Ереси и культы - обзор ЦАИ

Ереси и культы - обзор ЦАИ

Апологетический модуль - Ереси и культы - обзор Центра Апологетических Исследований

07.07.12- Модуль в формате ANSI для BQ6 и Андроид, ревизия модуля 11.09.2011

Адвентисты седьмого дня
Бостонская церковь Христа
Восточные культы
Движение веры
Движение новой эры
Культы российского происхождения
Мировые религии
Мормоны
Небиблейские учения
Новоапостольская церковь
Нетрадиционная медицина
Поместная церковь
Саентология
Сатанизм
Семья (Дети Бога)
Свидетели Иеговы
Социальные вопросы
Уильям Брэнем
Христадельфиане
Церковь Объединения (Мун)
Язычество

Колесо и крест

Mысль о том, что каждая религия несет в себе частицу истины, стала сегодня для многих общепринятой, очевидной и даже банальной. Бернард Шоу в свое время выразил ее в следующем афоризме: «В мире существует лишь одна религия, но есть сотни ее версий». Неподалеку от Чикаго есть бахаистский храм, каждый из девяти входов которого соответствует одной из крупнейших религий мира. Все входы ведут к одному общему алтарю в центре зала, где без комментариев зачитываются Писания различных религий [1]. Этот храм является наглядной иллюстрацией идеи религиозного плюрализма, очаровавшей современный мир.

Постепенное признание равной истинности всех религий - это своего рода процесс возрастания духовной энтропии, объективный и неизбежный. Переворот в сознании, происходящий в наше время, можно сравнить с коперниковской революцией - если раньше вся духовная жизнь вращалась вокруг Христа, то сегодня центром мироздания стала абстрактная идея божественности, а Иисус превратился лишь в одну из возможных планет.

Одна из причин такого сдвига - растущая глобализация, которая затрагивает не только экономику, но и духовную сферу. В условиях соприкосновения и смешения культур все более настойчивым становится поиск путей синтеза существующих религий. Такую возможность нередко иллюстрируют при помощи «колесной модели» - она изображает все религии равнозначными спицами одного колеса.

В этом отношении духовная ситуация в мире проявляет все большее сходство с восточным мистицизмом и особенно с индуизмом - религией, обладающей почти беспредельной способностью растворять в себе другие религии. Индуизм переварил и победил даже буддистскую ересь - Будду попросту присоединили к индуистскому пантеону в качестве одного из Аватар. Но наиболее полно и последовательно принцип единства всех религий, возможно, был сформулирован во 2-й половине XIX века индийским жрецом богини Кали Рамакришной. «Бог один, отличаются лишь его имена, - утверждал он. - Одни называют его Аллахом, другие - Богом, кто-то - Брахманом, кто-то - Кали, кто-то - Кришной, Иисусом, Буддой... Как воды множества рек, каждая из которых имеет свой исток, смешиваются в океане, так и пути, кажущиеся прямыми или извилистыми, избираемые людьми в силу их склонностей, все ведут к Богу».

Синкретизм приходит на Запад

На Западе эта мысль прозвучала в 1893 году на Первом Парламенте религий в Чикаго. Сенсацией Парламента стало выступление Свами Вивекананды - ученика Рамакришны, носившего шафрановые одежды монаха. Вивекананда сказал: «Если одна религия истинна, то все остальные тоже должны быть истинны. Так что религия Индии столь же ваша, как и моя. Мы, индусы, не просто терпимы, мы объединяем себя со всеми религиями, молясь в мечети с магометанином, поклоняясь огню с зороастрийцем и преклоняя колени перед крестом с христианином. Мы знаем, что все религии сходны и от простейшего фетишизма до самого высокого поклонения Абсолюту являются лишь попытками человеческого духа охватить и осознать Бесконечное. Поэтому мы собираем эти цветы и, связав их вместе нитью любви, создаем из них дивный букет богослужения» [3].

Нельзя сказать, что подобное отношение к разнообразию религий было на Западе чем-то абсолютно новым. По сути, о том же самом говорили гуманисты эпохи Возрождения, отдавшие много сил попыткам синтеза существующих религий. Алексей Лосев в книге «Эстетика Возрождения» писал об этих философах так: «Рассуждая о религии, они хотели охватить решительно все ее исторические формы. Доказывалось, что и католик, и буддист, и магометанин, и древний китаец и даже все язычники идут к Богу, хотя с внешней стороны и разными путями, но по существу своему это один и тот же, всеобщий и единственный, религиозный путь, который дан человеку от природы» [4].

Кроме того, успех проповеди Вивекананды на Западе был подготовлен новым подходом к межрелигиозным и межконфессиональным отношениям. Религиозные войны в Европе закончились принятием актов о веротерпимости. Многие христиане приветствовали эти законы, считая, что истина не может навязываться сверху, при помощи государственного принуждения. Однако идея веротерпимости быстро приобрела новый оттенок, который в своем «Письме о веротерпимости» отразил Джон Локк. Разделяя убеждение, что религия не может навязываться сверху, он также считал, что у нас нет полной ясности в вопросе об истинности того или иного вероисповедания - полной истиной обладает один лишь Бог, и это еще одна причина проявлять терпимость.

Культ неуверенности

Новый расцвет стремление к синкретизму пережило в XX столетии, когда обнаружилось, насколько опасными для общества могут быть квазирелигиозные идеологии - коммунизм и национал-социализм. Здесь следует особо упомянуть книгу Карла Поппера «Открытое общество и его враги», которая провозгласила необходимость культивировать неуверенность в мировоззренческих вопросах, поскольку лишь один шаг отделяет мысль «я знаю абсолютную истину» от вывода «следовательно, вы должны мне подчиняться».

Питер Бергер, в своей книге «Еретический императив», описывает сегодняшнюю ситуацию при помощи простой бытовой аналогии - покупая в аптеке всевозможные лекарства от головной боли, мы, в сущности, покупаем одно и то же лекарство в разной упаковке. Раз мы вправе выбирать лекарства, значит мы можем выбирать и религии. Бергер утверждает, что само слово «ересь» происходит от греческого «выбираю», а слово «еретик» означает «человек, который выбирает, во что он хочет верить» [5].

Выбор религии сегодня стал личным делом человека - каждый вправе выбирать себе спутника жизни, работу и религию. Но в наши дни такая приватизация религиозного выбора благоприятствует не столько праву на заблуждение, сколько идее эквивалентности религий и убеждению, что все религии тождественны по своей сути.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (11 votes)
Аватар пользователя esxatos