Бибихин - Язык философии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Владимир Бибихин - Язык философии
Вещи говорят за себя. Что-то мешает нам услышать тему язык философии так, словно при философии, кроме философии есть еще и язык, что-то вроде ящика с инструментами или, может быть, материала для критики и обработки. Наша задача не в том чтобы обслужить со стороны языка философскую профессию, подав ей в руки новые орудия труда и сырье.
 
У нас давно уже кончилась вера, будто за невразумительным, неряшливым или тягостным текстом, каким бы философским именем он ни назывался, может еще таиться важный подлежащий извлечению смысл. Философская мысль весит ровно столько, сколько весит философское слово. Причем сорное или пустое слово не flatus vocis, не пустое сотрясение воздуха. Оно по-разному, большей частью через беззащитные молодые умы, разрушает мир. Какой экологии ждать от человека, делающего грязь при первом прикосновении к вещам. Первое такое прикосновение — мысль и слово.
 

Владимир Бибихин - Язык философии

М.: Языки славянской культуры, 2002. — 416 с.
ISBN 5-94457-042-3
 

Владимир Бибихин - Язык философии - Содержание

Введение
  • I. СМЫСЛ СЛОВА
  • I. Язык как среда
  • 2. Поиски языка
  • 3. Молчание
  • 4. Язык и языки
  • 5. Язык и знание
  • 6. Слово и мысль
II. ЧЕРТЫ МЫСЛИ
  • 7. Понимание
  • 8. Язык и мир
  • 9. Слово и ответственность
  • 10. Строгость философии
  • 11. Философское «надо»
III. ОПЫТ ЧТЕНИЯ
  • 12. Правящая молния
  • 13. Вопрос о символе
  • 14. Антропоморфизм
  • 15. Идея
  • 16. Философия и религия
  • 17. Душа и тело  
  • 18. Служанка богословия  
  • 19. Поэтическая философия  
  • 20. Русская мысль
Индекс
 

Владимир Бибихин - Язык философии - Язык как среда


Что такое язык? Очарование родной речи делает это слово само собой понятным, как все сказанное такими привычными звуками. Язык повседневного общения, единственная и необходимая опора, позволяющая конструировать, описывать и истолковывать всевозможные терминологические системы, называется естественным не потому что он создание природы, а потому что мы считаем себя вправе ожидать от него непосредственной понятности. Понимание в родном языке по существу не надстраивается над слышанием, а немного опережает его. Едва дослушав говорящего, еще читая глазами фразу, мы уже примериваем ту или иную версию смысла. Понимание спешит скользить по поверхности слов не зря. Почти с такой же легкостью, с какой слова родного языка провоцируют понимание, они имеют свойство делаться вдруг непонятными. Слыша слово язык во второй раз, мы понимаем его уже меньше чем в первый.
 
И мы попадаем прямо в беду, когда пробуем определить язык. «Язык есть средство общения». Но  кудахтанье кур, такое разнообразное, то самодовольное, то тревожное, тоже средство общения их между собой и с человеком. Уточняющее добавление «язык средство человеческого общения» вносит элемент абсурда, словно существует некое общение как род, внутри которого человеческое общение только один из видов.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat Vasil