Фукуяма - Идентичность

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Фрэнсис Фукуяма - Идентичность: Стремление к признанию и политика неприятия
Эта книга не была бы написана, не стань Дональд Трамп президентом США в ноябре 2016 г. Как и многие американцы, я был удивлен таким исходом и обеспокоен его последствиями для Соединенных Штатов и всего мира. В июне того же года другое общенародное голосование — референдум в Великобритании о выходе из Европейского союза — также принесло совершенно неожиданный результат.
 
Последние пару десятков лет я много размышлял о развитии современных политических институтов: как возникли государство, верховенство права и демократическая подотчетность, как они развивались и взаимодействовали и, наконец, как они могут прийти в упадок. Задолго до избрания Трампа я писал, что институты в США разрушаются, поскольку господство в стране захватывают мощные группы влияния, а само государство превращается в косную структуру, неспособную к самообновлению.
 

Фрэнсис Фукуяма - Идентичность: Стремление к признанию и политика неприятия

М.: Альпина Паблишер, 2019 г. —256 с.
ISBN 978-5-9614-2666-3
 

Фрэнсис Фукуяма - Идентичность: Стремление к признанию и политика неприятия - Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
  1. ПОЛИТИКА ДОСТОИНСТВА
  2. ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ДУШИ
  3. ВНУТРЕННЕЕ И ВНЕШНЕЕ
  4. ОТ ДОСТОИНСТВА К ДЕМОКРАТИИ
  5. РЕВОЛЮЦИИ ДОСТОИНСТВА
  6. ЭКСПРЕССИВНЫЙ ИНДИВИДУАЛИЗМ
  7. НАЦИОНАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ
  8. ОБРАЩЕНИЕ НЕ ПО АДРЕСУ
  9. ЧЕЛОВЕК-НЕВИДИМКА
  10. ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ДОСТОИНСТВА
  11. ОТ ИДЕНТИЧНОСТИ К ИДЕНТИЧНОСТЯМ
  12. МЫ, НАРОД
  13. ИСТОРИИ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА И ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ
  14. ЧТО ДЕЛАТЬ?
ОБ АВТОРЕ
ПРИМЕЧАНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ

Фрэнсис Фукуяма - Идентичность: Стремление к признанию и политика неприятия - ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА.  Не конец, но венец

 
Как живется интеллектуалу, который сам превратился в бренд, а его идея — в броский лозунг на глобальной авансцене? Надо полагать, нелегко. Остаться автором одного- единственного хита, вспоминая потом всю жизнь свои «15 минут славы», как-то обидно. Это, в конце концов, история не шоу-бизнеса, но мировой политической мысли. Удержаться же в потоке, особенно тогда, когда планета пребывает в фазе кардинальных перемен и многие концепты не переживают даже полного электорального цикла в ведущих странах, очень трудно.
 
Фрэнсису Фукуяме это удалось. С момента, когда летом 1989 г. в журнале The National Interest появилась знаменитая статья «Конец истории?» (через три года разросшаяся до книги), и до сих пор любое его выступление вызывает повышенный интерес, порождает споры. Конечно, вершиной навсегда останется именно та публикация. Но все его творчество любопытно как хроника трансформации — от эйфории нежданной победы Запада в холодной войне с появившимся чувством исторической правоты через осознание собственной мощи к ее кризису и отрезвлению.
 
Надо отдать должное Фукуяме — он адаптировал свои взгляды к меняющейся реальности, не цеплялся за мантры, если видел, что они не срабатывают. Так произошел его разрыв с неоконсерватизмом, одним из основателей современной версии которого он был в 1980-е и 1990-е гг. Автор не настаивал и на своей неоспоримой правоте насчет пресловутого «конца истории». Он, правда, не раз сетовал, что в широком обиходе идею вульгаризировали, превратив философические размышления о логике развития в прикладную агитку. Впрочем, это неизбежное следствие интеллектуального попадания в нерв — всякая идея, овладевшая массами и взятая на вооружение вождями, способна ужаснуть ее отца.
 
Издание, которое вы держите в руках, многие истолковали как окончательный отход Фукуямы от мировоззренческих позиций, изложенных в трудах конца 1980-х — начала 1990-х· Сам автор предуведомляет, что книга не была бы написана, не победи Дональд Трамп на президентских выборах 20i6 г. в США и не проголосуй британцы за несколько месяцев до того в пользу выхода из Евросоюза. Эти два события повсеместно расценивались как знаковые — после триумфа либеральной идеи в мировом масштабе она трещала и кренилась в странах, которые ее всегда олицетворяли. Политика идентичности, которой и посвящена новая книга Фукуямы, выглядит антиподом всем универсалистским общегуманитарным подходам, которые легли в основу «либерального порядка» с конца 8о-х годов прошлого века. И, объясняя, насколько сложна окружающая нас социально- политическая и ценностно-идейная среда, политический мыслитель, казалось бы, отрекается от собственных представлений тридцатилетней давности.
 
На деле, однако, это не так. «Идентичность» логически вытекает из «Конца истории и последнего человека», является второй частью дилогии (пока) о непрерывности бытия, которое в итоге все равно движется в предопределенном направлении.
 
«Конец истории» был книгой о цельности. Истории, идеологии, политико-экономического развития. Говоря более пафосно — о цельности помыслов и устремлений вопреки препонам и обстоятельствам. «Идентичность» — книга о раздробленности и фрагментации. Точнее — о тех самых препонах, которые норовят разрушить цельность. Но и в этом описании многообразия обстоятельств Фукуяма верен себе. Он пытается собрать в единую мозаику все разрозненные камушки, доказывая, что сама по себе либеральная идея — не плоская догма, а объемное и живое руководство к действию, инструкция по преодолению трудностей на пути к светлому будущему.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat Warden