Гурфинкель - Книга Летописей - ТаНаХ - При Аарон

Книга Летописей - перевод Фримы Гурфинкель
ТаНаХ - При Аарон - Перевод Фримы Гурфинкель книг «Пророков» (Невиим) и «Писаний» (Кетувим) с классическими комментариями РИШОНИМ

Издание серии «ТаНаХ - При Аарон» осуществляется благодаря усилиям группы единомышленников из города Запорожья, а также их близких друзей и партнеров (да продлит Вс-вышний их годы и годы их детей в счастье, здоровье и благополучии) решивших принять участие в осуществлении обширного проекта по выпуску еврейских святых книг на русском языке. 
 

Книга Летописей в переводе Фримы Гурфинкель с толкованием РаШИ - в 2-х томах

 
КНИГА  ЛЕТОПИСЕЙ  с  толкованием  РаШИ
THE  BOOKS  OF  CHRONICLES  with  commentary  of  RASHI
Перевод: Фрима Гурфинкель
JEWISH BOOK
ЕВРЕЙСКАЯ КНИГА
ИЕРУСАЛИМ - ЗАПОРОЖЬЕ
5773 - 2013
ISBN  978-965-7412-45-9
 

Книга Летописей в переводе Фримы Гурфинкель с толкованием РаШИ - в 2-х томах - Перевод

 
19 И СОЖГЛИ они Дом Б-жий,
И РАЗРУШИЛИ
СТЕНУ Йерушалаима,
И ВСЕ ЕГО ЗАМКИ СОЖГЛИ ОГНЕМ,
И ВСЕ ЕГО ЦЕННЕЙШИЕ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПОГУБИЛИ.
20 А ОТ МЕЧА ОСТАВШЕЕСЯ ИЗГНАЛ ОН В БАВЕЛЬ,
И ОНИ БЫЛИ ЕМУ И ЕГО СЫНОВЬЯМ РАБАМИ ДО ВОЦАРЕНИЯ ЦАРСТВА ПАРАСА,
21ВО ИСПОЛНЕНИЕ РЕЧЕНЬЯ ГОСПОДНЕГО УСТАМИ ИРМеЯУ, ПОКА НЕ УДОВОЛИЛА ЗЕМЛЯ (3а) СУББОТЫ СВОИ,
(ВО) ВСЕ ДНИ СВОЕГО ЗАПУСТЕНИЯ СОБЛЮДАЛА СУББОТУ
 

Книга Летописей в переводе Фримы Гурфинкель с толкованием РаШИ - в 2-х томах - комментарий РаШИ

 
И два (года царствия) Амона, и одиннадцать (лет) Иеойакима, - всего тридцать пять лет. А это пророчество было дано Йехезкэлю в пятом году (царствия) Цидкийау, - всего сорок (лет). В общей сложности у Исраэля и Иеуды четыреста тридцать лет. На четыреста лет приходится шестьдесят четыре субботних и юбилейных года. На тридцать пять лет приходится пять субботних лет.
 
Всего шестьдесят девять, и последний юбилейный год тоже был вменен им в вину, потому что за их вину в том году они подверглись изгнанию. Таким образом, было семьдесят святых субботних лет, которые (сыны) Исраэля не соблюдали. За это они подверглись семидесятилетнему изгнанию в исполнение сказанного: ”Тогда удоволит земля (за) субботы свои” [И воззвал 26, 84].
 
Так разъясняется в Седеролам. И также Летописи завершаются этим. Поскольку сказано: ”...до исполнения семидесяти лет”, нужно было привести эти стихи и (стихи) Эзры вначале, чтобы сообщить нам, каким образом произошел поворот и они возвратились на свою землю. И потому нужно было сказать здесь: ,’И в первом году Коре- ша, царя Параса,.. Господь пробудил дух Кореша... Кто среди вас из всего народа Его, и он да взойдет!” - В слове ”увишенаш” (и в году) прибавлена буква ”вав”, потому что (в ТаНаХе) Книга Даниэля отделяет Летописи от Книги Эзры, а буква ”вав” их соединяет.
 
22 дух Кореша о Его волю.
 
букв.: и он провел глас о Глашатай оповестил всех его подданных в его царстве.
а также на письме о он послал ко всем своим подданным, говоря:
 
23 так сказал Кореш, царь Параса: Все царства земли
Ибо я правлю, став царем над всеми царствами.
 
и Он поручил мне о Через пророка Иешайау Он повелел мне построить Ему Дом в Иерушалаиме, как сказано: ”(Кто) говорит Корешу... Так сказал Господь Своему помазаннику Корешу...” [Йегиайау 44, 28 - 45, 1]. - Это пророчество Иешайау ему уже было изречено.
что на (земле) Йеуды о Йерушалаим - в округах Йеуды. ДО ИСПОЛНЕНИЯ СЕМИДЕСЯТИ лет.
 
22 И В ПЕРВОМ ГОДУ
 
Кореша, царя Параса,
по завершении реченья Господнего устами Ирмеяу
Господь пробудил
дух Кореша, царя Параса,
и он оповестил по всему своему царству,
а также на письме, говоря:
 
23 Так сказал Кореш, царь Параса:
Все царства земли дал мне Господь, Б-г небес,
и Он поручил мне построить Ему Дом в Йерушалаиме, что на (земле) Йеуды.
Кто среди вас из всего народа Его, - Господь, Б-г его, с ним, и он да взойдет!
 
РаШИ
кто среди вас из всего народа Его, - Господь, Б-Г ЕГО, с ним, и он да взойдет о В государствах (повсюду) провозглашали так: ”Кто из всего народа Пресвятого, пусть придет строить Его Дом, который в Иерушалаиме!”
и он да взойдет о Пресвятой да будет ему в помощь и нам в помощь!
 

Раби Шеломо Ицхаки (1040-1105)

 
Является самым известным толкователем Талмуда и ТаНаХа, основоположником французской школы экзегезы. С ним связаны многочисленные легенды, но до нас дошли лишь отдельные достоверные биографические сведения. Известно, что он учился в знаменитых ешивах Германии, в Майнце и Вормсе, а по возвращении во Францию создал собственную ешиву, которая вскоре стала главной в Западной Европе и привлекала к себе многочисленных учеников из разных мест еврейской диаспоры.
 
В своем толковании РаШИ соединяет глубокие и всесторонние знания письменной и устной Торы с талантом точного и лаконичного изложения. Он обладает удивительной способностью внести ясность во все требующее разъяснения. РаШИ ставит перед собой цель истолковать ТаНаХ на уровне прямого толкования (пешата) с использованием таких мидрашей, которые разрешают так называемые трудности в стихах и выясняют их смысл в стройной последовательности и взаимосвязи текста. По его мнению, стихи не лишаются прямого смысла и там, где аллегоричность и образность очевидны. Редким исключением из этого правила является толкование к ”Песни песней", где прямое толкование уводит от понимания истинного смысла.
 
РаШИ исходит из того, что вся письменная и устная Тора представляет собой единое целое. При этом первая служит отправной точной для второй, а вторая, в свою очередь, яв- ляется ключом к пониманию первой в ее смысловом единстве. В качестве важного инструмента толкования РаШИ использует знание грамматики языка иврит, являясь последователем грамматической школы Менахема бен-Серука и Дунаша бен-Лабрата, живших в 10-ом веке в Испании. Он сформулировал немало правил языка иврит, уточнил значение многих синонимов, указал на отличие языка Талмуда от языка Мишны, но при этом, толкуя слова ТаНаХа, он нередко исходил из языка мудрецов. В некоторых случаях РаШИ ссылается на реалии современной ему жизни, как, например, чеканка монет, гравировка по камню, изготовление стекла, охота на птиц, военное искусство и т. п. РаШИ сам не составил словарь, как это сделал, например, РаДаК, но его толкования содержат в себе весьма полный словарь языка Писания. Нередко для уточнения он пользуется арамейскими переводами Ункелуса и Ионатана. Около тысячи слов в ТаНаХе он истолковал посредством перевода на французский язык.
 
В отличие от представителей испанской школы экзегезы РаШИ не занимался философскими проблемами, поскольку на евреев Германии и северной Франции в тот период философия влияния не имела. Он, как правило, не выясняет смысл заповедей, не дает оценки поступкам, описанным в ТаНаХе, а также не уточняет хронологию ТаНаХа.
 
Известно, что до конца своих дней РаШИ пересматривал, исправлял и дополнял свои толкования. По свидетельству его внука РаШбаМа, незадолго до своей смерти РаШИ говорил ему о том, что, будь у него время, он предложил бы другие толкования согласно прямому смыслу, который заново открывается ежедневно.
 
Большая часть его толкований, в особенности к Торе, основана на высказываниях мудрецов, а меньшая часть посвящена лингвистическому исследованию. Нужно отметить, что РаШИ творчески подходит к богатому материалу из Талмуда и из сборников мидрашей. Из разнообразных источников он выбирает такие мидраши, которые служат ключом к пониманию письменной Торы и отвечают на вопросы, возникающие при углубленном чтении. Он обрабатывает материал, сокращает или расширяет его, иногда соединяет несколько источников, чтобы достичь предельной ясности. При этом его толкование отличается единством стиля и ни в коей мере не представляет собой набор разнородных цитат.
 
Толкование РаШИ оказало влияние на все последующие поколения. С одиннадцатого века и до наших дней невозможно представить себе изучение Торы без РаШИ. Немало великих знатоков Торы в своих толкованиях опираются на РаШИ, порою вступая с ним в дискуссию, как делает это, например, РаМбаН. Известны сотни толкований к толкованию РаШИ, и среди них ставшие классическими книги Маарала из Праги и раби Элийау Мизрахи, которые посвящены ис- следованию глубинного содержания и методологии этого неповторимого труда. РаШИ истолковал почти весь ТаНаХ. Его толкование к Торе распространялось в рукописном виде, а затем стало первой книгой на иврите, которая была издана типографским способом. Начиная с 17-ого века оно переведено на немецкий, английский и французский языки.
 
Толкование РаШИ к Талмуду не имеет себе равных ни ере- ди предшественников, ни среди последователей. Оно основа- но на многовековой традиции толкования, которую РаШИ усвоил от своих учителей и которую он подытожил и обобщил. Печатные издания Талмуда неизменно выходят с толкованием РаШИ. Начиная с тринадцатого века его принима- ют во внимание все толкователи Талмуда. Толкование РаШИ к Талмуду закладывает прочный методологический фундамент для изучения вопроса в глубину на его месте и в ширину всего трактата. Подобным же образом его подход к изучению письменной Торы требует истолкования конкретного места в непрерывной последовательности всего ТаНаХа. Особенность толкования РаШИ состоит в возможности его приме- нения на разных уровнях: чем выше уровень ученика, тем большую пользу он может извлечь, и тем лучше он может оценить достоинство толкования и величие его автора.
 
Летопись грядущего применительно к большинству Книг ТаНаХа мудрецы придерживаются правила, что стих никогда не лишается своего прямого смысла [Шабат 63а]. Что же касается Книги Летопи- сей, то здесь порой толкования мудрецов, казалось бы, чрезвычайно далеки от прямого смысла. Разные имена они связывают с одним человеком, смешивают поколения и семьи, как бы не обращая внимания на очевидное значение стихов. Такой необычный подход к Летописям свидетельствует об уникальности этой Книги в целом и в особенности подробных родословных списков, приведенных в ней.
 
Сравнивая Книги Пророков с Книгами Писаний, раби Ионатан Эйбшиц уподобляет первые царскому сыну, а вторые - слуге. Личный слуга видит своего господина тогда, когда никто из посторонних и даже из его родственников доступа к нему не имеет. Порой слуга слышит сокровенные помыслы, которые царь никому другому не доверит. Правда, слуга  лишен полномочий обнаружить или исполнить царскую волю. В отличие от него царский сын слышит прямое обращение царя к нему, но знает лишь то, что царь ему поручает. В этом смысле его знание уступает знанию слуги, но у него есть неоспоримое преимущество: он уполномочен исполнить царскую волю. Так, например, Даниэлю, наделенному духом святым, открылось грозное видение, в то время как бывшие при нем Хагай, Зехар’я и Мал’ахи ничего не видели. Товарищи Даниэля, пророки, по сравнению с ним имели явное преимущество, но в одном он их превосходил: он видел то, чего они не видели. Ведь царский слуга видит больше, чем царский сын.
 
В Писаниях содержится Б-жественная мудрость, не открытая пророкам, хотя в них Царский голос не звучит открыто. В Книгах Пророков мы слышим голос Б-га, но они содержат лишь сказанное Им для провозглашения народу.
 
Летописи содержат родословную большинства колен Исраэля и рассказ о событиях, не всегда тесно связанных с историей семейств. Эзра, собрав материал из разных источников, при его изложении строго не соблюдал хронологическую последовательность и не устранял противоречия между разными версиями, включая расхождения между Летописями и Книгой Эзры. Опуская некоторые родословные списки, Эзра отсылает нас к книгам, не дошедшим до нашего времени, но бывшим в его распоряжении вместе с древними письменными источниками и устными преданиями.
 
