Гросс - Окно в хасидут

Раввин Зюс Гросс - Окно в хасидут - Введение в основы хасидизма
Мы рады предложить вашему вниманию учебное пособие, посвященное теме хасидизма и, в частности, хасидизма Хабада. Это часть программы по еврейской традиции, истории и литературе для средних и старших классов школ «Ор Авнер».
 
Идеи хасидизма, его история, лидеры, литературное наследие — вот о чем мы ставим перед собой задачу рассказать. Вы познакомитесь с рабби Исроэлом Баал-Шем-Товом, или Бештом, — великим основоположником хасидизма, с его преемником Магидом из Межерича, а также с целой плеядой их учеников, каждый из которых внес свой особый вклад в дело служения Всевышнему и своему народу. Особое внимание уделено рабби Шнеуру-Залману — Алтер Ребе, основателю движения Хабад.
 
В конце каждой главы приведена дополнительная литература. Причем, к примеру, в разделе, посвященном Бешту, отдельные сведения в основной части главы не полностью совпадают с данными дополнительной литературы, поскольку личность великого Учителя еще при жизни стала легендой, а точных сведений о его жизни известно мало.
 
Бесспорно, из-за колоссальной емкости темы мы ограничились лишь самым кратким изложением материала. Вместе с тем надеемся, что этот сборник выполнит свое назначение — поможет составить представление о сокровищах хасидского мировоззрения и жизни в соответствии с его ценностями.
 
С Б-жьей помощью и с большой радостью приглашаем вас в дорогу — вперед, к основам хасидизма.
 

Раввин Зюс Гросс - Окно в хасидут - Введение в основы хасидизма

 
Сборник составлен для преподавателей системы учебных заведений «ОР АВНЕР - Хабад»
Автор-составитель Раввин Зюс Гросс
Главный редактор Д-р Реувен Мамо 
Подготовлено к выпуску фондом «ОР АВНЕР» 
2004 г.
 

Раввин Зюс Гросс - Окно в хасидут - Введение в основы хасидизма

 
Положение еврейства в Восточной Европе. Зарождение хасидизма.
  • Глава первая. БААЛ-ШЕМ-ТОВ И ХАСИДИЗМ Бешт — основатель хасидизма. Биографические данные. Вклад в развитие иудаизма. Рассказы о Баал-Шем-Тове.
  • Глава вторая. МАГИД ИЗ МЕЖЕРИЧА Биографические данные преемника Бешта. Деятельность Магида. Рассказы о Магиде. Рассказы о Гершеле Острополере.
  • Глава третья. РАББИ ШНЕУР-ЗАЛМАН — АЛТЕР РЕБЕ Основатель движения Хабад. Книга Тания. Рассказы о Шнеуре-Залмане.
  • Глава четвертая. РАББИ ЛЕВИ-ИЦХОК ИЗ БЕРДИЧЕВА Образ защитника еврейского народа. Рассказы.
  • Глава пятая. ЭЛИМЕЛЕХ ИЗ ЛЕЖАЙСКА Рабби Элимелех и рабби Зуся. Рассказы.
  • Глава шестая. СВЕТ И МУДРОСТЬ. Краткие рассказы и афоризмы учителей хасидизма.
  • Глава седьмая. РАББИ МЕНАХЕМ-МЕНДЛ ШНЕЕРСОН, СЕДЬМОЙ ЛЮБАВИЧСКИЙ РЕБЕ. СУЩНОСТЬ УЧЕНИЯ ХАСИДИЗМА. Из источников хасидизма.
ДУХОВНЫЕ ЛИДЕРЫ ХАБАДА
БИБЛИОГРАФИЯ ИСТОЧНИКИ ИЛЛЮСТРАЦИЙ
 

Раввин Зюс Гросс - Окно в хасидут - Введение в основы хасидизма - Положение еврейства в Восточной Европе - Зарождение хасидизма

 
Нападение гетмана Хмельницкого, а затем московско-шведское нашествие подорвали силы Польского государства, и с 1648 года оно стало клониться к упадку. Это сразу сказалось на отношении к евреям: повсеместно ограничивались их права, всё больше взималось податей, участились погромы и наветы. В 1764 году, за шесть лет до эпохи разделов Польши (1772—1795), был распущен Ваад («Совет четырех земель») — орган еврейского самоуправления. До сих пор именно Ваад руководил сбором пожертвований для поддержки ешив. Теперь многие из них закрывались, оставшиеся же были вынуждены сокращать набор учеников и влачить жалкое существование. ЭДювень изучения Торы в Польше резко упал, а ведь более 200 лет эта страна являлась признанным центром еврейской учености!
 
Талмудическая наука постепенно становится достоянием узкого круга еврейской элиты. Основная масса еврейства нищает физически и духовно. К концу XVIII века, после разделов Польши, западные районы Украины (кроме Галиции) и Белоруссии отходят России. Здесь оказалась большая часть восточно-европейского еврейства. Но притеснение евреев продолжается и в России. Вскоре вводится черта оседлости. Людей закрепляют за территориями, на которых они проживают, при этом запрещая приобретать в собственность и обрабатывать землю.
 
Так в Восточной Европе появляется сугубо еврейская форма жизни — местечко, штетл (идиш). Поселение концентрируется вокруг базара, мастерских и, конечно, синагоги.
Однако концентрация в местечках портных, сапожников, корчмарей, мельников и прочего трудового люда ведет к крайнему обеднению народа: устойчивого заработка нет. Стремясь раздобыть средства к существованию, евреи вынуждены всё больше отдаляться от местечка. В результате на два-три хутора одна корчма, одна мельница; сапожники и другие ремесленники, прихватив свои инструменты, пускаются в долгие странствия по деревням. Впервые за всю историю существования еврейской общины она распадается. Яркую картину положения обедневших евреев, далеко рассеянных друг от друга, лишенных общинной жизни, описывает Зеев Султанович в своей книге «Живая связь».
 
«Раньше вся еврейская жизнь концентрировалась вокруг синагоги, ешивы, изучения Торы. Теперь же появилось много евреев, проживающих по две-три семьи в радиусе 50 км. У них не было возможности ежедневно молиться в миньяне, построить микву, иметь шойхета (резника), меламеда и раввина. Не было у них ни ешивы, ни своего, еврейского, кладбища. Они потеряли не желание быть евреями, но утратили стержень — общину...»
 
Связь между разбросанным еврейским населением и центрами изучения Торы всё слабеет. Единственным, хотя и не самым лучшим средством для этой связи становятся магиды, проповедники, нередко кочующие, а также меламеды, которым как-то удавалось иногда собирать детей, чтобы поучить их немножко алфавиту. Появились и раввины-«передвижники». И хотя эти «блуждающие звезды» были не самыми качественными специалистами, но для евреев, оторванных от общины, и такой визит был великим делом. От случая к случаю приезжал на хутор шойхет, он же моэл, резал корову, несколько десятков кур, делал обрезание — пусть родители радуются сыну! — и спешил в другую деревню.
 
Случалось, в делах таких кочующих специалистов доходило до курьезов. Зеев Султанович пересказывает такую историю. Некий магид заучил комментарий всего на одну из недельных глав Торы, которая называется «Корах». Глава богата событиями и очень драматична: Корах организует бунт против лидерства Моше и Аарона, за что вместе с единомышленниками при стечении всего народа оказывается поглощенным разверзшейся пропастью. И вот горе-проповедник всходил на быму (возвышение, на котором читают свиток Торы), брал в руку платочек, как бы отирая пот, и... ронял. А затем, нагибаясь за ним, сокрушался:
 
— Какая жалость! Ах, пропал, как Корах! Ну, раз уж мы вспомнили о нем, давайте о нем и поговорим.
 
И выдавал, как говорится, свой «товар», хотя на этой неделе в общинах читали совсем другую главу Торы. И поскольку каждый раз он выступал в другом месте — всё сходило. Но главное, конечно, не это, а то, что возникла прослойка еврейского населения, которую с легкостью можно было одурачить! Происходило самое ужасное с еврейской точки зрения: появились люди, и число их неумолимо росло, которые с трудом могли разобрать еврейские буквы, не умели молиться, уже не говоря о том, что они не являлись учеными людьми...
 
Эта тенденция приводит еврейское общество к разделению. Евреи, продолжающие вести традиционную жизнь, уже свысока относятся к собратьям-неучам из глубинки, считая себя по сравнению с ними вроде аристократов. Провинциальные евреи, приезжая один-два раза в год в большой город и зайдя на Иом Кипур или в Рош а-Шона в синагогу, чувствуют себя там чужими. Они «застревают» в дверях, стыдясь, что даже не умеют молиться, не знают обычаев, иногда делают вещи странные, во всяком случае, с точки зрения «городских» евреев. Бесспорно, они остаются евреями, не ассимилированы, у них даже в мыслях нет принимать христианство, и такое отношение просвещенных собратьев они воспринимают очень болезненно.
 
Ученые-раввины, духовные лидеры оказываются перед объективной проблемой: как относиться к таким евреям, что им советовать?.. Живут они вдалеке, с неевреями, почти как гои. Убеждать их поменять место жительства — значит обречь на голод, но и советовать остаться на месте — как бы своими руками толкнуть в пропасть нееврейской жизни...
 
В этой ситуации рабби Исроэл Баал-Шем-Тов (Бешт) находит оригинальное и, должно быть, великое решение проблемы — это хасидизм.
История хасидизма, по сведениям Краткой Еврейской Энциклопедии, начинается с 1730-х годов, с первого этапа общественной деятельности рабби Исроэла бен Элиэзера Баал-Шем-Това, Бешта.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Андрон