Общее слово - Руководство для приходов и мечетей

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Общее слово - Текст и размышления - Руководство для приходов и мечетей
Диалог

Он узаконил для вас в религии то,
что заповедал Нуху (Ною),
и то, что Мы внушили тебе в откровении,
и то, что Мы заповедали Ибрахиму (Аврааму),
Мусе (Моисею) и Нее (Иисусу):
«Исповедуйте религию и не расходитесь
во мнениях относительно нее».
(Коран 42:13)
 
Публикация 13 октября 2007 г. открытого письма мусульманских религиозных лидеров христианским церквам, известного как Общее слово между нами и вами, стала точкой отсчета межконфессионального диалога между христианами и мусульманами в современном глобализованном мире. Первоначально письмо было подписано 138 видными мусульманскими учеными, духовными лидерами и мыслителями, представляющими все основные течения и философские направления ислама. Список включает в себя имена выдающихся личностей, таких как верховный муфтий Египта Али Джума, шейх Мавритании Абд Аллах ибн Байях, шейх Сирии Сайд Рамадан аль-Бути, верховный муфтий Боснии Мустафа Церич, шейхи Йемена Ха-биб Али аль-Джифри и Хабиб Умар, профессора Сейид Хоссейн Наср и Ингрид Маттсон, имам Яхья Серджио Яхе Паллавичини и многие другие. С момента появления этого письма его подписали сотни других лидеров, ученых и организаций, а также тысячи простых мусульман.
 
Общее слово - это искреннее усилие, направленное на то, чтобы признать общую основу двух авраамических религий, ислама и христианства, состоящую из двух фундаментальных принципов, разделяемых ими: любви к Богу и любви к ближнему[1]. Этот документ приглашает христиан протянуть руку мусульманам, чтобы содействовать установлению мира во всем мире и гармонии во имя Бога. Оно призывает всех наследников Авраама способствовать настоящему диалогу в духе взаимопонимания и уважения, вдохновившись посланием Корана:
Скажи [Мухаммед]: «О люди Писания! Давайте признаем единое слово для вас и нас, о том, что не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, что никого другого не будем считать равным Аллаху, а признаем Господином только Аллаха». А если они откажутся [признать], то скажите им [о муслимы]: «Свидетельствуйте, что мы - предавшиеся [воле Аллаха]». (К 3:64)
Построенный на цитатах из мусульманского и христианского Священных Писаний, документ прославляет общие для обеих религий ценности, в то же время, признавая различия между ними.
 
Социально-исторический контекст Общего слова предполагает, что принцип любви тесно связан с основными ценностями милосердия и сострадания. Письмо начинается со слов «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного», тем самым обращаясь к благословению и поддержке Аллаха в соответствии с традицией, которой мусульмане следуют во всех предпринимаемых ими действиях. Кроме того, Общее слово было опубликовано по случаю фестиваля Эйд аль-Фитр 1428/2007 г. во время празднования окончания Рамадана, месяца исключительного божественного милосердия и сострадания, в течение которого, как верят мусульмане, состоялось откровение Корана. