Ахутин - Античные начала философии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Анатолий Валерианович Ахутин - Античные начала философии
Меня занимает философия, собственно философия, то самое — удивительное, озадачивающее, вызывающее, — внимание чему обращает мысль в философскую. Главное в философии обращение внимания (и вместе с ним всего существа человека), наведение на философски озадачивающее. Философское учение — система, доктрина, концепция — не результат, а средство, косвенное следствие этой основной работы, схолия, поризм, отложение на полях философской аналитики. Основная трудность философской мысли в том, что наводящее на нее — „то самое", что обращает внимание в философское, — не имеется, не дано заранее в качестве какого-то предмета (Истина, Бытие, Бог, Мир, Человек, Мышление, Язык...), а находится каждый раз словно впервые, изобретается с самого начала. Именно это «с самого начала» и есть собственное начало философии, ее территория, ее тема. Такой характер философского мышления отличает его от научного, методически продвигающегося в познании своего предмета. В философии приходится говорить скорее уж о некоем искусстве мысли, искусству этому философия первым делом и учит. 
 
Более подробно речь об этом впереди, сейчас же лишь попытка оправдаться. Некогда различались систематическая философия и история философии: в систематической философ думал о сути дела, в истории он продумывал путь, пройденный философией в поисках этой сути. Я говорю об античности, о древнегреческой философии, но разговор этот для меня системно-философский, а не историко-философский, о настоящем, а не (только) о прошлом. Как если бы имелась в виду система, элементами которой были не категории, понятия, экзистенциалы, концепты.., а начала возможных философских систем, эпохальных философий, бывших и возможных, — своего рода философские персонажи, „субъекты" философий, первоисточники, семенные (и самовозрастающие) „логосы". 
 
Таков смысл названия книги «Античные начала философии». 
Понимать греческих мыслителей — значит — при таком подходе — (1) научиться у них изобретенному ими искусству философского начинания с начала и (2) понять логику, по которой это начинание складывается в определенное начало (начала), отличающее античную философию в целом как некий сим-позион, некую композицию ее философий (учений, школ, традиций), как внутренний, как бы одновременный симпозиум, исторически развернувшийся на тысячелетие. Собственно философское вдумывание в логику этого начала и историко-философское исследование текстов должны быть при этом каким-то образом совмещены. 
 

Анатолий Валерианович Ахутин - Античные начала философии

Санкт-Петербург: серия «Слово о сущем»,
Издательство «Наука», 2007.- 784 с
ISBN 5-02-026918-2
 

Анатолий Валерианович Ахутин - Античные начала философии - Содержание

Введение. Философия как архео-логика
1. Ум в начале
2. Современная философия как спор о начале
3. Отвлеченность философии
4. Философии и философия
Часть первая. Философское понимание истории философии и смысл античного начала в философии
Глава 1. Припоминание греческого начала
Глава 2. Философия и история философии
§ 1. Между беспредпосылочностью и предвзятостью
§ 2. Музей самомнений или опыты самостоятельного мышления?
§ 3. Общее место философии
Глава 3. Философское бытие античного начала Предварительные замечания
§ 1. Античность в логике Гегеля: Диалектический тезис
§ 2. Гегелевские начала „греческой философии"
§ 3. Греческое начало в фундаментальной онтологии М. Хайдеггера. Истина бытия
§ 4. Античная философия в диалогической онто-логике В. Библера: 
§ 5. Античная философия и современность
Часть вторая. Начала и апории античного мира. Аритмологическая архитектоника мира или ум-устроитель
Пролог в «Филебе»
1. Начало пути
2. Как все становится быть
3. Образ мира и образ мысли
4. Ум-устроитель
Глава 1. Открытие философии
§ 1. Философия и теория
§ 2. Космос
Глава 2. Начала аритмологической поэтики
§ 1. Арифметика как теория музыкального космоса
§ 2. От музыкального космоса к космосу числа
§ 3. Гармоника и пифагорейская арифметика 
Глава 3. Теория всеобщей симметрии и аналогии
§ 1. Геометрия чисел
§ 2. Пифагорейско-платоновский космос и его начала
Глава 4. Форма и движение
§ 1. Ум-художник
§ 2. Аристотелевская мета-морфоза теоретического космоса
Глава 5. К началам
§ 1. Единица и двоица 
§ 2. Начала как апории
§ 3. Начала античной философии
Часть третья. Миры начал
Раздел I Гераклит, или поэтика начала Вступление. Гераклит и Парменид как начала греческой философии: два средоточия апории бытия
1. Апории начала
2. Полемика мыслителей или полемичность (спорность, диалогичность) бытия?
Глава 1. Многознание мудрецов и странность мудрости
§ 1. „Эпохэ" Гераклита. Отстранение от мудрецов и философов
§ 2. Странность мудрого
Глава 2. Начала ума: „я сам" и „всеобщее"
Глава 3. Логос
§ 1. Логос: семантика и поэтика
§ 2. Философский логос Гераклита
Глава 4. Мир начала
§ 1. Сложение бытия
Раздел II Миры начала. Парменид, или логика начала 
Вступление. Припоминание начала
Глава 1. Эпос Парменида
§ 1. Эпическое бытие
§ 2. Путешествие Парменида
Глава 2. Открытие бытия
§ 1. „Истина" и „мнение"
§ 2. От различий мира к единству бытия
Глава 3. Ход бытия
§ 1. Распутье Парменида
§ 2. Критерии бытия
Глава 4. Бытие и мышление
§ 1. Парадокс тождества
§ 2. То (же) самое
§ 3. На пути к пониманию греческого начала философии: эйдетическое тождество
А. Гносеологическое тождество
Б. Понимание эйдетического тождества современной философией
§ 4. От понимания в бытии к идее бытия
§ 5. Тождество предела
Вместо заключения. Апории точки 
1. Философия точки 
2. Что такое апория
3. Онто-логикаточки
4. Апории точки
 

