Жибрик - Бог под арестом

Жибрик Александр - Бог под арестом
Выйдите на улицу. Разбегитесь и разбейте коленку об асфальт. Вернитесь домой и посыпьте рану солью. Тщательно вотрите соль в рану. Что вы чувствуете? Примерно то же самое вы будете испытывать при чтении этой книги.
 
Эта книга — о свободе. Более того, сама книга — упражнение в свободе, в явлении нам незнакомом, непривычном, а потому пугающем и болезненном.
 
Свобода ограничена традициями. Чем они сильнее, чем меньше мы осознаем те традиции, по которым живем, тем менее мы свободны. Кто-то из вас подумал: «Я уже столько обычаев поломал, что давно от них освободился». Однако мы живем по традициям на более глубоком уровне, чем принято считать, так что мы их даже не замечаем.
 
Порядки и обычаи определяют не только то, как мы одеваемся и какие песни поем — с этим разобраться не сложно. Они руководят также и нашей духовной, нравственной и интеллектуальной жизнью.
 
 

Жибрик Александр - Бог под арестом

Киев, Книгоноша, 2012
 

Александр Жибрик - Бог под арестом - Содержание


БЛАГОДАРНОСТЬ
СВОБОДА И РИСК
ВВЕДЕНИЕ
глава первая БОГ КАК ВЕЛИЧАЙШАЯ ТАЙНА
глава вторая ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА РЕЛИГИОЗНОЙ РИТОРИКОЙ?
глава третья УЗУРПАЦИЯ ОТКРОВЕНИЯ
глава четвертая КОМУ И ЗАЧЕМ НУЖЕН ХРАМ?
глава пятая ВЛАСТЬ, ПОСТРОЕННАЯ НА МИФЕ ОБ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ
глава шестая ИЗНАСИЛОВАННЫЕ «ВЕРОЙ»
глава седьмая О СТРАШНОМ И ТРАГИЧНОМ
глава восьмая СТАРЫЕ ДОГМЫ НЕ ВСЕГДА РАБОТАЮТ, или ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ О РЕЛИГИОЗНОЙ РИТОРИКЕ
глава девятая ЦАРСТВЕННОЕ СВЯЩЕНСТВО, или ОБОЛЬЩЕНИЕ, ВЕДУЩЕЕ К ДЕПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ
глава десятая ЦАРСТВО БОЖЬЕ vs. ПОМЕСТНЫЕ ЦЕРКВИ
глава одиннадцатая ЕГИПЕТ
глава двенадцатая КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?
глава тринадцатая УТРАЧЕННОЕ ЕВАНГЕЛИЕ
глава четырнадцатая ИИСУС — РАЗРУШЕННЫЙ И ВОССТАНОВЛЕННЫЙ ХРАМ
глава пятнадцатая ИИСУС — ПУТЬ ПОЗНАНИЯ ОТЦА
глава шестнадцатая ИИСУС — БОЖЕСТВЕННОЕ ПОСЛАНИЕ
глава семнадцатая ИИСУС — ИСТОЧНИК НАШЕЙ ВЕРЫ
глава восемнадцатая ВЛАСТЬ ХРИСТА И ЕГО ДОСТОИНСТВО
глава девятнадцатая ИИСУС — ИСТИНА, ЗНАНИЕ КОТОРОЙ ОСВОБОЖДАЕТ
глава двадцатая СТРАХ ПЕРЕД ОДИНОЧЕСТВОМ
глава двадцать первая БОЯЗНЬ НАЗЫВАТЬ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ
глава двадцать вторая СТРАХ ПЕРЕД НЕИЗВЕСТНЫМ
глава двадцать третья СИЛА ВОСКРЕСЕНИЯ
 

Александр Жибрик - Бог под арестом - 9 глава

 
В конце девяностых из-за кризисной ситуации в экономике, общей неразберихи в странах бывшего СССР, с одной стороны, и открывшихся возможностей для евангелизации и насаждения новых церквей — с другой, в евангельских церквях на постсоветском пространстве появилась целая армия новых служителей. Большинство из них сами недавно пришли в церковь, но теперь, вдохновленные горячими проповедями согласились выйти на ниву служения. Церкви появлялись, как грибы осенью после теплого дождя.
 
Только в союзе ХВЕ РБ за несколько лет количество церквей удвоилось, а вскоре даже утроилось. Было «правильное» время, время возможностей. Люди теряли работы, закрывались государственные предприятия; то, что раньше ни у кого не вызывало сомнения, ставилось под вопрос, от старых идеалов не осталось и следа, а значит, у людей появилась и возможность, и необходимость обратиться к духовному. Люди искали духовное везде: от гадалок до Рерихов, от кришнаитов до пятидесятников, казалось, что люди, долго отрицавшие свой духовной голод, наконец-то согласились его признать и теперь начали жадно насыщаться.
 
Однако со временем, по мере насыщения, пришел кризис, он пришел как время стагнации, пессимизма и усталости, он пришел не так резко как пробуждение, скорее, даже незаметно. Экономический кризис девяностых миновал, в жизни людей наступила стабильность и уверенность в дне завтрашнем, поэтому о Вечном стали думать все меньше. В какой-то мере церкви перестали расти еще и вследствие разочарования тех, кто пришел туда с надеждами и вопросами, оставшимися без ответа.
 
Но с выравниванием экономической ситуации и с появлением возможности заработать, причем заработать гораздо больше, чем могла себе позволить церковь, оплачивая пасторскую работу, скажем, где-нибудь в селе, мы можем наблюдать также и отток желающих посвятить свою жизнь пасторскому служению.
 
Берусь судить об этом, исходя из своих наблюдений за развитием ситуации в сфере библейского образования[133]. В конце 90-х — начале 2000-х годов при поступлении в Теологический Институт ОЦ ХВЕ (тогда еще Союз ХВЕ) проводились серьезные вступительные экзамены и основательное собеседование — так администрация проводила жесткий отсев, дабы избежать попадения в Институт людей случайных. В первые годы существования института был даже конкурс при поступлении. Но уже к 2005 году мы стали принимать на учебу всех подряд.
 
А когда я перешел работать в Библейский колледж ХВЕ, там брали на учебу откровенно слабых кандидатов — некоторые из них имели желание учиться, но были явно не способны к учебе. В общем, тема служения перестала быть актуальной — церкви не росли, люди «наелись» фразами «Бог вас любит, приходите в церковь», зарплаты у служителей в новых, только открывшихся церквях были настолько маленькими, что теперь вряд ли этим можно было кого-то заинтересовать.
 
Но это было еще полбеды. Настоящая беда состояла в том, что те служители, которые выразили желание служить Богу в 90-х[134], отказались от служения в середине первого десятилетия нового тысячелетия. Отсюда и массовая иммиграция евангельских верующих на Запад, в том числе и служителей. Почему так произошло?
 
Мне кажется, ответ отчасти кроется в банальной материальной заинтересованности. Небольшие сельские церкви были неспособны оплачивать труд своих служителей, сами же служители, в большинстве своем — городские жители, оказались неспособны (или не захотели) прокормиться в селе собственным трудом.
 
В результате у руководства религиозных объединений появилась новая головная боль — купленные и никому ненужные здания церквей в небольших селах и деревнях, куда теперь сложно «заманить» новых служителей и чьи регистрации сохранялись списками, похожими на Гоголевские «Мертвые души»: «огонь» 90-х давно погас, а новых смельчаков в наш материальный век уже довольно сложно найти. Люди, выражающие готовность идти на служение, смотрели на это дело достаточно трезво, интересовались вопросами заработка и карьерного роста. В общем, все было уже по-другому.
 
Для тех же, кто запрыгнул в эту «лодку» в 90-х, а сейчас начал подумывать, как бы из нее выбраться, самая большая проблема состояла в том, что они попросту отвыкли работать своими руками. За время служения они полностью депрофессионизировались, с одной стороны, а с другой — многим казалось, что переход от работы в костюме и с галстуком на работу в рабочей спецовке — нечто унизительное. Что-то похожее отмечает и Рабейну Моше-Хаим Луцато в книге «Месилат Йешарим. Путь праведных»:
 
Сколько людей, боясь уронить свое достоинство, мучают себя голодом и унижаются, живя на подаяние, но не берутся за работу, которая кажется им недостаточно почетной! Есть ли на свете еще больший вздор, чем этот? Они предпочитают безделье, приводящее к скуке, разврату, воровству и всем преступлениям на свете, лишь бы не уронить свое достоинство и не унизить, как им кажется, свою честь[135].
 
Нужно отдать должное тому, что иудейские мудрецы обращают столь пристальное внимание на этот вопрос, отмечая вздорность и надуманность подобного мышления и развращенность подобного образа жизни:
Наши мудрецы, которые учат нас и постоянно направляют на путь истины, сказали (Авот 1:10): «Люби ремесло и презирай власть [над другими]». И еще сказали (Псахим 113а): «Разделывай падаль на улице и не говори: «Я — большой человек, Я — священнослужитель»».
 
И еще сказали (Баба батра 110а): «Лучше человеку исполнять чуждую ему работу, но не нуждаться в [милости] других[136].
 
Проблема многих из нас состоит в том, что, встав на определенный путь, мы считаем ниже своего достоинства заняться чем-то другим, даже если при этом мы проводим жизнь в абсолютном бездействии. Никто не говорит о том, что мы должны отказаться от мечты, но если обстоятельства не позволяют нам приблизиться к ней, то зачем проводить свою жизнь в праздности? «Лучше человеку исполнять чуждую ему работу, но не нуждаться в [милости] других».
 
Говорю об этой проблеме, прежде всего, исходя из своего опыта. Когда меня уволили с должности проректора биБлейского колледжа ХВЕ, я был абсолютно не готов к чему-то другому. Поэтому одним из самых больших вызовов стал вопрос, а смогу ли я теперь делать работу, скажем прямо, не совсем соответствующую прошлому статусу?
 
Мои друзья, зная, что я могу выполнять кое-какую работу по стройке (в студенческие годы у меня была большая практика на разных подработках), стали предлагать заказы по укладке плитки. Когда я согласился на свой первый заказ, внутри и в самом деле была борьба — как я, обладатель магистерской степени по богословию, человек, работавший на должности проректора библейского колледжа, директора благотворительной организации, знающий два иностранных языка, буду укладывать плитку?!
 
Потеряв работу в колледже, я вскоре также отказался и от должности директора в основанном мной Культурно-просветительском учреждении «АСЕТ».
 
Жизнь пришлось начинать с нуля, но сделать это было очень непросто. Ситуация была даже несколько курьезная. Во всех анкетах я писал, что работаю директором издательства, которого также являюсь и соучредителем, но эта работа никак меня не обеспечивала, поэтому нужно было делать что-то еще.
 
В это время я также начал изучать в Лингвистическом университете французский, где все меня знали как директора издательства. И вот теперь я представлял себе, как прихожу на заказ по строительным работам и встречаю кого-то из своих сокурсников, или что еще хуже — кого-то из своих одноклассников. Того, кто выбился в жизни и мог себе позволить нанять плиточника с магистерской степенью по богословию, полжизни проучившегося за границей, а теперь годного только для того, чтобы выполнять тяжелый физический труд. Одним словом, мое «славное» прошлое очень мешало мне жить моим «бесславным» настоящим.
 
Но потом я подумал: а почему бы и нет? И даже не потому, что мой Бог унизился до того, чтобы работать плотником, а величайший христианский мыслитель апостол Павел шил палатки. А потому что передо мной стал вопрос: а кто вообще сказал, что это унизительно? Кто сказал, что укладка плитки — это не такая духовная работа, как работа преподавателя богословия?[137]
 
Все дело в стереотипах, которые нам навязаны жизнью. На нескольких стройках я видел молодых ребят, которые выполняли работу электриков, но по тому, как культурно они обращались с незнакомыми людьми, да и вообще, по их виду и поведению в целом, я понимал, что у этих ребят явно есть высшее образование.
 
На одном объекте перед плиточником была поставлена такая серьезная задача, что я понял: здесь мне с моим дилетантизмом делать нечего, чтобы решить поставленную задачу — нужно быть настоящим Мастером. Я понял, что по большому счету любой настоящий труд требует напряжения человеческого духа. В любом деле от человека требуется профессионализм, призвание и помазание.
 
Точно так же и в церкви: ей нужны не только люди призванные, но и люди, постоянно совершенствующиеся в своем призвании. Если этого не происходит, служитель постепенно перестает делать свою работу качественно. Но есть и другая проблема – люди, взявшиеся за труд служителя церкви, но не имеющие к этому призвания.
 
Возможно, им просто понравилась эта роль, возможно, были другие мотивы – неизвестно. Но я знаю, что непрофессиональные служители, дилетанты, назвавшие себя «пасторами», не имея на это призвания и дара, разрушили свою жизнь, жизнь того, чье место они заняли, и жизни тех людей, которым они предлагали свои неквалифицированные услуги.
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.2 (25 votes)
Аватар пользователя Викиб