Искусство как язык - языки искусства - Том 2

Искусство как язык — языки искусства - Том 2
Если попытаться метафорически описать место Государственной академии художественных наук в русской интеллектуальной истории ХХ века, то не будет преувеличением назвать ее Атлантидой научной культуры.
 
По глобальности институционального проекта, реализованного в деятельности Академии, по многочисленности ее участников и разнообразию научных направлений, представленных в ней, ее действительно можно сравнить с целым континентом в культурной и научной жизни 1920-х гг., ставшим полем научно-художественных дискуссий общеевропейского масштаба. Однако к концу второго десятилетия ГАХН стали критиковать как «цитадель идеализма». А после ее окончательного роспуска в 1931 г. и репрессий против руководителей и сотрудников ГАХН она превратилась, подобно своему античному «прообразу», в исчезнувший континент. Выжившие после чисток и репрессий члены Академии на протяжении всего советского времени старательно избегали каких-либо публичных воспоминаний о деятельности в ней и печатая свои научные разработки, начатые в Академии, без упоминания о месте их возникновения. В силу обстоятельств разгрома Академии и публичного предания остракизму ее членов исследовательская работа гахновцев долгое время не могла стать признанным фактом истории гуманитарной науки ХХ в. и занять свое законное место в спектре научных и эстетических дискуссий 1920-х гг., определивших тенденции гуманитарно-научной теории в России и за ее пределами. Только после крушения советского режима и его цензурных ограничений начались научные исследования ее наследия, которые смогли более или менее отчетливо выявить контуры уникального научного замысла, положенного в основу Академии, и его институционального воплощения в ужесточавшихся условиях советской культурной политики.
 

Искусство как язык — языки искусства. Государственная академия художественных наук и эстетическая теория 1920-х годов. Том II. Исследования

Издательство Новое литературное обозрение, 2017. — 840 с.
ISBN 978-5-4448-0666-1
 

Искусство как язык — языки искусства. Государственная академия художественных наук и эстетическая теория 1920-х годов. Том II. Исследования - Содержание

От редакторов         
  • К истории ГАХН (Вступление Ю.Н. Якименко)          
  • Сидоров А.А. Три года Российской академии художественных наук 1921—1924  
  • Общее искусствознание     
  • Эстетика и искусствознание (Вступление Н.С. Плотникова) 
  • Теория языка как парадигма теории искусства (Вступление М. Вендитти)  
  • Психологическая эстетика (Вступление Н.С. Плотникова)    
  • Категории эстетической рефлексии: Форма, образ, стиль, время, произведение (Вступление Н.К. Гаврюшина) 
  • Теории отдельных искусств          
  • Литература и художественная форма (Вступление А.Н. Дмитриева)
  • Пространственные искусства (Вступление Н.П. Подземской)
  • Кино (Вступление В. Познер)      
  • Театр (Вступление В.В. Гудковой)          
  • Музыка (Вступление О.А. Бобрик)          
  • История эстетических теорий (Вступление А.Л. Доброхотова)         
  • Античность  
  • Новое время 
  • Немецкая классика 
  • Современность        
  • Россия           
Сведения об авторах          
Список сокращений, принятых в настоящем издании 
Литература   
Указатель имен        
 

Искусство как язык — языки искусства. Государственная академия художественных наук и эстетическая теория 1920-х годов. Том II. Исследования - А.К. Топорков - Гегель и разрушение эстетики

 
Тезисы
  • 1. Эстетические взгляды Гегеля коренятся в круге романтических идей. Влияние романтизма Гегель не мог изжить до конца.
  • 2. Для романтиков сфера искусства была органом философии. В гениальных силах они находили непосредственное единство природы и культуры.
  • 3. Романтическая эстетика всего законченнее выражена в философии Шеллинга, но изучать романтическую эстетику нужно по писаниям Фридриха Шлегеля: в его «Идеях» большая путаница, но и большая откровенность. У Фридриха Шлегеля подчеркнут мистицизм эстетики романтиков и эстетическая их религиозность.
  • 4. Гегель отделяет сферу искусства от сферы религии и этим отделяется от собственно романтических идей.
  • 5. В особенности Гегель нападает на «иронию» Фр. Шлегеля и углубляет понятие иронии Зольгера. В иронии Зольгера он видит абсолютную отрицательность. Здесь ирония отнесена к самому искусству.
  • 6. По Гегелю, искусство пережило три больших этапа.3 Весьма трудно указать, [в] чем Гегель видит четвертую фазу развития искусства.
  • 7. Некоторые характеризуют положительный, а не только исторический взгляд Гегеля на искусство как свободный эстетизм, но эта характеристика несовместима с действенным характером Гегелевской диалектики.
  • 8. Едва ли возможно признать также, что Гегель склоняется к реализму, отвергая романтическое искусство. Этот вывод делали из Гегеля на основании некоторых его фраз.
  • 9. Мысль Гегеля должна быть истолкована скорее в том смысле, что искусство, как особая сфера деятельности мирового духа, разрушается в силу закона внутреннего развития. Конец романтического искусства для Гегеля означает конец искусства вообще.
  • 10. Отрицание искусства у Гегеля и в то же время его утверждение как момента абсолютной идеи обусловлено реальным противоречием в системе Гегеля, его стремлением отожествить идеальный ряд с рядом временного развития. Гегель должен был прийти к отрицанию искусства в силу основных тенденций своей системы.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Kliment