Спиноза - Богословско-политический трактат

Бенедикт Спиноза - Богословско-политический трактат
Теории власти
Каковы же права верховной власти? Их объем, как мы знаем, определяется мощью народа (multitudinis), ибо «чем более людей сходится таким образом воедино, тем более права они вместе имеют» и тем менее права имеет отдельный поданный или гражданин. Верховная власть неделима и непередаваема. Поэтому, «если государство уступает кому-либо право, а, следовательно, и власть жить по своему усмотрению, то, тем самым, оно отказывается от своего права переносить его на того, кому дало такую власть. Если же оно дало такую власть двум или многим лицам, чтобы, именно, каждый жил по своему усмотрению, то, тем самым, оно разделило верховную власть, и если, наконец, оно дало эту власть каждому из граждан, то, тем самым, оно разрушило само себя».
 
Существо верховной власти заключается главным образом в том, что она является «как бы духом государства, которым все должны руководствоваться», потому только верховная власть может решать, что хорошо и что дурно, что справедливо и что несправедливо, т. е. что следует делать каждому в отдельности или всем вместе или от чего воздерживаться, в то же время она абсолютно своенравна, sui juris, абсолютно свободна от всяких ограничений и подчинений каким бы то ни было законам и правилам. Границы ее права совпадают с границами ее действительной мощи.
 
Право приказывать все, что угодно, принадлежит носителям верховной власти лишь до тех пор, пока они действительно ею обладают; едва только они теряют ее, как вместе с тем они лишаются и права повелевать, и это право переходит к тому, кто овладел властью и может ее удержать за собой. Так реалистически развивает Спиноза свою точку зрения в применении к основным началам публичного права.
 

Бенедикт Спиноза - Богословско-политический трактат

(Теории власти)
М.: Академический проект, 2015. — 486 с. 
ISBN 978-5-8291-1777-1
 

Бенедикт Спиноза - Богословско-политический трактат - Содержание

Богословско-политический трактат, содержащий несколько рассуждений, показывающих, что свобода философствования не только может быть допущена без вреда благочестию и спокойствию государства, но что она может быть отменена не иначе как вместе со спокойствием государства и самим благочестием
  • Предисловие
  • Глава I. О пророчестве
  • Глава II. О пророках
  • Глава III. О призвании евреев и о том, был ли пророческий дар свойствен только евреям
  • Глава IV. О божественном законе
  • Глава V. Об основании, почему были установлены религиозные обряды, и о вере в исторические рассказы, именно: на каком основании и кому она необходима
  • Глава VI. О чудесах
  • Глава VII. Об истолковании Писания
  • Глава VIII. В которой показывается, что Пятикнижие и книги Иисуса Навина, Судей, Руфи, Самуила и Царей не суть оригиналы. Затем исследуется: были ли все они написаны многими авторами или одним только, и кем именно?
  • Глава IX. Разбираются другие вопросы о тех же книгах, именно: Ездра ли наложил на них последнюю руку, и затем — маргинальные заметки, которые находятся в еврейских кодексах, были ли разночтениями?
  • Глава X. Остальные книги Ветхого Завета исследуются тем же способом, как и предыдущие 
  • Глава XI. Исследуется, написали ли апостолы свои Послания как апостолы и пророки или же как учители, затем показывается обязанность апостолов
  • Глава XII. Об истинном подлиннике божественного закона, на каком основании Писание называется священным и на каком основании — словом божьим, наконец, показывается, что оно, поскольку содержит слово божье, дошло до нас неповрежденным
  • Глава XIII. Показывается, что Писание учит только самым простым вещам и, кроме повиновения, не преследует иной цели и относительно божественной природы оно учит только тому, чему люди могут подражать известным образом жизни
  • Глава XIV. Что есть вера, кто такие верующие, определяются основания веры и, наконец, сама она отграничивается от философии
  • Глава XV. Ни богословие разуму, ни разум (ratio) богословию не служит; показывается и основание, которое убеждает нас в авторитете Священного Писания
  • Глава XVI. Об основах государства, о естественном и гражданском праве каждого и о праве верховной власти
  • Глава XVII. Показывается, что никто не может передать всего верховной власти и что в этом нет необходимости. О государстве евреев: каково оно было при жизни Моисея, каково после его смерти до избрания царей, и о его преимуществе, и, наконец, о причинах, почему теократия могла погибнуть и почти не могла существовать без раздоров
  • Глава XVIII. Из государства и истории евреев выводятся некоторые политические догмы
  • Глава XIX. Показывается, что право относительно священных вещей принадлежит всецело верховной власти и что внешний культ религии должен быть приспособлен к соблюдению спокойствия в государстве, если мы хотим правильно повиноваться богу
  • Глава XX. Показывается, что в свободном государстве каждому можно думать то, что он хочет, и говорить то, что он думает
  • Примечания к «Богословско-политическому трактату», написанные автором после издания книги
Политический трактат, в котором показывается, каким образом должно быть устроено общество там, где имеет место монархическое правление, а равно и там, где правят знатные, дабы оно не впало в тиранию и дабы мир и свобода граждан оставались ненарушимыми
  • Глава I. Введение
  • Глава II. О естественном праве
  • Глава III. О праве верховной власти
  • Глава IV. О важнейших политических делах
  • Глава V. О наилучшем состоянии верховной власти
  • Глава VI. О монархии 
  • Глава VII. О монархии. Продолжение
  • Глава VIII. Об аристократии, о том, что государство с аристократической формой правления должно состоять из большого числа патрициев, о его превосходстве и о том, что оно более, чем монархия, приближается к абсолютному и что по этой причине оно более приспособлено к сохранению свободы
  • Глава IX. Об аристократии. Продолжение
  • Глава X. Об аристократии. Окончание
  • Глава XI. О демократии
Примечания
  • Богословско-политический трактат
  • Политический трактат
С.Ф. Кечекьян - Этическое миросозерцание Спинозы
IV. Постановка этической проблемы
V. Решение этической проблемы
VI. Оценка нравственного учения Спинозы
VII. Учение о праве. Естественное право
VIII. Учение о праве. Естественное состояние и общественный договор
IX. Учение о государстве
X. Формы государственного устройства. — Рациональное устройство государства
XI. Учение о праве и государстве. Заключительные замечания
 

Бенедикт Спиноза - Богословско-политический трактат - О чудесах

 
Подобно тому как знание, превышающее человеческое понимание, называется божественным, так и дело, причина которого толпе неизвестна, люди привыкли называть божественным, или делом божьим. Толпа ведь думает, что могущество и промысл божий обнаруживаются яснее всего тогда, когда она видит, что в природе случается нечто необыкновенное и противоречащее мнению, которое в силу привычки она имеет о природе, особенно если это доставит ей выгоду или удобство; и толпа думает, что существование бога ни из чего нельзя яснее доказать, как из того, что природа, как думают, не сохраняет своего порядка. И потому полагают, что все те, которые объясняют вещи и чудеса естественными причинами или стараются уразуметь их, устраняют бога или по крайней мере промысл божий. Думают именно, что бог до тех пор ничего не делает, пока природа действует обычным порядком, и, наоборот, что мощь природы и естественные причины (causae naturales) до тех пор бездеятельны, пока бог действует. Таким образом, они воображают две мощи (могущества — potentia), отдельные одна от другой, именно: мощь бога и мощь естественных вещей, известным образом, однако, определенную или (как многие в настоящее время охотнее принимают) созданную богом.
 
Но, что они разумеют под тем и другим и что разумеют под богом и природой, они, конечно, не знают, — разве что представляют себе мощь бога вроде господства какого-то царского величества, а мощь природы — вроде силы и натиска. Итак, необыкновенные дела природы толпа называет чудесами, или делами бога, и она отчасти из набожности, отчасти из желания противоречия тем, кто разрабатывает естественные науки, не желает знать о естественных причинах вещей и жаждет слышать только о том, в чем она больше всего несведуща и чему вследствие этого больше всего удивляется; а это происходит оттого, что она может почитать бога и относить все к его господству и воле не на ином каком основании, как только устраняя естественные причины и представляя себе вещи вне порядка природы, и потому, что она удивляется более мощи божьей, только пока представляет себе мощь природы как бы покоренной богом. Это, кажется, повело свое начало от первых иудеев, которые рассказывали о своих чудесах, чтобы убедить язычников своего времени, почитавших видимых богов, именно: Солнце, Луну, Землю, воду, воздух и пр., и показать им, что те боги слабы и непостоянны или изменчивы и подчинены невидимому богу; этим они старались также показать, что вся природа направлена в их только пользу благодаря господству бога, чтимого ими. Это так понравилось людям, что они до сих пор не прекратили выдумывать чудеса, дабы про них думали, что они богу милее остальных и составляют конечную цель, ради которой бог все создал и непрерывно все направляет. Чего только не припишет себе глупость толпы, не имеющей никакого здравого понятия ни о природе, ни о боге, смешивающей решения бога с решениями людей и, наконец, воображающей природу до того ограниченной, что думает, будто человек составляет самую главную ее часть!
 
Этим я довольно подробно рассказал о мнениях и предрассудках толпы относительно природы и чудес; однако, чтобы изложить предмет последовательно, я покажу: 1) что ничто не совершается вопреки природе, но что она сохраняет вечный, прочный и неизменный порядок, и заодно — что должно разуметь под чудом; 2) что мы из чудес не можем познать ни сущности, ни существования, а следовательно, ни промысла божьего, но что все это гораздо лучше понимается из прочного и неизменного порядка природы; 3) на нескольких примерах из Писания покажу, что Писание под решениями и велениями бога (Dei decreta et volitiones), а следовательно, и под промыслом (providentia) разумеет не что иное, как самый порядок природы, необходимо вытекающий из ее вечных законов; 4) наконец, скажу о способе толкования чудес Писания и о том, на что преимущественно должно обращать внимание в повествованиях о чудесах. И это самое главное, что относится к предмету настоящей главы и что, кроме того, думаю, не мало послужит цели всего этого труда.
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat christifid