Мидраш и Агада - Открытый университет

Литературное творчество талмудических мудрецов - Мидраш и Агада - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение
Литературное творчество талмудических мудрецов - Мидраш и Агада - Иудаика и израилеведение - Академическая программа ОУИ
Автор курса "Мидраш и агада", профессор Еврейского университета в Иерусалиме Йона Френкель одним из первых в современной израильской науке применил к талмудической литературе метода современного литературоведения. Цель курса - ввести студента в мир агадического творчества м удрецов Талмуда, познакомить его с основными жанрами и литературными формами, важнейшими произведениями, основами этических и теологических представлений их авторов.
 
Учебное пособие курса представляет из себя антологию текстов мидраша и агады. В нем имеется также вспомогательный материал для самостоятельной работы, как это принято во всех изданиях Открытого университета.
Литература, созданная мудрецами Талмуда, - явление древней и уникальной культуры. Чтобы тексты агады и мидраша стали доступными для русскоязычного читателя, необходимо дать ему представление об идейных и религиозных исканиях периода поздней античности, об этических и эстетических взглядах мудрецов Талмуда, о значении выразительных средств в тот период. Для этого редакторы русского издания добавили ряд примечаний и ссылок на вспомогательную литературу.
 
Основные разделы курса посвящены методологии агадических истолкований, агадическому рассказу, развивающему библейское повествование, жанру "деяния мудрецов", афоризмам, мировоззрению мудрецов, истории создания агадической литературы, традиционному комментированию агады и ее современным исследованиям.
 

Литературное творчество талмудических мудрецов - Мидраш и Агада - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение

Открытый университет Израиля
Кампус Дороти де
Ротшильд, Раанана 43107, п/я 808, дерех а-Университа, 1. Открытый университет Израиля.
Отпечатано в Израиле
 

Литературное творчество талмудических мудрецов - Мидраш и Агада - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение

Часть 1 Введение 
Часть 2 Методы толкования (1) 
Часть 3 Методы толкования (2) 
Часть 4 Агадический рассказ, развивающий библейское повествование
Часть 5 Деяния мудрецов 
Часть 6 Машаль - структуры, подобные притче 
Часть 7 Народные поговорки и высказывания мудрецов
Часть 8 Мировоззрение мудрецов 
Часть 9 История агадической литературы (1) - период таннаев
Часть10 История агадической литературы (2) - период амораев и послеталмудический период
Часть11 Комментирование агады
Часть12 Исследование агады
 

Литературное творчество талмудических мудрецов - Мидраш и Агада - Курс академической программы Открытого университета Израиля - Иудаика и израилеведение - Хаим Нахман Бялик  - Галаха и Агада[1]

 
У Галахи - лицо суровое, у Агады - улыбающееся. Первая педантична, строга, тверда как железо - сфера справедливости; вторая - уступчика, снисходительна, мягка - сфера милосердия. Первая дает властные веления и определяет точную меру их выполнения: ее требования и запреты - строго категоричны. Вторая увещевает, соразмеряясь с человеческими силами и наклонностями: ее «да» и «нет» одинаково ненастойчивы. Первая - внешность, материя, действие; вторая - сокровенность, дух, - душевное напряжение. Тут консерватизм, долг, порабощение; там беспрерывное обновление, свобода, добрая воля. Таковы Галаха и Агада в жизни. В литературе же Галаха характеризуется своей прозаической сухостью, сжатым и устойчивым стилем, тусклым языком, - господством разума, Агада же - поэтическим ароматом, стремительным и подвижным стилем, многоцветным языком - сферой непосредственного чувства.
 
Линию таких различительных признаков между Галахой и Агадой можно продолжить до бесконечности, и в каждом из них будет заключаться известная доля правды, но вытекает ли отсюда, как многие полагают, что Галаха и Агада являются двумя противоположными, соперничающими началами? Сторонники этого взгляда смешивают предмет с его состояниями и форму с материей, напоминая собою тех, кому лед и вода представлялись двумя различными элементами. На самом деле Галаха и Агада также являются ничем иным, как двуединым элементом, - двумя ликами одного и того же существа. Они относятся друг к другу, как слово - к мысли и чувству, или как действие и конкретный образ относятся к слову. Галаха есть кристаллизованная Агада, ее обязательный конечный вывод; Агада же, в свою очередь, есть растворение Галахи. Трепещущий голос запросов сердца в их порывании к вожделенной цели - это Агада; место отдохновения, временное удовлетворение и утоление этих запросов - это Галаха. Сновидение тяготеет к своему разрешению, желание - к действию, мысль -к слову, цвет - к плоду, а Агада - к Галахе. Но и плод уже таит в себе зерно нового цветения. И Галаха, возвышающаяся до степени символа - а таковая существует, как видно будет из дальнейшего - сама становится источником новой Агады. Живая и здоровая Галаха есть Агада в прошлом или будущем, и наоборот. Их начала и концы заложены друг в друге.
 
А все 613 заповедей Торы, разве они не квинтэссенция, результат длительной «перегонки» мифа, агады и древних обычаев -Торы жизни и Торы сердца и уст, - которые изначально как бы парили в воздухе несколько тысяч лет (974 и 26 поколений или две тысячи лет пустоты на традиционном языке), пока не подошло им время материализоваться в образе законов, вырубленных в камне и начертанных на пергаменте? Учение о жертвоприношениях, о чистоте и нечистоте, о запретной пище - их исток в жреческих мифах; заповеди памяти связаны с национальными историческими сказаниями, а те, что касаются человеческих взаимоотношений, - с чувствами справедливости и милосердия, хранящимися в сердце нации; устами избранных мужей говорили эти чувства. И даже будучи записанными, они не окаменели, ибо Тора уст и сердца воистину ни на мгновение не исчезает.
 
