Фирсов - Секта или провинция

Евгений Фирсов - Секта или провинция
Церковь и гражданское общество

 

Евгений Фирсов - Секта или провинция

 
Написано «по мотивам» статьи А. Десницкого «Конфессия как провинция»[1]
 
Конечно же, г-н Десницкий пишет о секте и сектантстве, но только само это понятие заменил на смотрящееся куда более прилично слово «провинция». Заменил, скорее всего, не для сокрытия своих подлинных мыслей, а не допуская даже близко этого понятия в свой речевой и мыслительный оборот, ведь в таком случае в первую очередь этим словом придётся назваться самому. Но как же точен и однозначен намёк или указание, пусть даже непреднамеренное! Каким другим словом можно было бы заменить «секту», если бы была поставлена такая задача? Конечно, «провинция»! Самое большее, что позволил себе г-н Десницкий, это процитировать слова А. Шмемана о «бабьем благочестии, пропитанном умилением и суеверием» и прочих сущностных составляющих (в соответствующем контексте), сопроводив их указанием: «Вот, пожалуй, самые горькие из его слов». Почему самые горькие? Потому что это ложь? Или потому что это правда? И если это правда, то горечь в том, что тиражируются эти неприятные оценки, или в том, что Вы лично всему этому принадлежите?
 
А почему, собственно, не начать уже называть вещи своими именами? Многие говорят – во всех деноминациях или конфессиях есть свои перегибы. Пожалуй, это так. Но много ли где за непринятие зачастую откровенной несуразицы вас ежегодно отправляют в ад – громогласно, во всеуслышание, на одном из самых торжественных церковных праздников? Не этим ли сектантское манипулирование, порабощение и угнетение рассудительности и здравомыслия отличается от просто заблуждений? Вероятно, здесь требуется некоторое разъяснение.
 
Ежегодно на протяжении многих веков в Православной Церкви оглашаются анафемы отвергающим соборы[2]. Всё потому, что вселенские соборы в Православной Церкви официально считаются непогрешимым источником религиозного учения[3]. Да, да, именно непогрешимым[4]. Православные напрочь отвергают непогрешимость папы у католиков и при этом сами провозглашают непогрешимыми свои исторические соборы. Соборы в православии делятся на вселенские, таковыми признаются семь, и поместные. Все без исключения вселенские соборы созывались византийскими императорами, а вовсе не клиром. Некоторых, мягко говоря, спорных соборных уложений коснемся чуть ниже (между тем, подчеркну, что я не умаляю и многих заслуг соборов в области богословия).
 
Теперь, что же такое анафема? На одном из этих непогрешимых соборов устами теперь уже православных святых было объявлено: «тяжелое наказание анафема; оно удаляет от Бога, изгоняет из царства небесного, увлекает во тьму кромешную», «анафема отводит во тьму кромешную, приготовленную для дьявола и ангелов его»[5]. Провозглашая анафемы, Православная Церковь заявляет не от лица некоего «византийско-славянско-балканского кружка», а от лица всей Полноты Христианской Истины – Православная Церковь официально отвергает теорию ветвей Церкви и так же официально считает лишь только самою себя Единственной Вселенской Церковью Христовой[6]. Ну что ж, видимо, Вселенской Христианской и во всей Полноте Церкви лучше знать, кому и за что следует отправляться в места, приготовленные для дьявола и ангелов его… Так кто же каждый год посылается туда за непринятие соборов? Вероятно, к таковым нужно отнести сначала римо-католиков, которые отвергают Трулльский собор[7], верующих Армянской Апостольской Церкви, христиан-коптов Египта и сирийцев-яковитов, отвергающих Четвертый вселенский собор, всех протестантов (на то они и протестанты, что много чего отвергают). Кстати, все вышеперечисленные христиане опять же официально считаются православием большей или меньшей мерой отпадения или заблуждения[8]. Христианскому миру стоит надеяться, что эти православные анафемы – всего лишь ничего не значащие сектантские выкрики заблудших людей, такие же пустые и напыщенные, как официальный титул предстоятеля Александрийской Православной Церкви[9], в противном случае Православная Церковь может считаться, пожалуй, крупнейшим поставщиком душ дьяволу. Всё ли на этом? Отнюдь. По всей видимости, под эти анафемы подпадают и православные верующие, по каким-то причинам не принимающие те или иные положения тех самых соборов. Например, 11-ое правило Шестого вселенского (Трулльского) собора запрещает под страхом отлучения от Церкви принимать от иудеев медицинскую помощь или мыться с ними в бане. И это вполне себе применимый в настоящем свод канонов – в 2010г. Иван Охлобыстин отстранялся от служения при озвучиваемых отсылках к правилам именно этого собора. Итак, подобное провозвещает непогрешимый собор. Правда вот созывался он императором Юстинианом Ринотметом, известным своей жестокостью, в одном из эпизодов дворцовых переворотов лишившимся носа, казнившим десять тысяч славян с женами и детьми, разрушившим церковь ради ложи для венетов и ослепившим патриарха – святителя Каллиника[10]. Католическая Церковь, как было сказано выше, отвергает этот собор.
 
Седьмой вселенский собор обязывает православного лобызать иконы[11], а те, кто считает, что достаточно только иметь их, но не лобызать, объявляются «полулжецами» и «безумными»[12]; сомневающимся тут же объявляется анафема[13]. Но что же такое есть, этот самый Седьмой вселенский собор? Вот достаточно нелицеприятные отзывы о нем европейских богословов и ученых: Ж. Кальвин писал об отцах собора: «Если бы кто-нибудь в шутку пытался разыграть роль защитника этих нелепых персонажей фарса, то не смог бы наговорить больше чуши, чем наговорили эти ослы», Ж. Дайе писал о них же: «<…> люди эти <…> – это те же люди, которые приписали святому Афанасию самый абсурдный и бессмысленный рассказ о чуде, произошедшем в Берите[14], это те же люди, которые наполнили свой синод баснями самыми что ни на есть нелепыми, свидетельствами совершенно неизвестными и неслыханными в ранней античности, такими как канон мнимого Апостольского собора в Антиохии[15], подложное письмо Василия Юлиану[16] и тысяча подобных вещей, ни малейших признаков которых нельзя найти ни в Священном Писании, ни у какого-либо древнего автора», Джулиан Кризостомидес пишет: «Как уже установлено, собор изобиловал многочисленными интерполяциями, фальсификациями и искажениями текстов»[17]. Корпус «святых» свидетельств Седьмого собора настолько «яркий», что помимо массы откровенных сказок и подложных произведений якобы древних отцов Церкви[18] включает в себя даже пример языческого изображения одного (надеемся, в прошлом) однополого любовника[19]. Не стоит также думать, что православные переводчики, работая над русским переводом Деяний этого собора чуть более ста лет назад, смогли устоять перед соблазном учинить подлоги и искажения при переводе; не смогли, их масса[20]. И вот такие, с позволения сказать, «документы» возведены в ранг непогрешимого источника православного учения. За отвержение соборов – анафема – отсыл к дьяволу и ангелам его. Православный обязан, подчеркну – обязан, принимать как непогрешимые эти опусы, которые зачастую в других частях христианского мира если не сопровождены уже самыми хлёсткими эпитетами[21], то стыдливо пылятся на полках и крайне неохотно переводятся на современные языки[22]. Так ка́к вы это называете, «провинция»?
 
