Преображенский - Тертуллиан и Рим

Преображенский Павел - Тертуллиан и Рим
Обработка исторической действительности при помощи скриптурарно-эсхатологических мотивов создавала ортодоксальную историю христианской церкви, своего рода творимую легенду, которая должна была стать подлинной реальностью благодаря возраставшему авторитету епископальной церкви. Создавался трагический образ мучимой и гонимой с самого своего основания церкви, которая, несмотря на все преследования, все же превозмогала и побеждала грешный и неправедный мир, олицетворенный в виде нече.стивой римской империи. Этот образ предназначался для запечатления и канонизирования. Но этим вовсе не исчерпывалась задача апологета. Раскрашенное контрастными цветами эсхатологии прошедшее предъявляло целый ряд требований и к настоящему. Если история на глазах апологета упиралась в tempora ultima, если страшный последний день приближался с каждым быстротекушим часом, то и действительность должна была быть соответствующей этим последним временам. Задача историографа влекла за собой задачу моралиста и бытописателя. 
 
Результаты деятельности историка и бытописателя должны были быть строго аналогичны. Если только критический и недоверчивый взгляд исследователя может выделить из-под густой эсхатологической окраски реальную картину взаимоотношений христианской церкви и римской империи, то необходpмо такое же напряжение испытующего взора, чтобы строго различать между est и debet esse в описании христианского быта, которое нам дает апологет. Как эсхатологизм дал нам вместо изображения мирного сожительства христианской общины и языческой империи картину драматической борьбы между castra diaboli и castra dei, так и вместо мирного житья христиан в римской империи, как в социально-экономическом целом, мы имеем перед собой поспешное отречение последних праведников на земле от гниющего в своих беззакониях грешного мира.
 
Однако реальная действительность не может быть изгнана совершенно, тем более что и апологетические цели часто заставляют хвататься за нее, как за последнее спасение, и потому вместо изображения ecclesia Chrlstі, отделенной китайской стеной от imperium Caesaris как морально, та̋к и экономически, мы часто находим черточки, говорящие о теснейшем сожительстве имперской и церковной организаций и гневное негодование апологета на растущую деморализацию внутри христианской общины и строгие предписания о том, каков должен быть ее уклад в после.ние дни. Мы видим перед собой, с одной· стороны, утверждение, что истинный христианин toto gеnere отличен от закоренелого язычника, а с другой - достойные лучшего успеха усилия провести резкую демаркационную черту между христианской нравственностью и языческою, между христианским образом жизни и языческим. Постоянство и видимая тщета этих усилий заставляют нас сильно усомниться в самом существовании такой границы, которая так необходима апологету при изображении приближения последних времен, и, таким образом, мы здесь оказываемся лицом к лицу с тривиальной действительностью.
 

проф. Преображенский Павел - Тертуллиан и Рим - опыты по истории первохристианской Церкви

Москва, 1926
Институт истории
 

проф. Преображенский Павел - Тертуллиан и Рим - Оглавление

Предисловие
Введение
  • ГЛАВА I Imperium et ecclesia
  • ГЛАВА II Genus tertium
  • ГЛАВА III Veritas christiana
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Kliment