Алексеев - Текстология Нового Завета

Текстология Нового Завета и издание Нестле-Аланда - Анатолий Алексеев
Цель настоящей небольшой книги заключается в том, чтобы дать описание современного состояния научной текстологии Нового Завета и объяснить  место в научной традиции издания греческого Нового Завета, впервые вышедшего в 1979 г. под названием Novum Testamentum Graece как результат  многолетних трудов трех его редакторов Эберхарда Нестле, Эрвина Нестле и Курта Аланда. В научной  литературе оно сокращенно обозначается Nestle-Aland26 или NA26.
 

Анатолий Алексевич Алексеев - Текстология Нового Завета и издание Нестле-Аланда

СПб. : «ДМИТРИЙ БУЛАНИН», 2012. — 184 с. : ил.
ISBN 978-5-86007-699-0
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Филологический факультет
Кафедра библеистики
Публикуемый далее краткий очерк  текстологии имеет самостоятельную значимость, но в  данном случае является введением в 26-е и 27-е издания Нестле-Аланда, а также родственное с ними издание Нового Завета Объединенных библейских обществ (The Greek New Testament, 3-е и 4-е издания).  
Публикуемый русский текст предисловия к 27-му изданию Нестле-Аланда должен помочь всякому, кто читает или учится читать Новый Завет по-гречески,  правильно пользоваться довольно сложно устроенными аппаратами всех перечисленных изданий.
Сегодня они представляют собою наиболее доступный и информативно богатый инструмент по знакомству с греческим текстом Нового Завета.
 

Анатолий Алексеев - Текстология Нового Завета и издание Нестле-Аланда - Содержание

Текстология Нового Завета, место в научной традиции  Novum Testamentum Graece как результата  многолетних трудов редакторов Эберхарда и Эрвина Нестле, Курта Аланда
  • Предисловие 
  • Краткий очерк текстологии греческого текста Нового Завета
    • 1. Рукописные источники греческого  новозаветного текста
    • 2. Древние версии
    • 3. Цитаты у древних авторов
    • 4. Рукописное распространение текстов
    • 5. Печатные издания и исследования Нового Завета
    • 6. Издания Нестле, Аланда и Объединенных библейских обществ
    • 7. Достоверность научной традиции
Предисловие и Введение в Nestle-Aland27. Перевод Д. М. Мироновой под редакцией А. А. Алексеева
  • Предисловие 
  • Введение 
  • I. Об издании
    • 1. История издания
    • 2. 27-е издание 
  • II. Текст издания
    • 1. Цели и метод 
    • 2. Текстологические пометы,  используемые в тексте 
  • III. Критический аппарат
    • 1. Структура и текстологические пометы
      • Текстовые знаки
      • Устройство аппарата 
      • Способ представления разночтений
      • Представление в аппарате источников
      • Прочие сокращения, употребляемые в аппарате
    • 2. Греческие источники текста
    • 3. Древние переводы (версии)
      • Латинские переводы 
      • Сирийские переводы 
      • Коптские переводы
      • Другие переводы
    • 4. Отцы церкви
  • IV. Примечания на внешних и внутренних полях (маргиналии)
  • V. Приложения
    • 1. Греческие и латинские рукописи 
    • 2. Малые разночтения
    • 3. Издательские различия
    • 4. Цитаты и аллюзии
    • 5. Знаки, сиглумы, сокращения
Приложение. Послание Евсевия Карпиану. Перевод А. А. Алексеева

Анатолий Алексеев - Текстология Нового Завета и издание Нестле-Аланда - Издания Нестле, Аланда и Объединенных библейских обществ

 
Надежда на возможность реконструкции оригинального текста Нового Завета, порожденная опытом Хорта и Весткотта, показалась особо привлекательной в конфессиональных кругах, менее готовых к исследованию тех научных проблем, которые стоят на этом пути. Так, английский библеист, принадлежавший к общине баптистов, Р. Ф. Веймэс (Richard Francis Weymouth, 1822-1902) издал «The Resultant Greek Testament)) (London, 1886, переиздания 1892, 1905), основанный на десяти разных изданиях, при оценке расхождений между которыми предпочтение отдавалось самым ходовым вариантам. Этим же путем пошел немецкий библеист, специалист по Септуагинте, латинским и сирийским текстам Э.Нестле (Eberhard Nestle, 1851-1913). В 1898 г. по заказу Немецкого библейского общества (Die Wurttembergische Bibelanstalt, Stuttgart) он приготовил сводное издание греческого Нового Завета.
 

библеисты разработчики Нестлде Аланда

Издание основано на текстах Хорта-Весткотта (1881), Тишендорфа (1867-1869) и Веймэса (1886). При согласии лишь двух источников чтение третьего помещалось в критический аппарат; кроме этого, в аппарате приводились чтения кодекса Безы. Научная убедительность издания не могла быть подвергнута сомнению, поскольку была следствием привлеченных источников. С 3-го издания 1901 г. текст Веймэса был заменен Новым Заветом в издании плодовитого немецкого экзегета Б. Вайса (Bernhard Weiss, 1827-1918). Два издания его труда «Novum Testamentum» (Leipzig, 1894-1900 и 1902-1905) отличались тщательно продуманным богословским анализом текстовых вариантов. Его исследование подтвердило высокую оценку Ватиканского кодекса, сделанную Хортом и Весткоттом в отношении того, что рукопись не содержит серьезной порчи текста и следов редактирования. После смерти Эберхарда Нестле дело издания перешло к его сыну Эрвину (Erwin Nestle, 1883-1972), под редакцией которого в 1927 г. вышло 13-е издание. Критический аппарат в нем был существенно расширен за счет дополнительного материала из издания фон Зодена. В подготовке 21-го издания (1952) помощь престарелому издателю оказывал Курт Аланд (Kurt Aland, 1915— 1994), который в те годы был сотрудником богословского факультета в Галле, единственного на территории ГДР, а в 1959 г. стал основателем кафедры библеистики в университете Мюнстера (Institut fur neutestamentliche Textforschung an der westfalischen Wilhelms-Universitat, Munster/Westfalen).
 
К. Аланд обладал глубокой и разносторонней ученостью: многие годы он был редактором реферативного бюллетеня «Theologische Literaturzeitung», что давало ему широкую осведомленность в научной литературе; он был одним из ведущих издателей богословского наследия Лютера, ряд его работ был посвящен истории церкви в III в., наконец, он неустанно продолжал дело К. Р. Грегори по составлению каталога новозаветных рукописей.[1] 26-е издание «Novum Testamentum Graecum», опубликованное в 1979 г., по праву получило имя Nestle-Aland (NA26). Новый критический аппарат, в построение которого Аланд внес результаты своего непосредственного знакомства со всем рукописным фондом, включая папирусы, является его несомненным личным достижением. Что же касается основного текста этого издания, то история его такова.
 
В свое время удачный труд Нестле заставил Британское библейское общество (British and Foreign Bible Society) отказаться от TR и заказать этому ученому приготовление нового издания для миссионерских целей Общества. В 1904 г. был опубликован «The Greek New Testament)), повторяющий текст 3-го издания Эберхарда Нестле. Второе издание для Британского библейского общества в 1958 г. приготовил оксфордский профессор Дж. Килпатрик (George Dunbar Kilpatrick, 1910-1989). Издатель стоял на позициях крайнего эклектизма, т. е. не доверял текстологической процедуре оценки варианта в зависимости от качества источника, в котором данное чтение представлено. Взамен он предпочитал оценивать каждый узел разночтений в отдельности по множеству разнообразных критериев, в число которых входили стилистика (стиль того или иного новозаветного автора), лингвистика[2] и богословие. Он значительно расширил круг источников и внес в текст немало исправлений, тогда как в аппарате поместил разночтения, имеющие богословскую значимость.
 
Между тем Объединенные библейские общества (United Bible Societies), созданные в качестве всемирной организации в 1946 г., договорились о совместной работе для подготовки собственного издания Нового Завета.
 

Несле и Аланд

Для этого в 1955 г. был создан научный комитет в составе К. Аланда, М. Блэка (Matthew Black, 1908-1995), Б. М. Метцгера (Bruce Manning Metzger, 1914-2007), А. Викгрена (Allen Paul Wikgren, 1906-1998), А. Вёобуса (Arthur Voobus, 1909-1988) и позже К. M. Мартини (Carlo Maria Kardinal Martini, рожд. 1927), который осуществил два издания (1966, 1968) на базе издания 1952 г. без прямого обращения к рукописям, но с обращением к опубликованным источникам и с оценкой веса всех вариантов. При работе над 3-м изданием комитет, из состава которого вышли к тому времени Блэк, Вик-грен и Вёобус и вошли Барбара Аланд (рожд. 1937) и Янис Каравидопулос (Joannis Karavidopoulos, рожд. 1936), принял во внимание новые проверки рукописных источников, включая папирусы, произведенные К. Аландом, и коллации афонских лекционариев IX-XI вв., произведенные Каравидопулосом. В результате тождественный греческий текст был опубликован в 1975 г. в качестве 3-го издания «The Greek New Testament)) Объединенных библейских обществ (сокращенно GNT3), а в 1979 г. как 26-е издание «Novum Testamentum Graece» или Нестле-Аланд26 (Nestle-Aland26, NA26). В 1993 г. оба были переизданы одновременно (соответствующие обозначения GNT4 и NA27), перемены коснулись лишь критического аппарата, но не основного текста.
 
Таким образом, к концу XX в. объединенными усилиями протестантских, католических и православных текстологов и богословов был выработан греческий текст Нового Завета, который стал закономерным результатом последовательного охвата все большего круга рукописных источников, развития методов текстологического исследования и совершенствования приемов филологической и богословской критики. Основной текст представляет собою реконструкцию, опирающуюся на Ватиканский кодекс; в отличие от труда Хорта-Весткотта, это издание не претендует на то, чтобы восстановить облик оригинала, но оно имеет известную надежность для III в. Удревнение реконструкции на столетие по сравнению с трудом Лахманна обусловлено привлечением папирусов II-III вв. Со времени своего появления этот текст стал тем, чем был «Textus Receptus» в XVII-XIX вв., т. е. общепринятым как пособие в учебной аудитории и справочник в научной работе, как опора для новых переводов. Процедура выработки этого текста и обоснование сделанного выбора описаны в комментарии, который по поручению комитета издал Б. М. Метцгер.[3] Во введении после обзора рукописной традиции излагаются критерии текстологических решений, какими руководствовался комитет в своей работе. Они имеют несомненное методологическое значение, почему их необходимо привести.
 
«Из пяти тысяч рукописей, - пишет автор в начале этого раздела, - в которых представлен сегодня текст Нового Завета, нет двух совершенно сходных во всех своих особенностях. Имея дело с обилием противоречивых свидетельств, издатели должны решить, какие варианты заслуживают включения в текст, какие должны быть сданы в аппарат. Хотя на первый взгляд задача выявления оригинальных чтений среди многих тысяч разночтений кажется безнадежной, текстологи обладают известными критериями оценки. Но эти критерии носят вероятностный характер, нередко текстолог должен взвешивать один набор возможностей сравнительно с другим. При этом читатель должен иметь в виду, что, хотя критерии сформулированы не слишком четко, их применение никогда не носит механистического характера. Разброс и сложность текстологических данных так велики и разнообразны, что никакой точно описанный и механически закрепленный набор правил не может быть приложен к ним с математической точностью. Каждое из разночтений требует индивидуального подхода и не может быть оценено на глазок» (с. XXIV).
 
Критерии внешней оценки источников суть следующие.
  • (а) Дата и характер источника: под характером имеется в виду степень аккуратности переписки.
  • (b)   Географическая область, из которой источник происходит, при этом согласие источников, возникших в отдаленных друг от друга областях, важнее, чем согласие источников, происходящих из одной и той же области.
  • (c)    Генеалогические отношения, в которых данный источник находится с другими: простое количественное преобладание источников с одним и тем же чтением не имеет большой значимости, если источники связаны друг с другом родственными отношениями.
  • (d)   Свидетельства следует не столько подсчитывать, сколько взвешивать. Это значит, что источник, показание которого достоверно в очевидном случае, может быть признан авторитетным в другом, более сложном случае, где показания всех источников не вполне достоверны.
Критерии внутренней оценки включают в себя две стороны вопроса.
 
А. Достоверность копирования.
  • (1)   Как правило, трудное чтение предпочтительнее. Имеется в виду, что на первый взгляд чтение кажется ошибкой, но по размышлении и исследовании открывается его подлинный смысл. Впрочем, само понятие «трудное чтение» относительно; кроме того, следует думать, каким оно представлялось переписчику.
  • (2)   Как правило, короткое чтение предпочтительнее. Но есть два исключения: (а) механический пропуск невнимательным копиистом при одинаковом начале или конце двух соседних пассажей (гомойоархеон и гомойотелевтон); (Ь) пропуск сознательный, вызванный неверной оценкой пропускаемого текста: например, копиисту он кажется лишним, грубым, неблагочестивым.
  • (3)   Следует принимать во внимание стремление копиистов гармонизировать различные пассажи текста, придавать им тождественную языковую форму.
  • (4)   Кроме того, копиист может (а) заменить незнакомое слово знакомым, (Ь) улучшить стилистику (отдать предпочтение аттической форме), (с) добавить местоимение, союз или частицу для придания тексту гладкости.
 
В. Внутренняя достоверность. Оценка вариантных чтений с точки зрения того, что мог и хотел написать автор.
  • (1)    Следует принимать во внимание стиль и лексикон автора в целом произведении, затем непосредственный контекст и, наконец, согласие с употреблением данной формы во всех других случаях.
  • (2)    Для Евангелий следует принимать во внимание: (а) арамейскую основу языковых навыков Иисуса, (Ь) первичность Евангелия от Марка и (с) возможное влияние раннехристианской общины на фиксацию и передачу текста.[4]
Эти принципы соответствуют позиции умеренной или рациональной эклектики, которая не отказывается от изучения рукописей, но принимает во внимание все аспекты филологического исследования. Фактически генеалогическое исследование рукописей является начальным этапом работы, в ходе которого отводится лишний материал и делается отбор источников, которые следует подвергнуть дальнейшему филологическому изучению. Сложность процедуры, осуществляемой на большом фактическом материале в согласии с названными вероятностными критериями оценки, крайне велика. Поэтому во многих случаях комитет не мог прийти к согласию, и то или иное решение принималось голосованием. В критическом аппарате изданий UBS3 и UBS4 результаты голосования представлены литерами А, В, С и D, которыми по нисходящей отмечается степень единогласия и уверенности в принятии того или иного решения.
Методологию этой эклектической и вместе с тем позитивистской процедуры можно продемонстрировать на примере чтения Л к 14.5 «если у кого из вас сын или вол упадет в колодец», которое странным образом ставит в одинаковую позицию совершенно разных персонажей.
 
Для греч. υιός ή βοΰς «сын или вол» имеется осмысленное разночтение, когда на месте первого слова стоит δνος «осел», представленное в широком круге источников, включающих Синайский кодекс, латинскую, сирийскую и коптскую версии, а также византийские источники и TR; кроме того, Коридетское евангелие IX в. предлагает вариант όνος υιός «осленок», а кодекс Безы πρόβατον «овца».   Конъектура,   предложенная   в   1723 г. Дж. Миллем, что первоначальное чтение было δϊς «баран»,[5]имеет тот недостаток, что последнее не употребляется нигде в Новом Завете, хотя прекрасно объясняет все варианты традиции. Но поскольку δϊς отсутствует в источниках, а форма υιός представлена в папирусах 45 и 75, Ватиканском кодексе, издателям текста не остается ничего другого, как принять это очевидно вторичное чтение.
 
