну, и единственным способом общения с ним останутся письма. Но даже такое ограниченное общение велось через его бабушку. Если бы отец Ханны узнал об этой дружбе, он сразу положил бы ей конец, не слушая никаких оправданий.
 
Пол догнал Ханну, взял у нее корзинку и улыбнулся, глядя на девушку сверху вниз.
 - А твоя семья не хватится тебя сегодня утром? Или твой отец на телеге может атаковать нас с минуты на минуту?
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (18 votes)
Аватар пользователя ASA