Новый Завет - Подстрочный перевод с греческого

Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык
Со времени издания в 1994 г. подстрочного перевода Евангелия от Луки и в 1997 г. Евангелия от Матфея редакция получила от читателей множество благодарственных писем, которые стали большой нравственной поддержкой всем тем, кто в течение многих лет работал над редактированием, корректурами и печатанием подстрочного перевода Нового Завета.
 
Из писем видно, что перевод нашел себе применение в учебных заведениях, кружках самообразования, религиозных объединениях, а также у отдельных читателей как инструмент углубленного понимания священного текста и его языка. Круг читателей оказался гораздо шире, чем представлялось первоначально; таким образом, новая для России форма миссионерской и просветительской работы, каковой является подстрочный перевод, получила сегодня признание.
 

Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык

Российское Библейское общество, СПб., 2001
ISBN 5-85524-116-5
Главный редактор А. А. Алексеев 
Редакторы: М. Б. Бабицкая, Д. И. Захарова
Консультант но богословским вопросам архим. Ианнуарий (Ивлиев)
Переводчики:
Е. И. Ванеева 
Д. И. Захарова
М. А. Момина
Б. В. Ребрик
 
Греческий текст: GREEK NEW TESTAMENT. Fourth Revised Edition. Ed. by Barbara Aland, Kurt Aland, Johannes Karavidopulos, Carlo M. Martini and Bruce M. Metzger © 1998 Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, Germany.
Подстрочный перевод на русский язык. Российское Библейское общество, 2001.
 

Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык - Введение

 
I. Греческий текст
 
В качестве оригинала взят текст 4-го издания греческого Нового Завета Объединенных библейских обществ (The Greek New Testament. Fourth Revised Edition. Edited by Barbara Aland, Kurt Aland, Johannes Karavidopoulos, Carlo M.Martini, and Bruce M.Metzger in cooperation with the Institute for New Testament Textual Research, Munster/Westphalia. Deutsche Bibelgesellschaft. United Bible Societies. Stuttgart 1993.) Впервые изданный в 1898 г. Эберхардом Нестле, этот текст представляет собой научную реконструкцию греческого оригинала, выполненную на основе Ватиканского кодекса. Реконструкция стремится установить тот подлинный вид текста, в котором он впервые явился на свет, но большую надежность имеет для эпохи IV века, к которой восходят главнейшие источники греческого новозаветного текста, написанные на пергамене. Более ранние стадии текста отражены в папирусах II—III веков, однако, показания их в значительной мере отрывочны, так что на их основе могут быть сделаны лишь реконструкции отдельных чтений.
 
Благодаря многочисленным изданиям Объединенных библейских обществ, а также Института новозаветной текстологии (Institut fur neutestamentliche Text-forschung, Miinster/Westph.), этот текст получил исключительно широкое распространение. Особый интерес для переводчиков он имеет также потому, что на него опирается ценный текстологический комментарий: B.M.Metzger, А Textual Commentary on the Greek New Testament, a Companion Volume to the United Bible Societies' Greek New Testament. London-New York 1971, второе издание 1994 г.
Нуждается в объяснении отказ от издания Эразма Роттердамского (= Техtus receptus, далее TR), которое, как принято считать, служит основой церковно-религиозной жизни и богословской практики в России. Для этого решения есть определенные причины.
 
Как известно, после официального признания христианства в IV в. тот греческий текст Нового Завета, который использовался в богослужении Константинополя, стал получать все большее распространение и вытеснил другие разновидности текста, существовавшие в древности. Сам этот текст также не оставался неизменным, особенно значительны были перемены в VIII-X вв. при переходе византийской письменности от унциального шрифта к скорописи (минускулу) и в XII-XIV вв. при распространении так называемого Иерусалимского богослужебного устава.
 
Между рукописями, содержащими этот византийский текст, есть немало разночтений, что закономерно для всякого текста в рукописную эпоху, но некоторые общие черты всех рукописей возникли сравнительно поздно, это снижает ценность византийского текста для реконструкции новозаветного оригинала I в. За византийским текстом, однако, остается авторитет исторически засвидетельствованной формы Нового Завета, бывшей и остающейся в постоянном церковном употреблении.
 
