Хайдеггер - О существе человеческой свободы

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Мартин  Хайдеггер - О существе человеческой свободы - введение  в  философию
Тема, о которой мы будем говорить в этом введении в философию, обозначена уже в заголовке лекционного курса: о существе человеческой свободы; о свободе, а именно о свободе человеческой. Тема — человек.
 
Следовательно, мы говорим о человеке, а не о животном, не о растении, не о материальных телах, не об изделиях ремесла и продуктах техники, не о произведениях искусства, не о Боге — но о человеке и его свободе.
 
То, что мы здесь, просто перечисляя, назвали вне человека и рядом с ним, нам так же известно, как и сам человек. Все перечисленное словно распростерлось перед нами. Все это и так уже известное мы можем отличать — одно от другого. Однако при всех расхождениях и различиях это известное знакомо нам и в том аспекте, где одно с другим сходится — без ущерба для их различий. Все и каждое из названного мы знаем как нечто такое, что есть; такое есть мы называем сущим. Быть сущим — в этом все названное сходится между собой в первую и последнюю очередь.
 
Человек, о свободе которого предстоит разговор, есть некое сущее среди прочих сущих. Все сущее в целом мы в большинстве случаев обозначаем как «мир», а основание мира называем «Богом».
 
Если мы, пусть неопределенно, представляем известное и неизвестное сущее и при этом думаем именно о человеке, тогда обнаруживается вот что: во всей совокупности сущего человек — лишь маленький уголок. По отношению к силам природы и космическим процессам это крохотное существо обнаруживает свою безнадежную бренность, по отношению к истории и ее судьбоносным перипетиям — непреодолимое бессилие, а по отношению к необозримой длительности космических процессов и возрасту истории — неудержимую скоротечность. И вот об этом крохотном, бренном, бессильном и скоротечном сущем — о человеке — мы и говорим.
 
А что до него самого, то и здесь мы рассматриваем лишь одно его свойство — его свободу; мы не касаемся прочих способностей, достижений и особенностей.
Поднимая тему «о существе человеческой свободы», мы связываем наше рассмотрение с особым вопросом (свобода), который, со своей стороны, соотнесен с особым сущим (человек) из всей целокупности сущего.
 

Мартин  Хайдеггер - О существе человеческой свободы - введение  в  философию

Санкт-Петербург,  Издательство  «Владимир  Даль», 2018 - 416 с.
ISBN 978-5-93615-179-8 
 

Мартин  Хайдеггер - О существе человеческой свободы - введение  в  философию - Оглавление

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССМОТРЕНИЕ 
  • § 1. Мнимое противоречие между «особым» вопросом о существе человеческой свободы и «общей задачей» введения в философию     
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОЗИТИВНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ ИЗ СОДЕРЖАНИЯ ВОПРОСА О СВОБОДЕ. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СВОБОДЫ И ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ      
Глава первая. Первый прорыв проблемы свободы в настоящее измерение (Кант). Связь проблемы свободы с основной проблемой метафизики      
  • § 2. Философия как вопрошание вовнутрь целого. Выход-на-целое как прихождение-к-корню       
  • § 3. Формально-уведомительное рассмотрение «позитивной свободы» в соотнесении с «трансцендентальной» и «практической» свободой у Канта   
  • § 4. Расширение проблемы свободы, намеченное в обосновывающем характере «трансцендентальной» свободы; расширение, взятое в перспективе космологической проблемы: свобода – причинность – движение – сущее как таковое       
  • § 5. Спорность наступательного характера расширенного вопроса о свободе и унаследованная нами форма ведущего вопроса философии. Необходимость нового вопрошания о ведущем вопросе    
Глава вторая. Ведущий вопрос философии и его вопросность. Рассмотрение ведущего вопроса из его собственных возможностей и предпосылок 
  • § 6. Ведущий вопрос философии (τί το οv) как вопрос о бытии сущего            
  • § 7. Допонятийное понимание бытия и ключевое для бытия слово античной философии: ουσία     
  • § 8. Выявление сокрытого основного значения «усии» (постоянное присутствие) по греческому истолкованию движения, что-бытия и действительного бытия (наличного бытия) 
  • § 9. Бытие, истина, присутствие. Греческое истолкование бытия в значении бытия-истинным в горизонте бытия как постоянного присутствия, οv ώς αληθές как κυριώτατον οv (Аристотель. Метафизика Θ 10)         
  • § 10. Действительность духа у Гегеля как абсолютное настоящее     
Глава третья. Разработка ведущего вопроса метафизики до уровня основного вопроса философии             
  • § 11. Основной вопрос философии как вопрос об исконной связи бытия и времени
  • § 12. Человек как место основного вопроса. Понимание бытия как основание возможности существа человека  
  • § 13. Наступательный характер бытийного вопроса (основного вопроса) и проблема свободы. Обступающая широта бытия (выход-на-целое) и наступающее уединение (прихождение-к-корню) времени как горизонт понимания бытия         
  • § 14. Перестановка перспективы вопроса: ведущий вопрос метафизики коренится в вопросе о существе свободы 
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПРИЧИННОСТЬ И СВОБОДА. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ СВОБОДА У КАНТА
 
Глава первая. Причинность и свобода как космологическая проблема. Первый путь к свободе в Кантовой системе через вопрос о возможности опыта как вопрос о возможности настоящей метафизики    
  • § 15. Предуведомление к проблеме причинности в науках  
  • § 16. Первая попытка характеристики Кантова варианта причинности и ее основной связи: причинность и временная последовательность          
  • § 17. Общая характеристика аналогий опыта
  • § 18. Разъяснение метода доказательства аналогий опыта и их оснований на примере первой аналогии. Основополагающее значение первой аналогии         
  • § 19. Вторая аналогия. Событие, временная последовательность и причинность     
  • § 20. Два вида причинности: причинность согласно природе и причинность из свободы. Характеристика общего онтологического горизонта проблемы свободы в определении свободы как вида причинности. Связь причинности вообще с бытием наличного     
  • § 21. Систематическое место свободы у Канта             
  • § 22. Причинность через свободу. Свобода как космологическая идея          
  • § 23. Два вида причинности и антитетика чистого разума в третьей антиномии       
  • § 24. Подготовительные (негативные) определения к разрешению третьей антиномии      
  • § 25. Позитивное разрешение третьей антиномии. Свобода как причинность разума: трансцендентальная идея безусловной причинности. Характер и границы проблемы свободы внутри проблемы антиномий
Глава вторая. Второй путь к свободе в Кантовой системе. Практическая свобода как специфическое отличие человека как разумного существа       
  • § 26. Сущность человека как существа чувственного и разумного и различие трансцендентальной и практической свободы              
  • § 27. Действительность человеческой (практической) свободы         
  • § 28. Сознание человеческой свободы и ее действительности           
  • Заключение. Собственное онтологическое измерение свободы. Укорененность вопроса о бытии в вопросе о существе человеческой свободы. свобода как основание причинности        
  • § 29. Границы кантовского рассмотрения свободы. Привязка проблемы свободы к проблеме причинности           
  • § 30. Свобода как условие открытости бытия сущего, т.е. понимания бытия
Послесловие немецкого издателя
Послесловие переводчика
 

Мартин  Хайдеггер - О существе человеческой свободы - введение  в  философию - § 26. Сущность человека как существа чувственного и разумного и различие трансцендентальной и практической свободы а) Сущность человека (человечество) как личность (личностность)
 

Личностность и самоответственность
 
В каком направлении идет второй путь? Он нацелен не на свободу как способ причинности, возможный в мире, но на свободу как специфическое отличие человека как разумного существа. Но поскольку человек как космологическое существо, вообще подпадает под идею свободы, найденную на первом пути, уже там свободе человека тоже уделяется внимание, однако там она не становится проблемой в смысле специфического отличия. Если же это должно произойти, тогда, по-видимому, на человека вообще надо смотреть не в ракурсе космологического рассуждения, а как раз в перспективе того, что его отличает. И что же это такое? Его личностная природа. Термин «личность» Кант употребляет в совершенно определенном терминологическом значении. Мы говорим, например, что в таком-то обществе присутствовали различные «лица» — люди, которые «что-то из себя представляют» или о которых в любом случае говорят, что это «нечто». Кант, однако, имеет в виду не это. Он вообще не употребляет слово «личность» во множественном числе. Для него «личность» есть то, что составляет сущность человека как человека, его бытие личностью, личностность. Сущность всегда единственна, и поэтому здесь уместно только единственное число.
 
Так, когда говорят о «животности», имеют в виду то специфическое, что отличает именно животное, и так же «человечество» является специфическим отличием человека, а не представляет собой сумму всех людей.
 
Но что же составляет личностность личности? Мы это понимаем тогда, когда говорим о ней в отличие от «человечества» и «животности» человека. Речь идет о целокупности элементов определения всей сущности человека. Традиционное определение человека знает лишь два элемента этого определения: homo animal rationale, человек есть животное, наделенное разумом.
 
Следовательно, животность — вот что характеризует человека как живое существо. Разум — это второй момент, который, правда, не является содержанием того, что Кант называет «человечеством»: человечество есть то, что характеризует человека как живое и одновременно разумное существо. В понятии «человечества» присутствует и отношение к «животности». То, что Кант понимает под «человечеством», в определенном смысле является содержанием традиционной дефиниции. Но сущность человека не исчерпывается его «человечеством»: она осуществляется и в собственном смысле определяется только в «личностности». Именно она делает человека разумным существом, одновременно способным на вменение. Существо, которому можно что-то вменить, должно в самом себе быть ответственным за себя. Сущность личности, т. е. ее личностностъ, состоит в способности нести за себя ответственность.
 
Кант недвусмысленно подчеркивает, что определение человека как разумного живого существа недостаточно, потому что разумным может быть и тот, кому не дано быть практичным по отношению к себе самому, действовать в собственных интересах. Разум может быть лишь теоретическим, и тогда человек, пытаясь сообразовываться с ним в своих поступках, все равно остается во власти инстинктов своей чувственности, своей животности. Следовательно, сущность человека — если она не растворяется в одном «человечестве» — состоит как раз в том, чтобы выходить за пределы самого себя, становясь личностью. Кант определяет «личностность» как то, «что возносит человека над самим собой (как частью чувственного мира)». Таким образом, сущность человека, его «человечество» состоит не в этом «человечестве», под которым понимается единство разума и чувственности: она заключается в том, что это «человечество» превосходит, — в личностном начале. Настоящее бытие-человеком, сущность самой человечности заключается в личности. Поэтому слово «человечность» Кант формально употребляет и как термин для обозначения всей подлинной сущности человека и говорит о «человечестве в его личности».
 
Если мы возьмем человека не в космологической перспективе, не как существо чувственно-космологическое, если попытаемся понять его в том, что его отличает, т. е. понять в его личностном начале, тогда он предстанет перед нами как существо, готовое взять на себя ответственность за себя самого. Эта ответственность есть основной способ бытия, определяющий все его поступки; это специфически человеческое действие, нравственная практика. Почему и каким образом мы сталкиваемся со свободой, когда берем человека в аспекте его личностного начала, его бытия личностью?
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя aleksandroid