Фридрих Ницше - наследие и проект

Фридрих Ницше: наследие и проект
Трехъязычный сборник статей, который Вы держите в руках, уникален: его авторы — наиболее авторитетные сегодня специалисты по философии Ницше, работающие в ведущих университетах и научно-исследовательских центрах России, Европы и Америки. Наш проект собрал созвездие из тридцати четырех известных философов, представляющих тринадцать стран. Книга написана ницшеведами разных поколений: как патриархами философии, так и молодыми, но уже оставившими свое имя в науке исследователями.
 
Мы обратились к нашим коллегам с просьбой поделиться своими размышлениями о творчестве Ницше, предложив для обсуждения пять вопросов:
  • Какие идеи Ницше оказались наиболее востребованы в культуре ХХ века и почему?
  • Ответственен ли Ницше за идеологию национал-социализма?
  • Как Вы понимаете концепцию «вечного возвращения»?
  • Как Вы оцениваете влияние Ницше на культуру Вашей страны, мировую культуру?
  • Что мысль Ницше может привнести в философию XXI века?
Ответы на эти вопросы и составили сборник «Фридрих Ницше: наследие и проект», который стал своего рода виртуальной площадкой для свободного обмена мнениями по интересующей нас всех теме — специфике восприятия философии Ницше на рубеже XX—XXI столетий.
 

Фридрих Ницше: наследие и проект 

Составители и ответственные редакторы Ю. В. Синеокая, Е. А. Полякова
М.: Издательский Дом ЯСК: Языки славянской культуры, 2017 г. — 824 с.
ISBN 978-5-94457-311-7
 