Ее живое и пульсирующее дыхание постоянно обволакивает и шевелит написанное, оживляя его, расширяя или сокращая, иной раз даже стирая, на время или навсегда, - в соответствии с новыми требованиями, знаниями и верованиями. Не только «Моше написал, а Йехезкель стер», но даже какой-то «Даниэль-портной» не побоялся дерзко выступить против сурового запрета Торы и от всего сердца высказать надежду на отмену его в будущем (1).
 
1. Так как слова его обладают особой остротой, мы приведем их полностью; они записаны в Мидраш Рабба, Вайикра 32, и повторены в Коэлет Рабба на стих «И обратился я и увидел всякие угнетения». «Даниель-портной отнооил это к мамзерам: "И вот слезы угнетенных", - их отцы совершили преступление, но почему должны страдать эти несчастные? Отец совершил кровосмешение, родил сына - а тот в чем виноват?! "В руках их притеснителей сила", - в руках израильского великого Санедрина, который поднялся на них силою Торы и отверг их. "И нет у них утешителя", - сказал Святой, благословен Он, - "Мне придется утешить их, поскольку в этом мире они отверженные, о том, что будет с ними в будущем, сказал Захария: "И поглядел я, и вот лампада вся из золота"».
Процессы плавки и кристаллизации Галахи и агады с особой наглядностью заметны во время «революций» и появления новых законов, и они известны всем. Старая галаха, ставшая негодной, опускается тогда на дно плавильного котла сердца и переплавляется в ту или иную агаду, и та, свободная от примесей, находит проявление в мыслях и деяниях, а затем вновь кристаллизуется в галаху, однако уже в исправленном и обновленном виде.
 
Галаха является, таким образом, не меньшим творчеством, чем Агада. Ее искусство - самое великое в мире искусство жизни и продолжения жизненных путей. Ее материал - живой человек со всеми свойствами его души; ее орудие - индивидуальное, общественное и национальное воспитание; ее плоды -последовательная цепь красивой жизни и красивых действий, проторение жизненного пути сквозь лабиринт индивидуальных и социальных противоречии, достойное пребывание человека на земле, улучшенный уклад жизни. Ее произведения не объединены и не сконцентрированы в материале, времени и месте, подобно произведениям других искусств, как например, скульптуры, живописи, архитектуры, музыки или поэзии. Мало-помалу и штрих за штрихом они вырисовываются из всего комплекса жизненных проявлений человека, дающих в результате общий итог, единую совершенную или несовершенную картину: Галаха есть воспитательное искусство, искусство - педагог для целого народа, и все ее начертания в народной душе, как крупные, так и мелкие, продиктованы вдохновением и высмей, прозорливой мудростью. День за днем и час за часом она усердно работает над осуществлением лишь единого образа Божьего в человеке.
 

Евреи обладают своим величественным творением - святым и возвышенным днем, «Принцессой - Шаббат» . Народное воображение превратило ее в живое, облеченное плотью существо, в совершенство красоты. Это - та Суббота, которую Бог привел в Свой мир по окончании первотворения, дабы, говоря словами древнего сказания, разрисованный и разукрашенный мир-балдахин воспринял под свою сень невесту; та суббота, которая была драгоценностью Божьей в Его извечной сокровищнице, и для которой он нашел достойного жениха тишь в лице Израиля. По другому народному сказанию Суббота сидит, как принцесса, как «невеста в оправе своих подруг», скрытая в райском чертоге за семью покоями, и шесть ее рабынь, шесть дней труда, прислуживают ей. При ее вступлении в город все обращают к ней свои взоры с порогов своих и встречают ее приветствием: «Гряди, невеста, гряди, невеста, суббота-королева!», а хасиды устраивают ей встречу в открытом поле. Однажды она, грустная и омраченная, явилась во сне Ибн-Эзре и вручила ему письмо к своему избраннику - Израилю. Это знаменитая «грамота субботы». Все еврейские поэты, от рабби Иегуды Галеви до Генриха Гейне, посвящали ей свои песни и мелодии. Разве она не совершенство сказочного, «агадиче-ского» произведения? Разве она сама не является родником жизни и святости для целого народа, источником живого вдохновения для поэтов и певцов? И все же, кто скажет, кто разрешит вопрос, чье она произведение и чему она обязана тем, чем она стала - Галахе или Агаде? В 157 листах трактата Шаббат и 105 листах трактата Эрувин, трактующих о субботе, агадиче-ский материал почти совершенно отсутствует. Эти страницы состоят преимущественно из галахических рассуждений и деталей о тридцати девяти основных работах, запрещенных в субботу, о разветвлениях этих работ и о точном установлении пределов того пространства, которое разрешается проходить в день обязательного отдыха. Какой именно елей следует зажигать в канун субботы, какие именно предметы обременяют домашний скот, которому также повелено предоставить субботний отдых, как устанавливают «субботние пределы» - сколько тут положено умственного труда, сколько тут потрачено остроты и тонкости на каждую мельчайшую деталь! Когда я перелистываю эти страницы и вижу перед собою группы таннаев и амораев за работой я говорю себе: поистине художники жизни стоят передо мною, художники жизни в своей мастерской за работой! Такая колоссальная духовная работа, муравьиная и титаническая в одно и то же время, проникнутая любовью и безграничной верой, немыслима без вдохновения.




[1] Текст согласно Х.Н.Бялик, М.Зилъберг, А.Карив, Г.Алон, «Галаха, Агада и Этика», Иерусалим, Общество по распространению еврейской культуры — «АМАНА», 1985, с небольшими исправлениями и дополнениями.
 
 

Категории: 

Поблагодарите: первое сердечко - 1 балл, последнее - 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Поп Упырь Лихой