Фергюсон - Великое вырождение - Как разрушаются институты и гибнут государства

Ниал Фергюсон - Великое вырождение - Как разрушаются институты и гибнут государства
Еще летом 1989 года Фрэнсис Фукуяма уверенно предсказывал "безоговорочную победу экономического и политического либерализма", "триумф Запада" и указывал, что "конечным пунктом идеологической эволюции человечества" станет "повсеместное принятие западной либеральной демократии как высшей формы общественного устройства". Как это не похоже на то, что мы видим сейчас! Репутация "экономического либерализма" подмочена, а сторонники "государственного капитализма" в Китае и других странах открыто смеются над западной демократией. Запад стагнирует, и это касается не только экономики. В 2012 году Всемирный банк прогнозирует экономический спад в Европе и рост в США — однако лишь на 2%.
 
Китай развивается в четыре раза быстрее, а Индия — в три. Согласно расчетам Международного валютного фонда, к 2016 году ВВП Китая превысит американский. Те, кто делал инвестиции на Западе в 1989 году, остались в проигрыше (с 2000 года они почти ничего не заработали), зато остальные инвесторы оказались с избытком вознаграждены. Эта "великая реконвергенция" — гораздо более удивительное историческое событие, нежели предугаданный Фукуямой крах коммунизма. В то время центр притяжения мировой экономики приходился на север Атлантики. Сейчас он находится за Уралом, а к 2025 году сместится к северу от Казахстана и окажется примерно на той же параллели, что был в 1500 году, накануне подъема Запада.
 

Ниал Фергюсон - Великое вырождение - Как разрушаются институты и гибнут государства

Ниал Фергюсон; пер. с англ. И. Кригера.
Москва : Издательство ACT : CORPUS, 2016. —192 с.
ISBN 978-5-17-091608-5
 

Ниал Фергюсон - Великое вырождение - Как разрушаются институты и гибнут государства - Содержание

Введение
  • Глава 1. Людской улей
  • Глава 2. Экономика по Дарвину
  • Глава 3. Правовой ландшафт
  • Глава 4. Общество гражданское и негражданское
Заключение
Благодарности
Примечания 
 

Ниал Фергюсон - Великое вырождение - Как разрушаются институты и гибнут государства - По ту сторону делевереджа

 
Новейшее из объяснений экономического спада на Западе — делевередж, болезненный процесс сокращения доли задолженности (или исправления баланса). Конечно, размер нынешнего долга стран Запада необычаен. Лишь второй раз в американской истории совокупный объем государственного долга и негосударственной задолженности превысил 250% ВВП. Институт Маккинзи, изучив ситуацию в 50 странах, выделил сорок пять случаев сокращения доли заемных средств (делевереджа) с 1930 года. Лишь в восьми случаях соотношение начального государственного долга и ВВП превысило 250%. Именно это мы наблюдаем не только в США, но и в ведущих англоязычных странах (кроме Австралии и Канады), ведущих континентальных государствах Европы (Германия — не исключение), в Японии и Южной Корее3. Теперь домохозяйства и банки стремятся избавиться от долгов, которые накопили, неразумно играя на постоянном росте цен на недвижимость. Это аргумент в пользу делевереджа. Но когда люди решили меньше тратить и больше накапливать, совокупный спрос упал. Чтобы этот процесс не вызвал опасное "утяжеление" долга, правительства и центральные банки прибегли к беспрецедентному для мирного времени налогово-бюджетному и денежно-кредитному стимулированию. Дефицит бюджета в государственном секторе помог минимизировать ущерб, однако возник риск трансформации чрезмерной негосударственной задолженности в разрастание государственного долга. Аналогично расширение баланса центральных банков, то есть увеличение денежной базы, предотвратило вал банковских банкротств, однако негативно сказалось на развитии и успехе рефляционной политики.
 
Кроме делевереджа, происходит кое-что еще. За три года, предшествовавших июню 2009 года, в США появилось 2,4 млн рабочих мест. В тот же период 3,1 млн работников обратилось за пособиями по нетрудоспособности. Доля американцев трудоспособного возраста, получающих страховые выплаты по инвалидности, выросла менее чем с з% в 1990 году до 6%4. Безработица становится скрытой и одновременно постоянной: европейцам хорошо известно, как это бывает. Трудоспособных признают нетрудоспособными, и те более не работают. Кроме того, эти люди в прямом смысле сидят на месте: прежде около 3% населения США ежегодно переезжало в другой штат — как правило, в поисках работы. С 2007 года, когда начался финансовый кризис, этот показатель снизился вдвое. Уменьшилась и социальная мобильность. Наконец, в отличие от Великой депрессии, нынешняя Малая депрессия мало способствует уходу от вопиюще несправедливого распределения доходов в последние 30 лет. Доля национального дохода, приходящаяся на 1% наиболее богатых домохозяйств, выросла с 9 (в 1970 году) до 24% (в 2007-м), а в следующие три кризисных года сократилась менее чем на 4 процентных пункта.
 
Не стоит винить во всем делевередж. В США идут споры о глобализации, научно-техническом прогрессе, будущем образования и бюджетно-налоговой политике. Консерваторы винят глобализацию и прогресс в неотвратимых переменах: автоматизация труда и офшоризация экономики устраняют потребность в низкоквалифицированных работниках. Либералы предпочитают видеть в растущем неравенстве результат недоинвестирования в государственное образование вкупе с предпринятым республиканцами снижением налогов, от которого выиграли богачи5. Однако есть основания думать, что дело в другом: в факторах, недооцененных в ходе провинциальной перебранки, которая заменила в Америке политическую дискуссию.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя asaddun