В основном тексте применяются также квадратные скобки, в которые заключены те его элементы, которые признаются сегодня текстологами лишними или случайными. В эти скобки обычно заключается бесполезные с лингвистической точки зрения артикль, частица или союз, если по текстологическим причинам нет оснований для их устранения. В квадратных скобках помещено заключительное славословие Рим 16.25-27, которое кажется в литературном отношении добавлением переписчика, но засвидетельствовано уже в Синайском кодексе. Двойными квадратными скобками выделяются те элементы текста, которые с уверенностью оцениваются как позднейшие добавления. В этих скобках помещены рассказ о явлениях воскресшего Иисуса в Мк 16.9-20, заимствованный из Евангелий Матфея и Луки, и эпизод с грешницей в Ин 7.53-8.11, который, хотя и возник в глубокой древности, не соответствует авторскому стилю этого евангелиста и добавлен в Евангелие гораздо позже (в рукописях «семьи 1» он находится в конце Евангелия, а в рукописях «семьи 13» после Лк 21.38). Помещение этих пассажей в текст, а не аппарат продиктовано уважением к конфессиональным традициям; в NA25 рассказ о грешнице находился в аппарате.
 
Тождественный текст NA26 и UBS3 имеет различия в представлении. В NA26 проводится более дробное членение текста на параграфы, на внутреннем поле дана разметка по Аммониевым главам в Евангелиях и соответственно этому приведены письмо Евсевия Карпиану, объясняющее происхождение этих глав, и таблицы для поиска соответствий (так называемые «каноны Евсевия»), на внешнем поле приведены все параллельные места из Ветхого Завета, из других новозаветных книг и из текста данной книги. В UBS3 параграфы в целом соответствуют литургическим зачетам (инципитам), закрепленным византийской традицией в конце VII в., введены заголовки пассажей, в подзаголовках указаны параллели из других Евангелий, стихотворные пассажи даны с разбивкой на стихотворные строки, цитаты из Ветхого Завета выделены жирным шрифтом.
 
Но главное различие двух изданий заключается в структуре критического аппарата и его содержании. Здесь более всего видно, что они обращены к разным читателям и что NA26 - это учебная и справочная книга по Новому Завету, a UBS3 - пособие для переводчиков Нового Завета.
 
В аппарате UBS3 всего 1400 узлов разночтений, т. е. мест, где показания источников разделяются. Выбраны те места, которые важны в смысловом и богословском отношениях. Для каждого варианта указывается по возможности полный круг источников, включая святоотеческую традицию. Кроме того, обобщенно приводятся показатели литургической традиции (сиглум Lec/=lectionary) и господствующий вариант древних версий - армянской (arm), грузинской (geo), коптской (сор), латинской (vg и it), сирийской (syr), славянской (slav) и эфиопской (eth). Византийский текст отмечается сиглумом Byz, при котором обычно перечисляются важнейшие византийские маюскулы VII—VIII вв., поддерживающие данный вариант. Эти дополнительные указания помогают переводчикам лучше вникнуть в региональное распределение материала и выбрать из критического аппарата вариант, предпочтительный с точки зрения той или иной конфессиональной традиции.[6] Как было сказано, у каждого узла разночтений выставлены буквы А В С D, обозначающие степень уверенности в реконструкции базового текста.
 
Во втором аппарате приводятся сведения о том, как важнейшие переводы, главным образом английские, проводят синтаксическое членение текста, т. е. где ставят точку, запятую или скобки, вопросительный и восклицательный знаки, начала абзацев. Ссылки на параллельные места и цитаты из Ветхого Завета размещены в третьем аппарате.
 
Критический аппарат NA26 содержит более 10 тысяч узлов разночтений; с предельным лаконизмом в нем приводится исключительно широкий круг сведений по истории текста до 1000 г. Источники подробно характеризуются во введении и охватывают все перечисленные выше (с. 8 и сл.) категории. В случае расхождения с основным текстом папирусы и маюскулы цитируются всегда, каждый в отдельности. Минускулы цитируются выборочно или группами- «семьи 1» и «13», текст большинства (Ш). Благодаря количеству и качеству использованных в аппарате источников может быть в общих чертах прослежена история всякого чтения, имевшего определенное распространение и известную смысловую значимость. Безусловно, все варианты текстовой традиции в аппарате такого издания приведены быть не могут, к настоящему времени они и не выявлены.[7]
 
