Нудельман - Прогулки с Библией

Рафаил Нудельман - Прогулки с Библией
О библейских загадках, о новейших достижениях науки в изучении древнееврейской истории рассказывает писатель и ученый Рафаил Нудельман.
 
Еврейская традиция утверждает, что все пять книг Пятикнижия (оно называется у евреев Тора) были получены Моисеем на горе Синай от Господа Бога. Однако эти книги (а также весь библейский текст в целом) содержат столь большое число противоречий, разночтений и несогласований, что становится попросту невозможным приписать их авторство одному автору, даже божественному. Кто же тогда создал Библию?
 
Попробуем рассказать, последовательно и связно, как отвечает на этот вопрос современная наука. Оговоримся, однако, сразу: речь пойдет не о привычной в христианском мире Библии, состоящей из двух частей — Ветхого и Нового Заветов, но о той только великой книге, которую христиане называют «Ветхим (то есть Старым) Заветом», а евреи называют ТАНАХом (сюда входят «Тора», или «Закон», «Невиим», или «Пророки», и «Ктувим», или «Писания»). «Библией» (или «Книгами») ее впервые назвали эллинизированные евреи диаспоры в начале новой эры (прямо переводя на греческий раннееврейское название «а-сфарим», предшествовавшее слову «ТАНАХ»). Под этим названием она и вошла в европейскую культуру.
 
Роль Библии в этой культуре огромна. По существу, Библия заложила нравственные и социальные основы этой культуры. Не случайно европейскую цивилизацию называют иудеохристианской. А поскольку европейская цивилизация оказала столь же огромное влияние на историю мира, то Библия стала книгой поистине мирового значения.
 
Из нее выросло христианство. Из нее вырос ислам. Библия до сих пор остается самой читаемой книгой в мире и неизменно занимает первое место в списках бестселлеров. Но отношение к ней различных людей далеко не одинаково.
 
Одни понимают ее буквально, другие аллегорически, третьи историко-культурно или нравственно. Одни считают ее Боговдохновленной, другие видят в ней человеческое творение. Одни живут по ее законам, другие изучают ее методами науки.
 
Впрочем, последнее противопоставление не означает противоречия. Научное изучение Библии не направлено на подрыв веры. Оно не имеет целью доказательство существования или несуществования Бога. Оно не нацелено на разжигание конфликта между религией и наукой или между верующими и неверующими людьми.
 
 

Рафаил Нудельман - Прогулки с Библией

 
М.:  Ломоносовъ,  —  2014.  — 240  с.  —  (История.  География.  Этнография).
 ISBN  978-5-91678-211-0
 

Рафаил Нудельман - Прогулки с Библией - Содержание

 
Часть первая. Загадки великого текста
    Глава первая. Кто написал Пятикнижие?
    Глава вторая. Библейские истории для взрослых

Часть вторая. Перечитывая библейские свитки
    Глава первая. Споры о Кумране
    Глава вторая. Судьба гипотезы
    Глава третья. Революция фарисеев
    Глава четвертая. От «Учителя Праведности» до «Кода да Винчи»

Часть третья. Древность, извлеченная из глубин
    Глава первая. Ашера — царица неба
    Глава вторая. Великий Иерихон
    Глава третья. В поисках Содома и Гоморры

 
Часть четвертая. Новые библейские мифы
    Глава первая. Миры в столкновениях, века в хаосе
    Глава вторая. Логарифмы библейских «кодов»
    Глава третья. Космология и каббала

Часть пятая. Толкования евангельских чудес
    Глава первая. Мессия до Иисуса
    Глава вторая. Вифлеемская звезда
    Глава третья. Чаша Грааля
    Глава четвертая. Исцеления в Лурде
    Глава пятая. Туринская плащаница
    Глава шестая. Оссуарий Иакова

 

Рафаил Нудельман - Прогулки с Библией - Туринская плащаница

 
В мире на самом деле есть и другие Христовы плащаницы, кроме Туринской, причем столько, что им посвящена целая книга (Thomas Humber, The Sacred Shroud). Но та плащаница, которую нашли в Иерусалиме, пожалуй, древнее всех. Она была найдена израильскими и американскими археологами в долине Хинном (древний Гееном, «вход в преисподнюю»), в том месте вблизи стен Старого города, где, по преданию, удавился Иуда Искариот. Как рассказывается в Евангелии от Матфея (27, 3–8), на те 30 сребреников, за которые Иуда продал «Кровь невинную», была куплена земля для погребения и названа «землею крови».
 
В I веке н. э. здесь действительно возникло кладбище, и на этом древнем кладбище до нынешних дней сохранились погребения римских времен. В одном из них археологи и нашли теперь скелет человека, завернутый в кусок полотна, в «плащаницу». Кем был этот человек, не известно, но его погребение было найдено рядом с могилой человека вполне известного — еврейского первосвященника Аннаса, который, согласно древнееврейским хроникам, возглавлял храмовую службу с 6 по 15 год н. э. и был отцом другого первосвященника — того Каиафы, который так очернен евангелистами и создателями многочисленных фильмов и сериалов, по мере сил воспроизводивших христианскую легенду.
 
Это соседство стоит упоминания, потому что, по мнению археологов, оно указывает, что неизвестный в плащанице тоже был, скорее всего, храмовым жрецом или, во всяком случае, принадлежал к тогдашней иерусалимской знати. О том же говорит богатая ткань, в которую его завернули после смерти, а также чистое, ухоженное состояние его волос, прядь которых, срезанная перед захоронением, сохранилась у него на груди. Кроме того, соседство с гробницей первосвященника I века н. э. позволяет думать, что человек этот жил примерно в то же время, что и Аннас и Каиафа. Понятно, что такое предположение требует более точного доказательства, и потому сотрудники Еврейского университета в Иерусалиме с помощью канадских и американских коллег провели тщательную радиоуглеродную датировку скелета и пришли к выводу, что он действительно относится к I веку.
 
Но самым интересным в находке оказалась сама плащаница, и в первую очередь — загадка ее сохранности. Впрочем, эта-то загадка прояснилась быстро — даже на газетных фотографиях видно, что вход в гробницу неизвестного плотно и наглухо заштукатурен, так что даже воздух не мог туда проникнуть. Но это сразу же породило следующий вопрос. Историкам известно, что в те времена, в эпоху второго Храма, у евреев широко практиковалось перезахоронение мертвых, вызванное ростом населения и возникшим вследствие этого дефицитом места в семейных склепах.
 
Возник обычай сразу после смерти помещать тело умершего в одну из ниш погребального склепа, а через год, когда тело истлевало, изымать кости и перекладывать их в специальный алебастровый или каменный ящик-оссуарий. Известен даже теологический спор по этому поводу — считать такие «вторичные похороны» радостным или печальным событием (решено было, что утром надлежит по этому поводу поститься, а днем — пировать). Почему же в данном случае было сделано исключение, более того — предприняты специальные меры, чтобы к умершему никто не мог проникнуть?
 
Ответ на этот вопрос дал анализ ДНК, извлеченной из костей умершего. Он показал, что человек этот страдал проказой (которая явно не считалась с сословными перегородками), а умер, видимо, от туберкулеза. Поскольку в те времена, как и много позднее, проказа считалась заразной (она и была такой вплоть до появления, лишь в 1980-е годы, надежных лекарств), меры предосторожности, принятые в отношении умершего, становятся вполне понятны. И можно лишь благодарить эти предосторожности, потому что они сохранили для ученых «нетленную» плащаницу.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя esxatos