Нахман - Учение раби Нахмана

раби Нахман - Учение раби Нахмана - Сказочные истории - Беседы
Хасидизм

 
Двести лет назад в октябре 1810 года раби Нахман покинул земную обитель. Каждый день жизни праведника, правнука прославленного раби Исраэля Баал-Шем-Това одарил человечество искрой Б-жественного света. Могила раби Нахмана на старом кладбище в Умани стала святыней, местом паломничества многих тысяч Браславских хасидов, которые стекаются к ней со всех концов земли.
 
Предлагаемое вниманию читателей второе издание основных трудов раби Нахмана из Браслава, в сопровождении каббалистического комментария рава Арье Каплана, на сегодняшний день, наиболее полным образом представляет русскоязычной аудитории наследие великого праведника и мистика.
 
Перевод с иврита сказочных историй и бесед раби Нахмана, а также, комментарии к беседам принадлежат перу р. Гершона Бермана. Исключительная особенность его работы состоит в том, что ни на миг не забывая о глубочайших тайнах, скрывающихся в этих текстах, он придерживается легкой и доступной манеры изложения, сохраняя при этом неповторимый колорит оригинала.
 
Внимательный читатель найдет в этой книге предвосхищение современных научных идей и социальных ситуаций, увидит скрытые связи между различными областями человеческого знания и мудрости, получит ответы на множество злободневных и вечных вопросов современного человека.
 
Директор издательского дома «Еврейская книга»
Мендель Шапиро.
 

раби Нахман - Учение раби Нахмана - Сказочные истории - Беседы

 
Rabbi Nachman's teachings Stories. Wisdom
תורתו של רבי נחמן מברסלב סיפורי מעשיות. שיחות  
С комментариями рава Арье Каплана
Беседы раби Нахмана
перевод и комментарии Г. Бермана
JEWISH BOOK ЕВРЕЙСКАЯ КНИГА
ИЕРУСАЛИМ
5770 2010
второе издание
ISBN 978-965-7412-24-4
Publisher house: Jewish Book LTD 
Director: Mendel Shapiro
 

раби Нахман - Учение раби Нахмана - Сказочные истории - Беседы - Содержание

 
Несколько слов об этой книге
Предисловие рави натана
Второе предисловие раьи натана

Сказочные истории

О пропавшей царской дочери
О царском сыне и дочери императора
О хромом
О царе, что преследовал иноверцев
О царском сыне из драгоценных камней
О скромном царе
О мухе и пауке
О раввине и единственном его сыне
Оь умном и простаке
О бюргере и бедняке
О сыне царя и сыне рабыни, которых поменяли
О владеющем молитвой
О семи нищих

Дополнительные истории

Светильник из недостатков
Конь и колодец
Меланхоличный святой
Два дворца

Притчи раби Нахмана

Вор
Вера
Капцин паша
Простота
Верда
Горькая зелень
Клад
Принц-индюк
Отравленное зерно
Олень
Птица
Надежда на бога

Беседы раби Нахмана

1-116 Беседы раби Нахмана
117-130 Венок бесед раби Нахмана, собранный в добавление к беседам, уже записанным
131-157 Высказывания и рассказы раби Нахмана по поводу его книг
158-172 о его труде и упорстве в формировании личных качеств, способствующих служению творцу...
173-195 О высотах, которые он достиг
190-210 Сказанное ребе вечером в первый день Главы Нoax, 5570
211-215 По поводу критикующих его
216-220 Об опасности ложной мудрости и необходимости укреплять себя в вере
227-234 О значении уединения
235-260 Высказывания раби Нахмана
261-308 Записи бесед, найденные мной в рукописи, написанной кем-то изокружения ребе, и до сих пор не опубликованные
 

раби Нахман - Учение раби Нахмана - Сказочные истории - Беседы - Несколько слов об этой книге

 
Предваряя издание этой книги, хочется сказать о многом. То, о чем говорится в ней, дает возможность находить аналогии во всех областях человеческих знаний и мудрости. Безо всякой натяжки можно сказать: обнаружишь здесь предвосхищение самых сверхсовременных научных идей и социальных ситуаций. По всей вероятности, знакомство с этой книгой (в первом переводе на немецкий Мартина Бубера) оказало значительное влияние на творчество Франца Кафки. Можно говорить о том и об этом. Но дело в другом.
 
Прежде всего, это не обыкновенная книга. Стоит только заглянуть в нее и хотя бы бегло просмотреть, скажем, последнюю историю «О семи нищих». И, возможно, будущий читатель согласится с нами: есть там время обратное, смещенное и перевернутое пространство, нарочито гротескные и абсурдные ситуации, изысканная карнавальность всего столь любезная сердцу просвещенного читателя.
 
Однако это не главное. Книга, как ни странно, действительно способна ответить на множество, если не на все злободневные и вечные вопросы современного человека.
 
Написана или, вернее, рассказана она 170 лет тому назад. Автор раби Нахман из Браслава, ярчайшая фигура в истории нового хасидизма в еврействе, родился 1 нисана 5532 (1772) года в Меджибоже и умер 18 тишрея 5571 года (1810) в Умани, оставив после себя несколько замечательных книг и многочисленных учеников, последователей его учения, так что по сей день существует особая, Браславская ветвь хасидизма.
 
Со стороны матери раби Нахман являлся правнуком знаменитого Бааль Шем Това, создателя современного    хасидизма. Дед и отец его были из первых проводников и учителей нового учения. Годы его ученичества (в высоком смысле этого понятия) и духовного становления прошли в сельце Гусятин близ Медведовки, куда он переехал после женитьбы в четырнадцатилетием возрасте.
 
Здесь, в доме тестя, провел раби Нахман в ученье и молитвах пять лет. В Гусятине, окруженном девственной природой, вошло у него в привычку почти ежедневное длительное уединение в лесу или в поле. В дальнейшем уединение с первозданной природой как способ очищения и возвышения души стало важнейшей и неотъемлемой частью его учения.
 
Еще в отроческие годы он стал сочетать многочасовое учение с различными испытаниями тела и духа, которым специально подвергал себя, считая, что нужно научиться пренебрегать удовольствиями этого мира: ограничивал потребность в еде, по нескольку дней не ел, а когда ел, глотал и давился пищей, стараясь не различать вкуса; будучи от природы подвижным и шаловливым, приучался к затворничеству в комнате; испытывал себя жаждой, холодом, молчаньем. (Впоследствии, в зрелые годы, ему уже не приходилось искать испытаний они сами находили его.)
 
И уже незадолго до смерти длительно и неизлечимо больной туберкулезом, изнуренный страданием, раби Нахман признается: «Если бы я знал в годы юности так, как знаю сейчас, чего только возможно достичь посредством уединения, то не растрачивал бы себя так и не терял бы столь дорого стоящего мне теперь здоровья в постах и самоистязаниях'!»
 
В Гусятине была в его распоряжении лошадь, и он зачастую отправлялся верхом, порой за много верст, вызывая беспокойство домашних, нередко возвращаясь промокшим до нитки после какого-нибудь весеннего ливня. Возле сельца протекал Южный Буг, широко разливавшийся весной, и он иногда совершал подобные прогулки на лодке. Однажды, не умея достаточно хорошо управлять лодкой, не сумел справиться с течением, и лодка стала неуправляемой, раскачивалась из стороны в сторону, набирая воду. Тогда он возопил к Богу, подняв над собой руки. И тут он увидел в своих руках висящее солнце над Тиверией... и под собой воды Кинерета... И бывало, часто рассказывал это, желая укоренить в наших сердцах, что так должны взывать к Богу, как будто мы посреди бушующего моря и жизнь наша висит на волоске... Так передает это положение, ключевое для понимания творчества раби Нахмана и его учения, ближайший его ученик, автор нескольких биографических книг о своем учителе, хранитель, составитель, переписчик, переводчик на иврит (этих историй, которые были рассказаны на идише), редактор и издатель его наследия раби Натан.
 
В последние полтора-два года пребывания раби Нахмана в Гусятине он время от времени выезжает с тестем в ближайшую Медведовку, в город со значительным еврейским населением, поддерживавший тесные связи с другими городами и местечками Подолий, которая была в то время первым очагом хасидизма и откуда он распространялся во все города и местечки Украины и Польши. Мало-помалу начинают говорить о необыкновенном юноше, поражающем не только прекрасным знанием Талмуда и Кабалистических книг (что все-таки было не столь уж редким явлением в те годы), но и своими глубокими и совершенно оригинальными суждениями обо всем. И когда он через некоторое время силою обстоятельств (смерть матери жены и вторичная женитьба тестя) переезжает жить в Медведовку, почти тотчас приобретает там первых учеников и последователей. Было ему тогда девятнадцать лет.
 
Конечно, в соответствии с хасидской традицией правнуку Бешта было предназначено стать вождем и цадиком, но людей в большей степени притягивала необычайно яркая личность юного раби: результат сложнейшей и напряженнейшей работы души, проявляющейся в блестящей афористичности каждого его высказывания, зачастую очень непростого, недосказанного, скрывающего особый внутренний подтекст, в сочетании с необыкновенным аскетизмом, сознательно воспитанной и взлелеянной неприхотливостью ко всему, не касающемуся духовной жизни.
 
В год 5558 по еврейскому исчислению (1798) неожиданно для всех раби Нахман собрался и отправился в довольно рискованное и опасное для тех времен путешествие в Эрец-Исраэль Страну Израиля. Надо отметить, что помимо всяческих известных и неизвестных трудностей и опасностей, естественных для такого путешествия, это был год наполеоновского похода на Ближний Восток, ставший в то время ареной военных действий. Помимо очевидных и излагаемых его биографом раби Натаном мотивов стремления завершить несовершенное, начатое его прадедом Бештом, путешествие к Земле Израиля; желания изведать и    почувствовать подлинный вкус исполнения мицвот, относящихся только к пребыванию на Святой Земле, которая для евреев всегда оставалась источником духовного притяжения были, несомненно, и другие причины связанные, по-видимому, с каким-то глубоким внутренним процессом и переживанием. Описывая его сборы и поездку, раби Натан дважды и очень ясно передает атмосферу некой таинственной и роковой ее необходимости, какой-то недосказанности: необъяснимая поездка в Каменец-Подольский, смерть дочери, полная денежная неподготовленность семьи и прочее.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (3 votes)
Аватар пользователя ushpizin