Фридрих Ницше: наследие и проект - Содержание

Вступительное слово редакторов-издателей сборника 
Editor’s Preface
Введение: Ницше сегодня
Introduction: Nietzsche today
Ницше и проект «философии будущего»/ Nietzsche and the Project of the ‘Philosophy of the Future’/ Nietzsche und das Projekt der „Philosophie der Zukunft“
  • Вернер Штегмайер (Германия)  Ницше определяет будущее философии
  • Werner Stegmaier (Germany)  Nietzsches Grundentscheidungen für die Zukunft der Philosophie
  • Тильман Борше (Германия)  Критика и образование в условиях конечности
  • Tilman Borsche (Germany)  Kritik und Bildung unter Bedingungen der Endlichkeit
  • Энрико Мюллер (Германия)  Ницше — философия будущего?
  • Enrico Müller (Germany)  Nietzsche — eine Philosophie der Zukunft?
  • Андреас Рупшус (Германия) Ответственность Ницше и ответственность настоящего. Размышления о наследии и будущем философии Ницше
  • Andreas Rupschus (Germany) Die Verantwortung Nietzsches und die Verantwortungder Gegenwart. Überlegungen über Erbe und Zukunft von Nietzsches Philosophie 
  • Яанус Соовали (Эстония)  Наследуя Ницше
  • Jaanus Sooväli (Estonia)  Inheriting Nietzsche 
  • Екатерина Полякова (Германия / Россия)  «Последняя мораль» Фридриха Ницше 
  • Ekaterina Poljakova (Germany / Russia)  Friedrich Nietzsches „letzte Moral“
«Смерть Бога» и проблема нигилизма / The ‘Death of God’ and the Problem of Nihilism / Der „Tod Gottes“ und das Problem des Nihilismus
  • Абдусалам Гусейнов (Россия)  Человек, который хотел стать Богом 
  • Abdusalam Guseynov (Russia)  A Man Who Wanted to Be God
  • Пауль ван Тонгерен (Нидерланды)  Нигилизм: диагноз Ницше как вызов культуре XX и XXI веков 
  • Paul van Tongeren (The Netherlands)  Nihilism: Nietzsche’s Challenging Diagnosis of Our 20th and 21th Century Culture
  • Марина Быкова (США / Россия)  О понятии вечного возвращения и проблеме свободы у Ницше
  • Marina Bykova (USA / Russia)  On Nietzsche’s Concept of Eternal Recurrence and the Problem of Freedom 
  • Хартвиг Франк (Германия)  Фридрих Ницше — просветитель и визионер
  • Hartwig Frank (Germany)  Friedrich Nietzsche — Aufklärer und Visionär
  • Мария Жоао Майер Бранко (Португалия), Жоао Констансио (Португалия) Ницше— Дон-Кихот эпохи модернизма?
  • Maria João Mayer Branco (Portugal), João Constâncio (Portugal)  Nietzsche — a Quixotic Modernist? 
  • Изабель Винанд (Швейцария)  Мысль Ницше: ответы из франко-швейцарской перспективы
  • Isabelle Wienand (Switzerland)  Nietzsches Denken: Antworten aus einer französisch-schweizerischen Perspektive
  • Валерий Подорога (Россия)  Ницше и проблема времени 
  • Valeriy Podoroga (Russia)  Nietzsche and the Problem of Time 
  • Борис Марков (Россия)  Ницшеанское время
  • Boris Markov (Russia)  The Nietzschean Time 
  • Алексей Жаворонков (Германия / Россия)  Критический метод и философия будущего: размышления об актуальности социальной критики Ницше
  • Alexey Zhavoronkov (Germany / Russia)  Critical Method and the Philosophy of the Future: Reflections on the Relevance of Nietzsche’s Social Criticism
Ответственность мыслителя перед историей / The Responsibility of a Thinker to History / Die Verantwortung eines Denkers vor der Geschichte
  • Трейси Стронг (США)  Ницше о философии и Ницше сегодня
  • Tracy Strong (USA)  Nietzsche on Philosophy and for Our Times 
  • Бабетта Бабич (США)  К вопросу о влиянии и современном значении Ницше 
  • Babette Babich (USA)  Querying Nietzsche’s Influence and Meaning Today
  • Мишель Коэн-Алими (Франция) Ницше и «самый роковой народ всемирной истории»
  • Michèle Cohen-Halimi  (France) Nietzsche and “the Most Fateful People in World History” 
  • Паоло Стеллино (Portugal)  Ницше и ответственность интеллектуалов
  • Paolo Stellino (Portugal)  Nietzsche and the Responsibility of Intellectuals 
  • Игорь Эбаноидзе (Россия)  Ницше и метафизика риска 
  • Igor Ebanoidze (Russia)  Nietzsche and the Metaphysics of Risk
  • Жорже Луис Визентейнер (Бразилия)  Ницше о субъективности: практика само-генеалогии  и философское самоинсценирование 
  • Jorge Luiz Viesenteiner (Brasil)  Nietzsche on Subjectivity: Self-Genealogical Praxis and Philosophical Self-Staging 
  • Освальдо Джакойа (Бразилия)  От генеалогии чувства стыда к спасению невинности становления   
  • Oswaldo Giacoia (Brasil)  Von der Genealogie des Schuldgewissens zur Rettung der Unschuld des Werdens
Идея Европы и национальное самосознание / The Idea of Europe and National Self-Consciousness / Die Idee Europas und das nationale Selbstbewusstsein
  • Карло Джентили (Италия)  Фридрих Ницше: Актуальность несвоевременного 
  • Carlo Gentili (Italy)  Friedrich Nietzsche: Aktualität eines Unzeitgemässen
  • Марко Брузотти (Италия / Германия)  «Европейский» и «сверхъевропейский». Заратустра, добрый европеец и взгляд издалека 
  • Marco Brusotti (Italy / Germany)  „Europäisch“ und „über-europäisch“. Zarathustra, der gute Europäer und der Blick aus der Ferne 
  • Йохан Фигл (Австрия)  Рецепция центральных тем Фридриха Ницше 
  • Johann Figl (Austria)  Rezeption zentraler Themen Friedrich Nietzsches 
  • Тарас Лютый (Украина)  Вечное возвращение к Ницше 
  • Taras Lutiy (Ukraine)  The Eternal Recurrence to Nietzsche 
  • Марта Копий-Вайс (Польша)  Ницше в Польше: очерк истории рецепции 
  • Marta Kopij-Weiß (Poland)  Nietzsche in Polen — Umriss einer Rezeptionsgeschichte 
  • Юлия Синеокая (Россия)  Ницше в России XXI века 
  • Yulia Sineokaya (Russia)  Nietzsche in Russia in the 21st Century
Ницше сегодня / Nietzsche Today / Nietzsche heute
  • Нелли Мотрошилова (Россия)  Вещая философия Ф. Ницше и современность 
  • Nelli Motroshilova (Russia)  Nietzsche’s Prophetic Philosophy and Сontemporaneity 
  • Михаил Хорьков (Россия)  Переосмысляя Ницше для новой этики: Фридрих Ницше сквозь призму философии Макса Шелера 
  • Mikhail Khorkov (Russia)  Rethinking Nietzsche for a New Ethics: Friedrich Nietzsche through the Prism of Max Scheler’s Philosophy
  • Лариса Гармаш (Украина)  Формула Ницше 
  • Larisa Garmash (Ukraine)  Nietzsche’s Formula 
  • Райнер Адольфи (Германия)  Тоска по новой независимости — вопреки власти времени: опыт «Ницше» в немецкой культуре 
  • Rainer Adolphi (Germany)  Die Sehnsucht, wieder souverän zu werden gegenüber der Macht der Zeit: Erfahrungen mit ›Nietzsche‹ in der deutschen Kultur 
  • Андреа Кристиан Бертино (Германия)  Актуальность критики жертвования у Ницше 
  • Andrea Christian Bertino (Germany)  Die Aktualität von Nietzsches Opferkritik
  • Хольгер Цаборовски (Германия)  Зачем Ницше — сегодня? 
  • Holger Zaborowski (Germany)  Wozu Nietzsche — heute?
Список сокращений сочинений Фр. Ницше
Abrreviations of Nietzsche’s Works
Liste der Abkürzungen von Nietzsches Werken
Сведения об авторах
Contributors
 

Фридрих Ницше: наследие и проект - Введение: Ницше сегодня

 
Фридрих Ницше, без сомнения, одна из самых ярких, но и самых провокационных фигур в истории философии. Он сам оценил свое значение, назвав себя динамитом и прибавив при этом, что он никогда не высказывал ни одной мысли, которая не компрометировала бы его лично, а значит, и его читателей. И неважно, будь то негодование или восторг, патетическое восхваление или столь же патетическое отвержение — в любом случае читатель Ницше выставит себя в сомнительном свете, а его реакция выдаст его потаенные желания, страхи и надежды.
 
Такой тип философской провокации, безусловно, опасен. Как может быть безопасным динамит? Последствия игр с огнем непредсказуемы. И Ницше не приходится жаловаться на недоразумения и недопонимание его трудов, если сам же он утверждал, что хочет оставаться непонятым и неузнанным. Тем не менее сегодня мы можем сказать, что все-таки нечто поняли о нем, по крайней мере, мы поняли, как его не надо читать — его не надо читать как идеологическое напутствие, как памфлет или как проповедь. Прочтения такого рода слишком очевидно ведут не просто к искажениям его наследия, но к утверждениям и оценкам, прямо противоположным тем, которые соответствовали вкусу самого Ницше. Достаточно вспомнить печальную историю его присвоения идеологией национал-социализма в Германии, как, впрочем, и увлечение идеями Ницше на заре социалистической эры в России. Мыслитель, прямо говоривший о своем презрении к болтовне об отечестве, о том, что он не знает более грязного животного, чем антисемит, и более плоской идеологии, чем социализм, оказался втянутым в политические игры, к которым он не имел никакого отношения. Всем сегодня известна история фальсификации его «главного» труда — «Воли к власти», представляющей собой не более чем текстологически весьма сомнительную компиляцию набросков, черновиков и конспектов. Ссылка на этот «труд» Ницше сегодня считается неприемлемой в среде научного ницшеведения. Он интересен только как этап в истории рецепции его идей.
 
Но даже если принять во внимание все обстоятельства, как, например, намеренное искажение наследия Ницше, все же придется признать, что не всякий мыслитель может быть не понят до такой степени. Усилия ницшеведов последних десятилетий устранить недоразумения, конечно, нельзя назвать тщетными. Но подозрение, что некоторые недоразумения не только неустранимы, но и были желательны для автора, все же остается. Остается и раздражение, вызванное некоторыми, в том числе опубликованными самим Ницше, высказываниями — о западных ценностях, о судьбах Европы, о немцах, французах, русских и евреях. Ясно, однако, что все это неотделимо от тех свершений в истории мировой мысли, которые и делают Ницше интересным для нас, прежде всего от его бескомпромиссной критики метафизики, от ниспровержения ценностей христианского Запада и философского осмысления нигилизма.
 
Одно несомненно: Ницше был прав, когда говорил, что с его именем будет когда-нибудь связываться чудовищный надлом европейской культуры. Имеет ли смысл здесь говорить об ответственности? Вопрос об ответственности неизбежно двусмыслен. Означает ли ответственность, что Ницше был причиной этого слома и что мы можем осудить его за это? Но в таком случае нам следует доказать, что без него этого слома могло бы и не случиться. А история, как известно, не знает сослагательного наклонения. Или это значит, что Ницше несет (или должен нести) на себе последствия сделанного им? Но эти последствия налицо: худшего применения философии, чем идеологическое, и представить себе нельзя. Был ли нигилизм его делом или он был всего лишь врачом, поставившим диагноз своему времени, а заодно и следующему столетию? В правильности этого диагноза нам не раз пришлось убедиться. И, возможно, таящаяся в нем угроза до сих пор не понята нами до конца, а катастрофические последствия до сих пор не исчерпаны.
 
Понадобилось чуть менее ста лет, чтобы отвергнуть идеологически плоские интерпретации текстов Ницше, и никак не менее, чтобы увидеть в них нечто большее, чем литературную игру. Странным образом эти вроде бы противоположные тенденции в рецепции Ницше всегда идут рука об руку. Современное философское ницшеведение, разумеется, чуждо обеим этим тенденциям. Сегодня можно сказать, что Ницше наконец занял подобающее ему место в истории философии. Не только классические интерпретации 30-х годов прошлого столетия (Карл Лёвит, Карл Ясперс, Мартин Хайдеггер), но и труды французских интерпретаторов Ницше (Мишель Фуко, Жиль Делёз, Жак Деррида) сегодня можно отнести к хорошо усвоенному и (в т. ч. полемически) переработанному наследию исследовательской интерпретации. После работ Вольфганга Мюллер-Лаутера и Фридриха Каульбаха мы знаем, что идеи Ницше о воли к власти, сверхчеловеке и вечном возвращении следует рассматривать не как элементы некоего систематического учения, но как средство критического анализа и перспективации смыслов. Как учения (на это обратил особое внимание Вернер Штегмайер) они представляют собой откровенные парадоксы, и потому их следует рассматривать, скорее, как антиучения.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.7 (3 votes)
Аватар пользователя brat Warden