Не весь материал, использованный Эзрой, нес на себе изначально отпечаток святого пророческого духа. Но Книга Летописей вошла в число Священных Писаний, потому что в своих источниках Эзра сумел рассмотреть то, чего не сознавали их составители. Он увидел, как события вписываются в общий ход истории, направляемой Провидением, и обнаруживал духовную сущность происходящего. Толкователи предостерегают нас от ошибочной оценки Летописей из-за их мнимой простоты и многочисленных неточностей. Эту Книгу нужно понимать, исходя из утверждения мудрецов, что она дана для истолкования [Ваикра раба 1, 3] и обнаружения в ней смысла, скрытого за именами и событиями.
 
В Летописях немало людей причислены к семействам, к которым они формально не принадлежали. Излагая исто- рию народа, носителя Б-жественного присутствия в мире, Эзра прежде всего обращает внимание на духовную преемственность и общность. Мудрецы обнаруживают в этом скрытую сторону действительности. В Летописях представлены два мира. Это мир прямого смысла слов, где прослеживается происхождение колен до их возвращения в Цийон из Бавеля. В другом мире скрытого смысла хронология и генеалогическая принадлежность менее важны, чем общность назначения и целей.
 
Народ Исраэля можно исчислить и описать его составные части. Колена, во многих отношениях столь отличные друг от друга, в их истинной вечной реальности составляют единое целое. При этом различия между семьями и коленами позволяют им дополнить друг друга. В едином народе физическое существование и духовная сущность соединяются.
 
Мудрецы учат нас, каким образом внешняя хронологическая история определяется метаисторией, ее духовным измерением и той духовной миссией, ради которой народ Исраэля был создан. Летописи излагают историю с точки зрения вечности, уделяя внимание не деталям, местам и событиям, а их метаисторической сущности. Изучая Летописи, мудрецы обнаруживают в них тайны Б-жественного присутствия, которое распространяется на весь народ и на отдельного человека. Расшифровкой Летописей с их неоценимым духовным богатством занимались многие мудрецы. Так, например, знаменитая Берурийа, жена раби Меира, посвятила им три года напряженной работы [Песахим 626]. Лишь немногие резуль- таты их усилий дошли до наших дней.
 
Во всех Книгах Писаний, и прежде всего в Книге Даниэля и в Летописях, в завуалированном виде говорится об окончательном избавлении. Книга Летописей может служить ключом к пониманию миссии народа Исраэля и его роли во всемирной истории. В трактате Кидугиин [30а] мудрецы учат, что в Книге Псалмов на восемь стихов больше, чем в Торе, а в Летописях на восемь стихов меньше. При этом, по мнению Виленского Гаона, они рассматривают Книгу Летописей вместе с Книгой Даниэля. Никакие другие Книги ТаНаХа с Торой не сравнивают. О том, что объединяет Пять Книг Псалмов с Пятикнижием Торы, подробно говорится в мидраше Шохертов [1]. Вероятно, общей для Летописей и Торы является их метаисторическая направленность. Тора сама называет себя ”родословной книгой человека” [В начале 5, 1], которая не ограничивается десятками поколений, но охватывает всю историю человечества. Описанные в ней события, происходившие на протяжении двух с половиной тысяч лет от сотво- рения мира, и люди, представленные в ней, определяют всю историю в дальнейшем.
 
С этой точки зрения Книгу Летописей можно сравнить с Торой, поскольку она тоже излагает историю человечества сквозь призму опыта народа, который принял Тору и призван исполнить Б-жественную миссию на земле. Вместе с Книгой Даниэля Летописи излагают метаисторию на пути к окончательному избавлению человечества. Мудрецы главным образом обращают внимание на это, а не на хронологически точное описание событий и людей. Так, Боаз (Шахараим) из колена Иеуды включен в число потомков Бин’ямина [I 8, 8] ввиду его миссии. Изучая Летописи, мудрецы указывают на путь к разрешению противоречий и объяснению пропусков и дополнений. Например, в Свитке Рут сыновья Элимелеха названы Махлоном и Килйоном, в Книге Летописей [I 4, 22] они названы Иоашем и Сарафом, потому что, по мнению мудрецов, Иоаш отчаялся (”йеуш означает отчаяние), лишился надежды на избавление, а Сараф (чье имя означает сожжение) сожжения заслуживал. Свиток Рут, описывая определенный исторический период, называет их именами собственными. А в Книге Летописей, с ее тай- ными смыслами, они названы именами, определяющими их место и сущность.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (12 votes)
Аватар пользователя Tov