Интересна также и реакция «провинциалов», когда им указывают на очевидную ахинею в их апологетических изложениях. Недавно один из российских ученых, которыми современная Православная Церковь может по праву гордиться (но этого часто не делает), А.Г. Дунаев[23], разместил в своем блоге заметку «Православные байки как "непреложное свидетельство Боговоплощения" и "суть христ. откровения"?»[24], где абсолютно справедливо поставил неудобные вопросы. И вот реакция: «Взгляды Дунаева ещё более деградировали»[25]. Но ведь если я прав в первом абзаце, именно такой и должна была быть эта самая реакция! И «психологическое напряжение», о котором предупреждают ФАДН, МВД и Минюст России[26], здесь налицо.
Но, конечно же, у понятий «провинция» и «секта» в теперешнем контексте есть и серьёзное отличие – провинциалы ведь, как правило, прекрасно осознают, что они именно таковы и есть, сектанты же практически никогда. Хочется также задать открытый вопрос г-ну Десницкому, коль уж с него и началась эта заметка: держит ли он фигу в кармане при ежегодном оглашении анафем Православной Церковью, или каким-то другим, возможно, более академическим образом, выходит из этой апории, или же, как и полагается настоящему сектанту, просто не задумывается, а иногда и банально прогоняет от себя неудобные вопросы?
 
Более подробно о прочих «провинциальных» сторонах Православия см.: Е. Фирсов, «Святая, Соборная, Невежественная».
 
 



[4] Немецкий историк Церкви А. фон Гарнак так объясняет это историческое явление: «<…> провинциальным соборам приписывали уже известное вдохновение (греко-язычники издавна привыкли говорить о "священных собраниях", ίερά σύνοδος, в городах). Константин впервые созвал вселенский собор и провозгласил его решение непогрешимым. Идея непогрешимого авторитета Никейского собора утвердилась в IV веке и была впоследствии перенесена и на следующие соборы <…>. Юстиниан поставил 4 собора на недосягаемую высоту, а после седьмого собора на Востоке утвердилось положение, что источниками познания христианской истины являются Писание и постановления семи вселенских соборов. До сих пор еще там часто делают вид, что церковь не имеет и не нуждается ни в каких иных» – Гарнак А.ф. История догматов // Общая история европейской культуры. Т. 6. — СПб., 1911, с. 317.
[7] Трулльский собор в православной традиции отождествляется с Шестым Вселенским собором. Подробнее см.: Фирсов Е.В. Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г.). — Спб, 2016. — с. 590.
[8] «<…> православная Церковь тождественна созданной Иисусом Христом Единой, Святой, Соборной (Кафолической) и Апостольской Церкви, хранительнице и подательнице св. таинств во всем мире <…>, а отделившиеся от единства с православной Церковью христианские сообщества <…> представляют собой лишь ту или иную степень отпадения от церковной Полноты <…>. Спасение может быть обретено только в единой Христовой Церкви» – См.: Зайцев А. Границы Церкви//Православная энциклопедия (под ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II). — т. XII. — Москва, 2006. — с. 265.
[10] См.: Фирсов Е.В. Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г.). — Спб, 2016. — с. 155.
[15] См.: Фирсов Е.В. Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г.). — Спб, 2016. — с. 91.
[21] Католические богословы, к примеру, называли Трулльский собор Pseudosynodum, Synodum erraticam, Synagogam Diaboli. Эдвард Гиббон писал о Седьмом вселенском соборе: «любопытнейший памятник идолопоклонства и невежества, лжи и глупости».
[25] См. соотв. запись в блоге Киприана Шахбазяна «Дунаев vs VII Вселенский собор».
[26] «<…> обращение в православие, хотя, возможно, и вызовет появление некоторого психологического напряжения, не отрывает тем самым человека от семьи, рабочего коллектива, от общественной деятельности и жизни страны в целом» – см.: Пособие для работников органов исполнительной власти и правоохранительных органов по вопросам взаимодействия государства и религиозных организаций (разработано сотрудниками ФАДН России, МВД России и Минюста России), с. 84.
 

Категории статьи: 

Поблагодарите за статью - поставьте лайк: первое сердечко - 1 балл - отвратительно, последнее - 10 баллов - отлично: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Evgen238