Анатолий Валерианович Ахутин - Античные начала философии - Современная философия как спор о начале

 
Я коснулся здесь нескольких точек истории философии не только для того, чтобы наметить ее общую «целевую идею»: раскрыть (и обосновать) понимающее бытие человека в мире из начала, из первоисточника, — но и чтобы сразу же обратить внимание на эту странность. Сосредоточивая весь мыслимый мир в одну точку абсолютного первоначала, всматриваясь, вдумываясь в одну и ту же точку, философы находили, выявляли в ней столь же абсолютно разные начала принципы, утверждающие (и даже учреждающие), как следствие, принципиально (изначально) разные миры и отвечающие им умы. 
 
По существу, каждый философ начинает работу заново, с самого начала и... выходит с «той стороны» на свет с новым началом в руках, полагая, что это начало и есть, наконец, само начало. Получается парадокс (если не скандал): философы занимаются общим — философским — делом, но доказывают причастность этому общему делу тем, что порождают абсолютно оригинальную философию. Убедившись в этом, можно, конечно, вообще отстранить философские спекуляции от дела, но можно и впервые уяснить само существо философского дела. Не зря ведь Платон и Аристотель подсказывали нам, что метод философствования, искусство философского ума — это искусство диалектическое (διαλεκτική μέθοδος, διαλεκτική τέχνη), искусство диалога, разговора, спора своеначальных мудрецов об изначальности начала, о существе сущего и понимательности понимания. 
 
Если до сих пор философские споры могли вестись в предполагаемом горизонте архитектонически единого, моно-логичного мира (ума, логоса, космоса...), сегодня именно это предположение (архитектонически моно-логичного мира) выдвигается на диалектическое обсуждение философии. Лучше сказать: насущная (и доступная) сегодня радикальность философского вопроса о первоначале нуждается во внимании именно к архитектоническим (онто-логическим) различиям} В качестве отправных точек, или аксиоматических предположений (фундаментальных „гипотез"), современного философского диалога (диалектического подступания к „негипотетическому" началу) могут (должны) быть допущены онтологически продуманные (и культурно обжитые) начала целостных миров и умов. В таком повороте вопроса — собственная оригинальность современной философии. Начало философии — радикальная озадаченность существом существования — становится наконец ведущей темой философии, и философия, можно сказать, впервые приходит в себя. Если до сих пор философская озадаченность загадкой бытия либо мистически замалчивалась, либо монологически (космологически, теологически, метафизически, методологически, прагматически) разрешалась (как правило, это „либо... — либо..." совмещается с „и... — и..."), теперь она может быть развернута в форме решающего (и неразрешимого) спора различных эпохальных решений. Взаимоозадачивающий спор, сократический диалог эпохальных онто-логических начал становятся не только собственной формой философии, но и ее настоящим содержанием. 
 
Так видится мне расположение современного ума к (и в) первой философии. Проще сказать, с такими предпосылками я и подхожу к античным началам философии. Античная философия (понимаемая, конечно, через ее афинскую акмэвершину) рассматривается не только как начальный ход и начальствующий дух европейской философии, но прежде всего как оригинальный онтологический ул*. В этом уме греческий мир, мир, раскрытый греческой культурой, собирается в единый опыт бытия и дает отчет („логос") о себе, доводит (возводит) свой частный опыт (ϊδια εμπειρία) до общности ума (κοινός λόγος), в котором этот особый опыт быть миром и человеком становится сообщимым всем как общевозможный. Иначе говоря, уникальный греческий опыт бы- тия раскрывается философским логосом в своей изначальной общезначимости. Как философская гипотеза весь греческий „опыт бытия" включается — вместе с другими общезначимыми опытами — в современную философию, т. е. в современную озадаченность первоначальным: существом сущего, умностью ума, человечностью человека... Здесь, в философии, стало быть, греческий „нус" оказывается не столько метафизическим основанием, сколько археологическим опытом, испытанием (на себе) возможной основательности, бытийности, истинности. 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя andrua