Бибихин - Энергия

Владимир Бибихин - Энергия
Энергии мало, ее надо добыть, хотя бы для освещения, каждый киловатт энергии добывается нелегко, с натугой, работой машин и оборудования, которые непоправимо изнашиваются, так что их надо специальными большими усилиями поддерживать в работоспособном состоянии, ремонтировать, заменять.
 
Нужна человеческая деятельность, человеческая энергия, чтобы поддерживать добывание энергии, нужно «энергично функционировать», как говорил один герой Андрея Платонова, и неважно, что он не знал как следует этих иностранных слов и произносил их неправильно, «энегрично фукцироватъ», смысл энергичного функционирования он схватил очень точно. Легко видеть еще и то, что убыль энергии («тепловая смерть») — это вынесенное в природу состояние человеческой энергии; человека гнал и гонит кошмар остановившихся машин, всеобщего застывания, остановки, которая вот-вот наступит и всё оледенит, если человек не предпримет вот сейчас же отчаянные меры. Надо добыть тепло, электроэнергию, согреть, осветить.
 

Владимир Вениаминович Бибихин - Энергия

М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2010. 488 с.
ISBN 978-5-94242-051-2
 

Владимир Вениаминович Бибихин - Энергия - Содержание

Предисловие
Лекции
  • I (30.10.1990)
  • II (20.11.1990)
  • III ( 27.11.1990)
  • IV (4.12.1990)
  • V (11.12.1990)
  • VI (18.12.1990)
  • VII (25 декабря 1990)
  • VIII (12 февраля 1991)
  • IX (19.02.1991)
  • X (26.2.1991)
  • XI (5.3.1991)
  • XII (12.3.1991)
  • XIII–XIV (19.3.1991)
  • XIV (16.4.1991)
  • XV (23.4.1991)
  • XVI (7.5.1991)
  • XVII (14.5.1991)
  • XVIII (21.5.1991)
Приложение
  • Энергия (Семинар в ИФ 25.9.1990)
  • Энергия. Введение. (Доклад в ИФ 26.1.1993
  • Материалы к исихастским спорам
  • Энергия 1–5 (редакция 2002 г.)
  • Темы к зачету (2002)
Примечания составителя
 

Владимир Бибихин - Энергия - Предисловие

 
Античное ощущение энергии (действительности) как осуществленной полноты бытия (Аристотель) продолжает присутствовать непроясненным образом в современном сознании. В совершенствуемой технологии добычи и переработки энергоносителей продолжается по существу то искание действительности как действенности, которым традиционно занята религиозная и философская мысль. Актуальность энергии развертывается в деятельности, так или иначе захватившей в наши дни каждого человека.
 
Апория современного человечества, неспособного поддерживать свою жизнедеятельность без масштабного использования энергии, с одной стороны, и не имеющего дальних перспектив выживания при нынешних нормах ее расходования, с другой, возвращает к аристотелевской и, шире, античной энергии покоя. Ее важнейшая и вместе с тем самая проблематичная черта заключается в неустанности и неисчерпаемости («...всегда в энергии солнце и звезды и всё небо, и не надо бояться, что когда-то остановятся, как боятся пишущие о природе; и они не устают, делая это», Аристотель), заставляя перепроверить их основания.
 
В курсе лекций предпринимается попытка обойтись без редукции энергии к возможности и к незавершенному акту движения. По Аристотелю, перемещение из пункта А в Б, будучи движением, не является энергией, когда имеет целью не само себя, а достижение пункта Б, тогда как счастье, также не исключающее движения, является энергией в той мере, в какой жизнь вполне осуществляет в нем себя. В качестве феноменологической базы для анализа энергии как полноты действительности (действенности) предполагается рассмотреть опыт творчества. Феноменология может и должна быть принята в более широком смысле чем анализ данных сознания. Она опирается на весь экономический, политический и духовный опыт человеческого существа и исторических сообществ.
 
В работе разобрана полемика Гегеля с Кантом вокруг действительности мысли (казус «ста талеров») в связи с хайдеггеровским анализом тезиса Канта о бытии. Объявляя в порядке опровержения Канта возможность мысли самой по себе стать не только полноценной, но и единственной истинной действительностью, Гегель говорит, в данном случае независимо от Аристотеля, о покое, с каким мысль через понятие (идею) развертывает высшее бытие. Совпадение покоя с интенсивным движением обеспечивает неустанность (вечность) высшей действительности (энергии). Мало замечаемая интерпретаторами, обращающими особое внимание на аспект движения (процесса), тема энергичного покоя у Гегеля представляет собой попытку аутентичного продолжения соответствующей античной темы.
 
Дальнейший разбор показывает однако, что Гегелю не в большей мере, чем Канту, удается обосновать достижимость действительности для мысли. Ступенью к высшей ступени познания оказывается покой смерти, через которую проходит дух. Гегельянство в отличие от самого Гегеля уже не в силах даже поставить проблему неподвижности двигателя. Революционная энергия по Марксу питается в конечном счете за счет роста производительных сил, который предполагается неограниченным в иллюзии неисчерпаемости природных ресурсов.
 
Ленин в комментарии к вышеупомянутому месту у Гегеля подчеркивает только вечность процесса движения, не касаясь темы покоя и не ставя вопрос о смысле вечного процесса. В работе прослежена нить известной византийско-западной дискуссии 14 в., так называемых паламитских споров. Показана их незавершенность. Принятый на Константинопольском соборе-синоде 1351-го года догмат о наличии в самом Божестве предпосылки реального человеческого приобщения к нетварным (личным) энергиям (о реальном или условно-реальном отличии в Нем сущности от энергии) не сумел с достаточной отчетливостью утвердить себя в полемике с традиционным философским учением о непостижимости Первоединого.
 
Вместе с тем вопрос, не решенный последним византийским возрождением, подтвердил свою актуальность, возобновившись со свежей интенсивностью в современной религиозной философии, анализ основных результатов которой проведен в монографии. Главный из подлежащих здесь рассмотрению авторов, А.Ф. Лосев, как показывает разбор его теории энергий, упрощает проблему по сути дела методом Гегеля, а именно оставляя за энергией все ее идеальные свойства, но не умея объяснить связь такой энергии с миром в его истории и участие в ней человека. В связи с лосевской философией энергийного имени работа дополнена экскурсом в ведическое сущностное имя (по первоисточникам).
 
Современная богословская догматическая интерпретация так называемых нетварных божественных энергий обнаруживает свою зависимость от античных философских разработок, но неспособна уже ни продолжить античную мысль на должном фундаментальном уровне, ни даже воспроизвести ее без обращения к недоказуемым пунктам доктрины. Вне вероучительной религиозной догматики, в светском сознании, понятие энергии покоя теперь по-видимому дискредитировано и отодвинуто в музейную область преодоленной метафизики. Вместе с тем, ведущая философская мысль возвращается, хотя иногда в терминологически измененном облике, к названной теме.
 
Мобилизация человечества в связи с исчерпанием запасов энергии обращает к проблемам духовной (интеллектуальной) и психической энергии. С этим отчасти связано возобновление темы божественных энергий, особенно у А.Ф. Лосева в продолжение догматических споров вокруг паламизма (исихазма). В работах С.С. Хоружего на той же почве складывается развернутая концепция синергии, призванной встать на уровень современных мыслительных задач. Вместе с тем, как терминология, так и философские конструкции в области энергии еще далеки от необходимой отчетливости.
 
Современные исследования по проблеме энергии, оставляя в стороне так называемый энергетизм (В. Оствальд), разбросаны по областям теоретической физики (соотв. философии науки), экономики и истории философии (богословия). Новую остроту дискуссиям придают еще мало оформившиеся идеи синергии (синергетики) в совершенно разных областях общей научной методологии и православного богословия (см. литературу в сб.: Синергия. Проблемы аскетики и мистики православия. М. 1995).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон