Баркер - Новые религиозные движения

Баркер, Айлин Новые религиозные движения
Настольное руководство для родителей, родственников и друзей членов новых религиозных движений, а также для тех, кто чувствует потребность духовно или просто советом помогать близким уже присоединившегося к новым религиозным движениям или только собирающегося это сделать человека.
 

Баркер, Айлин Новые религиозные движения

Издательство: Издательство Русского Христианского Гуманитарного Института, 1997 г.
Мягкая обложка, 284 стр.
ISBN   5-88-812-06-x
Тираж: 2000 экз.
 
 
Священнослужителям, профессиональным консультантам по социальным вопросам, учителям и самим действительным или потенциальным членам новых религиозных движений книга также может оказаться полезной. Речь в ней идет о возможных последствиях вступления в новые религиозные движения, о различных степенях вовлеченности в жизнь движения, о реакции со стороны обеспокоенных родителей и т.п.

Написанная на Западе, эта работа оказалась чрезвычайно актуальной для восточного читателя (в Восточной Европе в целом, в России и во всех странах бывшего Союза), постоянно сталкивающегося у себя дома не только с многочисленными аналогами западных движений, но и с «экзотическими продуктами» религиозного творчества собственных соотечественников.

 
Культы и религии, освобождение от тоталитарного воздействия читайте на Эсхатосе
 

Новые религиозные движения

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЧТО ТАКОЕ НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ?
Глава 1 Некоторые особенности новых религиозных движений
Разнообразие НРД и их общие черты
Первое поколение верующих
Харизматические лидеры
Социально-экономический статус и возраст членов НРД
Глава 2 Обращение или контроль над сознанием?
Тезис о «промывке мозгов» (программировании)
Процесс обращения и техники убеждения
Подсознательное внушение
Интерпретация необычного опыта
Поведение и обращение
Глава 3 Что предлагают новые религиозные движения своим адептам?
Успехи в карьере
Улучшение здоровья и долголетие Общение
Рай на земле
Саморазвитие
Религиозный опыт
Глава 4 Новообращенный . .
Глава 5 Зоны общественного беспокойства
Чего стоят страшные истории
Преступная деятельность и другие серьезные обвинения Физическое насилие
Обман
Глава 6 Воздействие на индивида
Самоубийство
Психическое здоровье
Наркотики
Приемы трансформации
Физическое здоровье
Образование и карьера
Доходы
Откровения
Глава 7 Личные отношения и семья в новых религиозных движениях
Отношения между полами
Брак
Отношение к женщине
Дети
Глава 8 Обособленность
Особый язык
Несовместимость убеждении
Обособленность, изоляция и зависимость Тоталитарный авторитаризм
В поисках свободы
Уход в себя или эскапизм
Глава 9 Воздействие на «внешнюю семью»
Распад семей
Напряженные отношения между остальными членами семьи
«Смешанные браки»
Глава 10 Реакция родителей
Чувство отверженности
Гнев и разочарование
Чувство вины
Чувство одиночества
Страх и тревога
ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧТО МОЖНО ПРЕДПРИНЯТЬ?
Глава 11 Принудительное депрограммирование
Показатели добровольного отступничества
Показатели «успеха» депрограммирования
Последствия неудачи
Последствия успеха
Глава 12 Средний путь
Поддержание контакта .
Поддержание хороших отношений
Получение информации о религиозном движении
Получение информации об «обращенном»
Оценка ситуации с помощью обращенного
Что делать, если обращенный находится за пределами Великобритании
Деньги
Глава 13 Выход из движения
Глава 14 К более полному осознанию проблемы
Одиночество
Возможность обсуждать вопросы религиозного характера
Возможность менять мир к лучшему
Глава 15 Заключение
Краткие выводы
И последние, личные замечания
 
 

Новые религиозные движения

 

Понятия: религия, религиозные искания, религиозные ценности — в современном российском сознании уже не звучат так враждебно, как десять-пятнадцать лет назад, когда доминирующая и нормативная коммунистическая идеология была решительно атеи-стичной. В новом российском обществе восторжествовала свобода совести. Те религиозные объединения (Церкви, общины), которые имели право на существование, но были весьма ограничены в своей активности и миссионерской деятельности, обрели дополнительные возможности. Движения и общины, которых в России прежде не было, а также те, что существовали подпольно, получили возможность выступать открыто, официально; и получили права, равные с традиционными для России. Все это вполне естественно для нового общества, декларирующего демократическую модель развития.

Люди верующие и люди, не считающие себя таковыми, относятся к этой ситуации по-разному. Большинство верующих людей в нашей стране — православные. Так же, как представители других конфессий и других религий, они не могут не радоваться снятию ограничений на регистрацию общин и выпуск духовной литературы, не могут не приветствовать свободу проповеди и возможность пользоваться средствами массовой информации (возможность, к сожалению, скорее теоретическую, поскольку для ее осуществления необходимы немалые денежные средства).

И в то же время некоторые (а может быть, и многие) православные полагают, что сегодняшний государственный строй, общественно-политическая атмосфера очень неблагоприятны для Православия. Появляются романтические представления о возможности реставрации монархии, популяризируется мнение о том, что монархическое прошлое России гарантировало благочестивое существование Святой Руси, поколебленное лишь в 1917 г. Сегодня возрождению Православия (строго говоря, Православие никогда в России не умирало) сопутствует возрождение (как рост имевшихся прежде общин, так и появление новых деноминации) инославия, других религий и религиозных движений и групп.

Рост численности общин таких христианских исповеданий, как католичество, лютеранство, реформатство, баптизм и др., а также мусульманских, буддийских и прочих многие связывают только с политическим плюрализмом, демократическими ценностями, объявленными новой властью, однако очевидно, что существенны именно внутренние ресурсы каждой религии, каждой христианской конфессии, которые в соответствующей атмосфере свободы имеют возможность реализоваться.

Появление новых религиозных и псевдорелигиозных групп часто воспринимается как результат «тлетворного влияния Запада». В наши дни действительно завоевали популярность пришедшие, как правило, с противоположной Востоку стороны экзотические восточные учения и практики. Но верно и то, что в России конца XIX — начала XX вв. уже были хорошо известны, а в Петербурге и Москве модны теософия, спиритизм, различные системы йоги. Теософская и оккультная литература издавалась еще в дореволюционной России. А сколько было различных сект (штун-дисты, духоборы, молокане, хлысты, свои российские иеговисты-ильинцы и многие другие), сколько толков в старообрядческом расколе! Как бы ни было больно православному человеку вспоминать и думать об этом, такова реальность прошлой и сегодняшней жизни, общественно-политическая реальность, которая побуждает искать мирные, хотя и допускающие интенсивную полемику, формы сосуществования.

Интересно, что уже в дореволюционную пору мы видим определенную толерантность, к нехристианским религиям, как, например, к исламу и буддизму. В Санкт-Петербурге в начале XX в. были построены самая большая в Европе мечеть и буддийский храм. В апреле 1905 г. принято Постановление о веротерпимости. Конечно, то, что Православная Церковь была государственной, находилась под государственным контролем, создавало для нее определенные трудности. Когда 12 декабря 1904 г. правительство пообещало ввести закон о веротерпимости, Митрополит Санкт-Петербургский Антоний написал императору Николаю II записку, в которой указал, что такой закон поставит Православную Церковь в неравное положение. Он писал: «остальные религии будут пользоваться свободой, только государственная Православная Церковь останется стиснутой мелочным контролем со стороны государства». Теперь ситуация иная, и, по крайней мере, формально, внешне, Церковь свободна. Она перестала быть государственной, избавлена (хочется надеяться) от всякого контроля, и давления, имевшего место в период коммунистической диктатуры.

Сегодня в нашей стране и Православие, и любая община, называющая себя религиозной, имеют одинаковые юридические права. Это может показаться несправедливым, но таков уже уровень демократичности самосознания нашего общества и возврата к старому, скорее всего, нет. Это не означает, что в обществе все Церкви, конфессии, религиозные группы имеют или будут иметь равный авторитет и одинаковый вес в общественном мнении. Если Православие действительно укоренено в обществе, то исповедующие его граждане через соответствующие социально-политические институты (партии, парламент, общественное мнение, СМИ и др.) будут выражать свою позицию и направленность.

Если же Православие будет в обществе религиозным меньшинством, незначительным в количественном отношении, а потому и мало авторитетным, то общество не сможет руководствоваться христианскими ценностями в православном их понимании, не сможет жить православно. Православный образ жизни не предполагает утверждения христианских ценностей силой. Нравственный авторитет, примеры нравственного совершенства отдельных личностей, которые осознаются как образцы благочестия, евангельский характер служения ближнему и жертвенность могут сыграть роль более значительную, чем «костыли» законов, обеспечивающих режим максимального благоприятствования.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos