Человек в богословии митрополита Антония Сурожского

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Человек в богословии митрополита Антония Сурожского
11—13 сентября 2009 г. в Москве состоялась вторая международная конференция, посвященная наследию митрополита Антония Сурожского. В отличие от первой конференции (2007 г.), которая ставила целью представить широкий спектр направлений в наследии Владыки, вторая была сосредоточена на антропологии владыки Антония, теме для него важной, которой посвящены многие его беседы и проповеди. «Человек является единственным пунктом встречи полного атеиста и сознательного верующего». «... веру - не только в Бога, но в человека - мы должны принести в мир».
 
Разумеется, конференция не исчерпала темы, но доклады представили некоторое количество самых разных подходов к ней. Каждый докладчик подошел к вопросу о человеке в богословии митрополита Антония в соответствии с собственным опытом общения (личного или через тексты) с Владыкой. Некоторые доклады были прочитаны в переводе с английского (за невозможностью для зарубежных авторов прибыть в Москву лично), другие, сделанные на английском языке, сопровождались синхронным переводом. Ценным вкладом были личные воспоминания о почившем иерархе, который многие десятилетия нес Евангельское благовестив человеку двадцатого века.
В сборник включены все доклады, прозвучавшие на конференции. Список докладчиков помещен в конце книги.
 

Человек в богословии митрополита Антония Сурожского - Доклады Второй международной конференции 11—13 сентября 2009 г. Москва

М.: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», 2013. - 336 с. 
ISBN 978-5-903898-30-5
 

Человек в богословии митрополита Антония Сурожского - Доклады Второй международной конференции 11—13 сентября 2009 - Содержание

  • От составителей
  • Приветствие митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси
  • Приветствие директора Дома Русского Зарубежья им. А. И. Солженицына В. А. Москвина
  • Протоиерей Иоанн Ли Бог в человеке
  • Каноник Джон Биннс Живое свидетельство веры. Митрополит Антоний и его служение студентам
  • Протоиерей Владимир Архипов О достоинстве человека
  • А. В. Маркидонов Тайна человека: митрополит Антоний Сурожский и некоторые особенности святоотеческой антропологии
  • П. Б. Михайлов Богословский метод владыки Антония
  • А. И. Шмаина-Великанова Насилие и жертва в богословии митрополита Антония
  • Иеромонах Дамаскин (Лесников) Призвание и смысл жизни человека на примере личности и богословия митрополита Антония Сурожского
  • Е.Л. Майданович Издательские планы Фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»
  • Карен Гринхед Митрополит Антоний: приходской священник в Британии
  • Е.В. Белякова Православие: религия или идеология?
  • Аврил Пайман Митрополит Антоний Сурожский: иностранец в России
  • А. Н. Зайцев «Подвижничество», «аскетизм» и «дисциплина» в трудах митрополита Антония
  • Протодиакон Петр Скорер Андрей - отец Антоний - митрополит Сурожский: Владыка в моем личном опыте
  • Приложение письма А.Б. Блума к семье Н.С Франк
  • Протоиерей Сергий Овсянников Быть собой
  • Б. А. Воскресенский Самопознание как духовный путь и психический процесс
  • Диакон Павел Сержантов Время Человека
  • С. Ф. Постольников Врачевание владыки Антония. Несколько замечаний
  • А.С. Филоненко Богословие общения и евхаристическая антропология митрополита Сурожского Антония: предложение для современного богословия
  • Джон Палмер Обретение личности (по проповедям митрополита Антония)
  • К.В. Харабет Некоторые уроки митрополита Антония Сурожского с точки зрения социологии и юриспруденции
  • Мариана Гринан Митрополит Антоний Сурож-ский, каким я его знала с 1945 по 2003 год
  • Несколько свидетельств в заключение
  • Сведения о докладчиках

Человек в богословии митрополита Антония Сурожского - Доклады Второй международной конференции 11—13 сентября 2009 - Протоиерей Иоанн Ли - Бог в человеке

 
Скажу сразу: если кто и прозревал в человеке присутствие Божие, это был, несомненно, митрополит Антоний. Это явственно из каждого его слова, и было совершенно очевидно в том, как он общался с людьми. Думаю, это было для него легко, потому что он действительно верил в человека и в его высокое призвание. Слова «подлинный человек» в его устах были наивысшей похвалой кому-либо. Ему всегда было жаль время на «благочестивые» привычки, и он часто внушал своим священникам и диаконам, что лучше нарушить правило, чем сломить человека. Он неоднократно говорил мне: «Знай правила, это наилучшее руководство, но не всегда они решают проблему». Он не любил тех священников, да и рядовых христиан, чья духовная жизнь шла как бы «на автопилоте».
 
Что же за правила он советовал иметь под рукой, но не исполнять неукоснительно? Позвольте сказать: прежде всего, он не был гуру, - он непоколебимо верил во Христа, и правила, которым он доверял больше всего, это, в первую очередь, заповеди Бога Отца Вседержителя и слова Его Единородного Сына, Господа нашего Иисуса Христа. Он ценил и высоко ставил многих наставников - тех, кто умел прозреть в человеке Бога. Митрополит Антоний считал, что истина открывается многообразно. Если истина подлинная, она исходит от Бога; если в ней можно обнаружить ошибку, это означает, что она не от Бога. Он был в первую очередь предан Православной Церкви, он многого ожидал от нее и, увы, подчас бывал разочарован.
Другое его примечательное свойство - способность и готовность прощать; опять-таки, порой это всепрощение ему приходилось обращать на саму Церковь.
 
Бывало, от него ожидали слишком многого - его ежедневный график был очень напряженный, и людям приходилось ждать возможности встретиться с ним. Порой они высказывали ему свое нетерпение и раздражение, но я не помню, чтобы он разгневался в ответ, - он всегда проявлял понимание и готов был извиниться за свои промахи. По моему мнению, есть в нашей среде люди, которым следовало попросить у него прощения, пока он был жив, чего, насколько знаю, они не сделали.
 
Будь он здесь с нами, мы могли бы поставить ему вопрос: «Владыка, вы так крепко верите в обетование, что Бог живет в человеке, - как нам это понимать? Что вы думаете об этом?» Он бы ни за что не ответил: «Читайте мои книги», - но, конечно, ответ в большой мере в них... так что я именно так отвечу за него, и я уверен, что вы прочли его книги.
 
Большинство великих мировых религий непременно упоминают о Боге, например, о силе Божией, присутствующей в каждом человеке. Мне кажется, взгляды митрополита Антония всегда были трезвыми и практическими. Он любил, например, отсылать к практике дзен: «Духовность дзен не в том, чтобы думать о Боге, чистя картошку; духовность дзен - просто чистить картошку». Это ему очень нравилось - просто неуклонно быть христианином!
 
Я дважды просил его (как некоторые из вас знают) быть моим духовным отцом, и оба раза он отказался, сказав, что не хочет иметь со мной такого рода отношений. Меня это задело, и я спросил его, не в том ли причина, что он не доверяет в целом отношениям духовного отцовства. Он ответил не сразу, вернее, он не раз возвращался к этому вопросу, - быть может, потому что чувствовал неловкость, оттого что отказал мне? Как бы то ни было, я помню эти разговоры и хотел бы поделиться кое-чем из них.
 
Первое же, что он сказал, произвело на меня сильное впечатление: что взаимоотношения духовного отца и духовного чада могут вылиться в резко выраженный изоляционизм - дурной изоляционизм от семьи, от друзей, от других людей, в том числе и тех, кто приносил духовную пользу. Он считал, что именно это случалось во многих ситуациях, когда другие священники могли бы принести пользу тому, кто оказался изолированным в такого рода взаимоотношениях один на один. Он также сказал, исходя из собственного опыта, что молитвенная жизнь самого священника часто страдает от его положения духовного отца.
 
Разумеется, он не отвергал традицию. Нет, он ее поддерживал, но твердо был уверен, что в такие отношения нельзя вступать легко. Во многих случаях «темная ночь» души может быть облегчена встречей с подходящим духовным отцом... и многие из нас, несомненно, молятся о том, чтобы им выпала такая встреча.
 
И хотя отец Антоний действительно являлся «духовным отцом» для сотен людей, для многих инославных на Британских островах он был известен как русский православный священнослужитель, способный проповедовать людям всех религий и вдохновлять их.
Иногда некоторые из старожилов епархии возили его на различные религиозные собрания; хотя, вообще-то, он мог сам вести машину, я видел, как он управлял трактором. Сам я старался никогда не использовать эти поездки как личную, персональную возможность общения, и я думаю, он это ценил. Я предоставлял ему говорить - или не говорить - о приходских делах.
 
Одна из причин, почему его любили слушатели: люди чувствовали, что он ценит их чувства, их опыт и переживания.
 
Как-то он сказал, что 99% людей - верующие или хотели бы быть таковыми.
 
По одному пункту мы с ним всегда расходились - католическая церковь. Он считал, что католическая церковь исказила некоторые положения христианства, например, своим учением о чистилище и др. Думаю, он остро реагировал на их напористый прозелитизм и на утверждение, что единственная истинная церковь - католическая. Кроме того, его юные годы, когда он формировался как человек, прошли в стране, некогда отличавшейся благочестием на католический лад. Однако, как многие из вас знают, митрополит Антоний любил латинский язык и даже, пока учился в университете, зарабатывал на жизнь тем, что преподавал латынь школьникам. У нас был любимый обычай - оставлять друг другу записки на латыни.
 
Одно в Западной церкви он глубоко ценил - тот период, когда в ней были величайшие мистики. Он был твердо убежден, что мистический опыт совершенно доступен каждому верующему христианину. Он сам опытно пережил физическое присутствие Христа, и верил, что это не только возможно, но и богословски обосновано Воплощением Сына Божия. То, как он совершал богослужение, прямо дает ключ в отношении этой мистической возможности: абсолютная собранность, покой, безмолвие - все то, на чем он неукоснительно настаивал, подготовляло душу к соприкосновению с мистической областью или, как сказал бы сам митрополит Антоний, «давало присутствию Божию в душе расти, созревать и очищать душу». И это позволяет мне считать его самого мистиком - способность уходить, погружаться в молитву, и получать от Бога твердое уверение в Его присутствии. Он глубоко сознавал, какое значение имеет человеческий опыт - во многих областях, но, в первую очередь, в области веры. Потому-то его проповедь была столь веской и искренней. Он так желал, чтобы каждая душа ощутила Христа!
 
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Slava1995