Бурдье - Homo academicus

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Пьер Бурдье - Homo academicus
Предложенный социологический анализ университетского мира - результат критической рефлексии, объектом которой была научная практика и которую я никогда не прекращал осуществлять как часть исследования, — стремится опрокинуть homo academicus'a, первого среди классификаторов, в его собственные классификации. Это комическая ситуация обманутого обманщика, жертвы собственных махинаций, которую некоторые, чтобы испугать себя или попугать других, предпочитают рассматривать как трагическую.
 
Что касается меня, то я считаю, что опыт, результаты которого представлены в этой книге, наверное, не так уж отличен от того, что Дэвид Гарнет приписывает герою своего рассказа «Человек в зоопарке»: поссорившись со своей девушкой, юноша в порыве отчаяния пишет письмо директору зоопарка, чтобы предложить ему отсутствующее в его коллекции млекопитающее —себя самого; его помещают в клетку, находящуюся рядом с шимпанзе, с табличкой: «Homo sapiens. Этот экземпляр предоставлен Джоном Кроманти, эсквайром. Посетителей просят не доставлять человеку беспокойства замечаниями личного характера».
 

Пьер Бурдье - Homo academicus

Москва: Издательство Института Гайдара, 2018 г. — 464 с.
ISBN 978-5-93255-513-2
 

Пьер Бурдье - Homo academicus - Содержание

Глава 1. «Книга для сожжения»?
  • Работа по конструированию и ее эффекты 
  • Эмпирические индивиды и индивиды эпистемические 
Глава 2. Спор факультетов 
  • Отстраненность и приверженность
  • Замечания относительно нижеследующих таблиц
  • Научная компетенция и компетенция социальная
Глава 3- Виды капитала и формы власти
  • Структура пространства разных форм власти
  • Рядовые профессора и воспроизводство корпуса
  • Время и власть
  • Освященные еретики
  • Сговорившиеся соперники
  • Aggiornamcnto
  • Позиции и точки зрения
Глава 4- Защита корпуса и нарушение равновесия
  • Функциональные замещения
  • Кризис наследования
  • Целесообразность без цели
  • Временной порядок
  • Нарушение равновесий
Глава 5- Критический момент
  • Специфическое противоречие
  • Синхронизация
  • Кризис как разоблачитель
  • Мнения, преданные огласке
  • Иллюзия спонтанности
Приложения
  • Приложение 1. Использованные источники
  • Приложение 2
  • Приложение 3
  • Приложение 4
Послесловие. Двадцать лет спустя
 

Пьер Бурдье - Homo academicus - ГЛАВА 1 «Книга для сожжения»?

 
Избрав объектом исследования социальный мир, частью которого являемся, мы будем вынуждены столкнуться с рядом фундаментальных эпистемологических проблем в форме, которую можно назвать драматизированной. Эти проблемы связаны с различием между практическим познанием и познанием научным и в особенности с трудностью разрыва с локальным опытом и сложностью воссоздания знания, полученного ценой этого разрыва. Известно, каким препятствием для научного познания являются как избыток близости, так и чрезмерная дистанция и как сложно поддерживать то отношение утраченной и восстановленной близости, которое позволяет ценой долгой работы над объектом — но также и над субъектом — исследования объединить все то, что можно знать, являясь лишь частью объекта, и то, что невозможно или же не желают знать, как раз потому, что ею являются. В меньшей степени осознают проблемы, возникающие при попытке передать научное знание об объекте прежде всего посредством письма.
 
Такого рода проблемы становятся особенно заметными, когда за пояснениями обращаются к примерам: эта риторическая стратегия, обычно используемая для того, чтобы «внести ясность», склоняет читателя полагаться на собственный опыт и, следовательно, привносить в чтение неконтролируемую информацию. Почти неизбежно она низводит до уровня обыденного знания научные построения, выработанные в борьбе с ним. Достаточно просто ввести имена собственные (а как можно полностью избежать этого, когда речь идет о мире, где одной из ставок является «сделать себе имя»?), чтобы усилить склонность читателя сводить к конкретному индивиду, воспринимаемому синкретично, индивида сконструированного, существующего в качестве такового лишь в теоретически выстроенном пространстве отношений тождества и различия между совокупностью его явным образом определенных свойств и специфическими совокупностями свойств (выявленных согласно тем же принципам), характеризующих других индивидов.
 
Но каким бы сильным ни было наше стремление избежать намеков и двусмысленностей, постоянно заправляющих, пускай и в скрытой форме, обыденной логикой сплетни, оскорбления, клеветы, насмешки и злословия (которые, хотя и склонны сегодня рядиться в одежды анализа, не брезгуют ни колкостью, ни остротой ради явного удовольствия блеснуть или пустить кому-то кровь), как бы методически ни воздерживались мы (как в этой работе) от упоминания о вещах, несмотря ни на что известных всем (о явных связях университетских преподавателей с журналистикой, не говоря уже о скрытых связях, семейных и иных, обнаружить которые —долг историков), мы все же не сможем избежать подозрения в том, что совершаем акт разоблачения, ответственность за которое в действительности лежит на самом читателе. Ведь именно он, читая между строк, заполняя более или менее сознательно пробелы в анализе или просто, как говорится, «принимая все на свой счет», изменяет смысл и значение намеренно цензурированного научного отчета. 
 
Социолог не имеет возможности написать обо всем, что знает (включая вещи, которые те из читателей, кто наиболее склонен разоблачать его разоблачения, зачастую знают лучше, правда, на совершенно другом уровне), и поэтому рискует создать видимость того, что пользуется наиболее испытанными полемическими стратегиями: инсинуацией, намеком, иносказанием и недомолвкой — приемами, особенно дорогими университетской риторике. И все же эта история без имен собственных, которой вынужден ограничиться социолог, соответствует исторической истине не более чем анекдотический рассказ о фактах и деяниях отдельных персонажей, знаменитых или неизвестных, к которому так охотно прибегает как старая, так и новая история. Эффекты структурной необходимости поля осуществляются лишь через личные связи, основанные на социально обусловленной случайности встреч и общих знакомств, а также на сходстве габитусов, переживаемом как симпатия и антипатия.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя warden