Лаконизм аппарата достигается, в частности, следующим приемом: находящиеся в тексте в местах разночтений значки имеют определенное содержание, так что характер текстовых вариантов в аппарате уже не описывается. Так, замена одного слова другим (substitutio) отмечается угловым значком (г), пропуск (omissio) одного слова отмечается кружком перед этим словом (°), пропуск нескольких слов отмечается квадратиком перед первым из них и косой чертой там, где заканчивается пропущенная часть текста (D...N), добавка (additio) слова или нескольких слов отмечается крестиком (т) в тексте; изменение порядка в группе слов {перестановка, transpositio) отмечается двумя волнистыми скобками (s1), если же при этом происходит пропуск некоторых элементов или добавка, то применяются ломаные скобки ( r ^ ).[8] После перечня вариантов в критическом аппарате за знаком прерывистой вертикальной черты (|) и сокращения txt = tex-tus указываются те источники, на основании которых принято базовое чтение. Фактически аппарат NA26 содержит в предельно кратком и формализованном виде всю ту аргументацию, которую дает «А Textual Commentary)) Метцгера, опуская эксплицитное изложение мотивировок и оценку достоверности.



[1] См.: Алексеев А. А. Аланд К. // Православная энциклопедия. [М., 2000]. Т. 1.С. 440.
[2] Например, аттические формы (т. е. свойственные классическому греческому языку) вносились образованными переписчиками, тогда как эллинистические формы (они же формы койне) относятся к оригинальному слою. См.: Kilpatrick G. D. Atticism and the Text of the Greek New Testament // Neutestamentliche Aufsatze: Festschrift fur Prof. J. Schmid zum 70. Geburtstag / Hrsg. von J. Blinzler u. a. Regensburg, 1963. P. 15-32. Ср. современную защиту эклектической процедуры: Elliott J. К. Thorougoing Eclec-tism // The Bible as Book. P. 139-145.
[3] A Textual Commentary on the Greek New Testament. A Companion Volume to the United Bible Societies' Greek New Testament (third edition) by В. M. Metzger on behalf of and cooperation with the Editorial Committee of the United Bible Societies' Greek New Testament K. Aland, M. Black, С. M. Martini, В. M. Metzger and A. Wikgren. Stuttgart, 1971 (2-е изд. 1994). Первое издание комментария объясняет текст и разночтения к нему 3-го издания «The Greek New Testament)) (то есть UBS3), вышедшего годом раньше, 2-е издание объясняет текст и разночтения в UBS4, опубликованном в 1993 г. Понятно, что эти комментарии касаются также основного текста NA26 и NA27.
[4] Этому вопросу посвящено интересное исследование: Ehrman В. D. The Orthodox Corruption of Scripture. The Effect of Early Christological Controversies in the Text of the New Testament. Oxford Un-ty Press, 1993.
[5] Metzger В. М. A Textual Commentary. P. 138
[6] В связи с такой организацией аппарата как будто бы теряет смысл отдельное издание византийского текста.
[7] В издаваемой институтом библеистики в Мюнстере серии трудов под общим названием «Arbeiten zur neutestamentlichen Texforschung» (сокращенно ANTF, с 1963 г. по настоящее время опубликовано 45 томов) 16 томов содержат публикацию разночтений из нескольких сот греческих новозаветных рукописей. Общее название этой работы «Text und Textwert der griechischen Handschriften des Neuen Testaments» (см. ANTF 10/1, 10/2, 11, 16-21,26-31,35-36).
[8] Сами значки внешне напоминают те, которые введены были в употребление филологами Александрийской библиотеки и использовались Оригеном в его «Гекзаплах»: пропуски помещались между знаком астериска и обелоса (греч. dfiekbc, «вертел») или метобелоса (его напоминает косая черта); волнистые скобки воспроизводят знак корониса {греч. Kopooviq «изогнутый»), служивший разделению параграфов.
 
2013-10-28
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.7 (28 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik