Махзор на Йом Кипур

рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур
Йом Кипур — вершина периода духовного подъема, который совершают евреи на протяжении сорока дней. Этот период начинают тридцать дней месяца Элул—время искреннего отчета, самоанализа и подведения итогов прожитого года. Вслед за ними наступают Десять Дней трепета и раскаяния от Рош га-Шана до Йом Кипура.
 
Йом Кипур — наиболее святой и возвышенный день года, когда евреи, забывая о земных делах, полностью посвящают себя раскаянию и очищению от совершенных грехов.
 
Пятикнижие называет Йом Кипур “субботой суббот”. Чтобы прийти к Йом Кипуру внутренне подготовленным, человек анализирует прошедший год, вспоминает свои прегрешения перед людьми и Б־гом.
 
Человек—не ангел, ему свойственно ошибаться, но Б־г всегда готов простить искренне раскаявшегося. Вот почему не страх, не душевные муки и не ужас перед небесным судом несет Йом Кипур евреям, а радость и душевный подъем. Поднявшись над земным, искренне и полностью представ перед Всеблагим и Прощающим, мы обретаем надежду и даже уверенность, что будем вписаны в счастливый год.
 
“Над нами всеми суд в Рош Ха-Шана, а приговор выносится в Йом Кипур”,—из века в век повторяют евреи в Судный День. “Потому что в этот день Он простит вас, чтобы очистить вас от грехов ваших”.
...Тридцать три века назад, в Синайской пустыне, поеле грехопадения евреев—поклонения золотому тельцу— Моше поднялся на гору Синай молить Б־га о прощении своему народу. В день Йом Кипур он вернулся, принес новые Скрижали Завета и радостную весть: “Простил Я по слову твоему!”
 
С тех пор Йом Кипур стал днем Всепрощения и одновременно первым днем изучения Великой и Святой Торы...
Кто не пробуждается, чья душа не стремится к Всевышнему— разве он живет? Ноу человека, способного оторваться от будней и спросить себя: “Зачем я на земле, в чем мое назначение, где мое место?”—есть надежда. “Ибо тот, кто сопричастен жизни, имеет надежду,—утверждает царь Шломо,—ведь живому псу лучше, чем мертвому льву” (Когелет, 9:4).
 
... Это произошло в годы Второй мировой войны в немецком лагере для военнопленных из западных стран. Условия в лагере военнопленных были намного легче, чем в другим немецких лагерях, поскольку Германия соблюдала международные соглашения о военнопленных. Среди находившихся в лагере солдат и офицеров было немало евреев. Они понимали, что демонстрация своего еврейства может привести к их переводу в другой лагерь, предназначенный для уничтожения евреев, но еврейская искра, горящая в их сердцах, одержала верх над осторожностью.
 
Не объявляя заранее, но и не делая особого секрета, в Йом Кипур евреи собрались в бараке. Наступил возвышенный час молитвы Судного Дня. И каково было удивление молящихся, когда в барак один за другим стали входить офицеры и солдаты, о ком и подумать было невозможно, что они евреи. Рискуя многим, даже самой жизнью, они пришли принимать участие в служении и подхватили мелодию величественной молитвы...
 
В Йом Кипур в синагоге читают Книгу пророка Йоны, где раскрыта основная идея Йом Кипура: прощение тем, кто раскаялся и вернулся на праведный путь. Так случилось во времена пророка Йоны с жителями Ниневии—богатого и прекрасного города, однако погрязшего в грехах и пороках. Иона призвал жителей Ниневии к раскаянию, предупредив, что иначе город и люди погибнут. Й все горожане—от царя до последнего раба—вняли голосу пророка, отказались от порочной жизни и тем спасли себя от гнева Б־га.
Всевышний прощает, если Его об этом просят. Так говорит пример Ниневии. Нужно только осознать и прочувствовать свою вину, с чистым сердцем восхваляя аБ־га, Который милует и прощает наши грехи”.
 

рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур 

 
Махзор на Йом Кипур по обычаю молящихся по сидуру,
составленному рабби Шнеуром-Залманом из Ляд
на основе предписаний рабби Ицхака Лурии Ашкенази
 
Аннотированное издание с новым, русским переводом
F.R.E.E. Publishing House
5773 - 2013
960 стр
 

рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур - Содержание

 
 

рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур - ДВЕ ПРИТЧИ

 

МОЛИТВА МАРРАНОВ

 

 

В 1593 году к берегам Голландии прибило бурей корабль. Среди пассажиров судна было несколько семей марранов—испанских евреев, под страхом смерти перешедших в католичество, но тайно сохранявших законы и веру отцов. В XVI веке в Испании проживали сотни тысяч марранов, и жизнь их постоянно висела на волоске. Шпионы инквизиции неотступно следили за ними. Подозрения и доноса, что марран соблюдает еврейскую веру, было достаточно для смерти на костре.
Спасшиеся от бури марраны оказались в маленьком городке. Отдохнув в гостинице и немного успокоившись, они отправились на прогулку. Внезапно сын одного из них потянул отца за рукав и указал на окно лавки: “Что здесь написано, отец? Я никогда не видел таких знаков”. Отец обернулся и побледнел—перед ним был листок бумаги с еврейскими письменами. Марраны испуганно переглянулись и быстро вернулись в гостиницу.
 
Осторожные расспросы о еврейском объявлении на улице голландского городка удивили хозяина гостиницы: “У нас свободная страна, господа испанцы. С тех пор как двенадцать лет назад мы освободились от вашей тирании, здесь каждый может жить согласно своей вере”. В доказательство хозяин гостиницы предложил познакомить их с раввином местной еврейской общины.
 
В страхе пришли марраны в дом раввина и под большим секретом рассказали ему, кто они и как попали в этот город: “Мы мечтаем вернуться в нашу веру,—едва слышно говорили они,—мечтаем соединиться с нашим народом. Ради этого мы готовы позабыть о нашем имуществе и домах, оставшихся в той проклятой стране. Много лет мы рисковали жизнью, но любому терпению есть предел. Ради свободы жить согласно нашей вере, ради наших детей, которых мы боялись обучать Святой Торе, мы хотели бы остаться в Голландии”.
Раввин успокоил марранов и помог им перебраться в Амстердам под опеку большой еврейской общины. Изгнанники впервые в жизни вздохнули спокойно. С огромным подъемом и наконец-то свободно начали они соблюдать законы еврейской религии. Только в одном не могли марраны переломить себя. В их сердцах не угасал жуткий страх перед шпионами инквизиции.
 
Наступил их первый Йом Кипур в Голландии—тот самый праздник испанских марранов, когда, собираясь тайно в подвалах своих домов, они вполголоса читали величественную молитву “Кол Нидрей” (“Все обеты”, так называется она по первым двум словам): “Во всех обетах и запретах, которые человек сам принял на себя, и клятвах, и заверениях, и самоограничениях, и наказаниях, и обещаниях,—от этого Йом Кипура до следующего Йом Кипура,—во всем этом мы раскаиваемся. Пусть будут они упразднены, отменены, станут недействительными. Пусть утратят свою силу и перестанут существовать.. ”
 
Эта молитва была очень выразительной для насильно крещенных и вынужденных жить как христиане евреев Испании. Мольбою “Кол Нидрей” они просили у Б־га снять с них ложные клятвы и принять их раскаяние.
В свободной Голландии марранам не нужно было таиться, но привычка взяла свое, и, крадучись, пришли они в Йом Кипур в синагогу. Вот только свобода последних месяцев ослабила их контроль над собой: громкая и страстная молитва, читаемая по-испански, обеспокоила жителей соседних домов. Комуто пришла в голову мысль о заговорщиках против свободной Голландии, о попытке вернуть ее под власть Испанского королевства. Это предположение вызвало бурю негодования— слишком свежи были в памяти голландцев воспоминания о тирании и жестокости испанцев. Возмущенные горожане сразу же известили губернатора о тайном сборище, и обеспокоенный губернатор возглавил военный отряд, окруживший синагогу. “Именем закона! Откройте!”
 
Ужас охватил марранов. Раздались крики: “Инквизиция, инквизиция!”—люди в панике и отчаянии начали выпрыгивать из окон синагоги. Их немедленно схватили, и подозрения губернатора превратились в уверенность. “Кто вы такие,— спросил он строго,—и отчего так таинственно собрались в этом доме?”
 
Отступать было некуда. Уверенные в своей гибели, предполагая, что теперь их наверняка передадут в руки страшной инквизиции, испанские евреи решили с достоинством встретить смерть. Вперед вышел старейший из марранов и сказал: “Сегодня Йом Кипур—святой для евреев День Всепрощения. Мы не испанцы, как все думают, мы насильно крещеные евреи и беженцы из Испании. Теперь вы знаете правду и можете выдать нас на костры инквизиции”.
Выслушав старейшину, губернатор успокоился и сказал: “В нашей стране вы можете служить вашему Б-гу без страха и опасности. А заодно—помолитесь Ему и о нас!”
 

ЖЕМЧУЖИНА

 
В одном местечке жил бедный портной. Он жил просто и скромно, и каждый грош зарабатывал тяжким трудом. Портной этот был глубоко верующим человеком, соблюдал все еврейские законы и праздники. Однажды, перед Йом Кипуром, отправился он на рынок купить рыбу для торжественной трапезы в канун Йом Кипура.
Портной запоздал и на опустевшем рынке застал одинокого рыбака, продававшего оставшуюся рыбу. В это же время к  прилавку подошел слуга градоначальника. “Я покупаю эту рыбу”,—надменно сказал он.
 
—Да простит меня господин,—ответил честный рыбак,— но этот человек был первым.
—Неважно,—ответил слуга,—я заплачу тебе вдвое больше.
 
Рыбак в растерянности посмотрел на портного, но тот сказал:
 
—Не беспокойся. Мне нужна эта рыба, и я тоже готов уплатить двойную цену.
—В таком случае я даю целый динар!—сказал слуга. По тем временам это были огромные деньги—за динар можно было купить десяток таких рыб.
—Два динара,—спокойно ответил портной.
 
Собралась толпа, и люди с изумлением наблюдали необычный торг. Когда еврей предложил двенадцать динаров, слуга отступил. Он понимал, что хозяин накажет его за подобное расточительство. Ведь на двенадцать динаров можно было купить полную лодку рыбы.
 
Портной уплатил счастливому рыбаку невероятную сумму денег, а слуга вернулся к хозяину и в свое оправдание честно рассказал о случившемся. Градоначальник был рассержен и одновременно крайне заинтригован. Он велел привести к нему портного. “Скажи мне, еврей,—спросил градоначальник,— как мог ты, будучи таким бедняком, уплатить столь огромные деньги за одну единственную рыбу?”
 
—Сегодня священный для евреев день,—ответил портной.— Сегодня канун Йом Кипура, когда Б־г прощает нам наши грехи. В Йом Кипур мы постимся, а канун его отмечаем торжественной трапезой. И мне не было жалко денег ради соблюдения обычаев моей веры...
 
Ничего не сказал градоначальник и отпустил еврея с миром. А дома портного ожидала награда: в рыбе оказалась крупная жемчужина.
 

рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур - Разворот книги

 
 
рабби Шнеур-Залман из Ляд - Махзор на Йом Кипур
 
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Glorik