Что касается издания Эразма Роттердамского, то оно основано на пяти случайных рукописях XII—XIII вв. (по одной для каждой части Нового Завета: Евангелий, Деяний апостолов, Соборных посланий, Посланий апостола Павла и Апокалипсиса), оказавшихся доступными издателю в 1516 г. в Базеле. Рукописи эти имеют ряд индивидуальных чтений, кроме того, издатель, по обычаю своего времени, внес в текст немало исправлений (филологических конъектур); таким образом, TR является одной из возможных форм византийского текста, но вовсе не единственно возможной. Приступая к работе над подстрочным переводом, ее участники пришли к мнению, что нет никаких причин держаться индивидуальных особенностей, какими обладает TR, как, впрочем, нет и надежной научной процедуры выявления этих особенностей и отсева их.
 
Кроме того, следует иметь в виду, что ни один из принятых в России переводов Нового Завета на церковнославянский или русский языки не сделан непосредственно с TR.
Действительно, первый славянский перевод, выполненный в IX в. свв. Кириллом и Мефодием, видоизменялся в течение следующих столетий (в частности, и под влиянием постоянных исправлений по различным греческим рукописям), пока не приобрел окончательную форму в сер. XIV в. (афонская редакция). В этой форме он стал издаваться с середины XVI столетия, был также издан в составе Острожской Библии 1580-81 гг. и Елизаветинской Библии 1751 г., к которым восходят все дальнейшие перепечатки церковнославянского текста, принятого и сегодня в православном богослужении. Таким образом, церковнославянский текст Нового Завета возник и стабилизировался на основе византийской традиции задолго до времени публикации TR в 1516 г.
 
В 1876 г. был издан первый полный текст Св. Писания на русском языке (обычно называемый Синодальный перевод), который предназначался св. Синодом для «домашнего назидательного чтения». Со временем этот перевод получил церковно-религиозное значение в протестантской среде, а также сравнительно скромное применение в русской богословской науке, которая охотнее использует греческий оригинал. Перевод Нового Завета в составе Синодальной Библии в общем и целом удерживает характерную для русской традиции ориентацию на византийские источники и весьма точно следует за церковнославянским текстом.
 
Этот перевод, однако, никоим образом не является точной передачей TR, как это мы видим в европейских переводах Нового времени, например, в немецком переводе Мартина Лютера (1524) или в английском 1611 г. (так называемая King James Version). Вопрос о греческой основе Синодального перевода еще ждет своего исследования; своим критическим аппаратом (см. о нем разд. II 2) настоящее издание призвано способствовать его решению.
 
Таким образом, будучи связанной с византийским текстом, наша отечественная традиция не находится в непосредственной зависимости от той конкретной формы византийского текста, которую издал в 1516 г. Эразм Роттердамский. Но нужно отдавать себе отчет и в том, что практически не существует богословски значимых разночтений между изданиями греческого новозаветного текста, сколько их ни было с 1516 г. Текстологическая проблематика в этом случае имеет скорее научно-познавательное, чем практическое значение.
 
 
II. СТРУКТУРА ИЗДАНИЯ
 
1. Расположение материала
 
1.Русские слова помещаются под соответствующими греческими словами так, чтобы начальные знаки греческого и русского слова совпадали. Однако, в случае, если несколько греческих слов переводятся одним русским, начало русского слова может не совпадать с началом первого греческого слова в сочетании (напр., Лк. 22.58; см. также разд. III 4.5).
2. Некоторые слова греческого текста заключены в квадратные скобки: это значит, что у его издателей не было ясности в отношении того, принадлежали они подлиннику или нет. Русский подстрочный перевод приводит соответствия таким словам без каких-либо специальных помет.
 
3. Слова греческого текста, опущенные при переводе, отмечены в подстрочном русском тексте знаком дефиса (-). Это относится преимущественно к артиклю.
4. Добавленные в русском переводе слова заключены в квадратные скобки: это, как правило, предлоги на месте беспредложных форм греческого текста (см. разд. III 2.7, 8, 12).
5. Курсивом в русском тексте набрано относительное местоимение который, когда оно переводит греческий артикль (см. ниже разд. III 3.13а).
6. Членение русского текста на предложения и их части соответствует членению греческого текста, но знаки препинания в силу различия орфографических традиций различны, что, разумеется, не меняет смысл высказывания.
 
7. Заглавные буквы ставятся в русском тексте в начале предложений, ими начинаются имена собственные, личные и притяжательные местоимения, когда они употребляются для обозначения Бога, Лиц Святой Троицы и Матери Иисуса Христа, а также некоторые существительные, обозначающие важные конфессиональные понятия, иерусалимский Храм и книги Св. Писания (Закон, Пророки, Псалмы).
8.     Форма собственных имен и географических названий подстрочного русского перевода соответствует греческому написанию, а наиболее употребительных — русскому Синодальному переводу.
 
9. В определенных случаях под строкой буквального русского перевода печатается еще одна строка с литературной формой перевода. Обычно это делается при буквальной передаче греческих синтаксических конструкций (см. о них ниже разд. III 4.3) и при семантических семитизмах, нередких для греческого новозаветного языка, а также для прояснения смысла отдельных местоимений или высказываний.
10. Разночтения греческого текста переводятся буквально, но без подстрочного расположения перевода.
11. Печатаемый столбцом связный русский текст представляет собой Синодальный перевод (1876 г., см. выше в I главе).
 
 
2. Разночтения греческого текста
 
В подстрочных примечаниях издания приводятся (с соответствующим переводом) разночтения греческого текста, которые объясняют чтения русского Синодального текста в том случае, если принятый за основу греческий текст его не объясняет. Если не привести этих разночтений, у читателя может создаться неверное впечатление о принципах текстологической работы авторов Синодального перевода, о той греческой основе, которая была ими использована (ср. выше в I главе).
 
Варианты греческого текста извлечены из следующих изданий: 1.  Novum Testamentum Graece.  Londinii:  Sumptibus  Britannicae  Societatis  ad Biblia Sacra Domi et Foris Edenda Constitutae MCMXII. Это издание воспроизводит Textus receptus по одному из принятых в науке  его изданий: Textus qui dicitur Receptus, ex prima editione Elzeviriana (Lugduni Batavorum anno 1624 impressa) depromptus. Варианты из этого издания отмечаются в аппарате сокращением TR;
 
2. Novum Testamentum Graece post Eberhard et Erwin Nestle editione vicesima septima revisa communiter ediderunt Barbara et Kurt Aland, Johannes Karavi-dopoulos, Carlo M.Martini, Bruce M.Metzger. Apparatum criticum novis curis elaboraverunt Barbara et Kurt Aland una cum Instituto Studiorum Textus Novi Testamenti Monasterii Westphaliae. Stuttgart: Deutsche Bibelgesellschaft 1993 (=Nestle-Aland~ ). Извлеченные из критического аппарата этого издания разночтения, которые характеризуют византийскую традицию текста, обозначены готической буквой $R (Majority text, «текст большинства» — так в современной текстологии Нового Завета условно обозначается византийский текст). Если же вариант не характеризует византийскую традицию в целом или принадлежит рукописям, вообще не входящим в нее, он помещается без какого-либо обозначения.
 
В аппарате к тексту Апокалипсиса готическая буква используется с двумя дополнительными индексами: $RA обозначает группу греческих рукописей, содержащих толкования Андрея Кесарийского на Апокалипсис, Шк обозначает рукописи без толкований, принадлежащие к общевизантийской традиции (койне). Если чтение характерно для обеих групп греческих источников, буква $Я употребляется без дополнительных индексов.
 
 
III. ПЕРЕВОД
 
1. Общий характер перевода
Основным источником смысла в настоящем издании является Синодальный перевод. Подстрочный перевод не должен читаться как самостоятельный текст, его назначение — вскрыть грамматическую структуру греческого оригинала. О средствах, которые этому служат, говорится ниже. Что касается лексико-семантической стороны подстрочного перевода, то для нее характерны следующие особенности:
 
1. Стремление передать одно и то же слово греческого оригинала или одно и то же значение многозначного слова одним и тем же словом русского перевода. Разумеется, это стремление не может быть реализовано до конца, однако синонимия подстрочного перевода гораздо уже синонимии литературного перевода.
 
2. Стремление передать внутреннюю форму слова. В согласии с этим отдается предпочтение тем русским соответствиям, которые в словообразовательном отношении находятся ближе к греческой форме, т.е. для слов с приставками подыскиваются приставочные эквиваленты, гнездо однокоренных слов оригинала переводится по возможности однокоренными словами и т.д. В согласии с этим для религиозно-окрашенных слов, когда это возможно, предпочтение отдается нетерминологическому переводу, что служит вскрытию их внутренней формы, ср. перевод слова ейбокш (Мф 11.26) доброе намерение, в Синодальном переводе благоволение; ojio^oyetv (Лк 12.8) признавать, Син. исповедовать; KT|ptiaaeiv (Мк 1.4) возвещать, Син. проповедовать.
 
3. Следует подчеркнуть, что подстрочный перевод не стремится к решению стилистических задач, которые встают при литературном переводе новозаветного текста, и читателя не должно смущать косноязычие подстрочника.
 
30/09/2014

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.7 (20 votes)
Аватар пользователя MagistrP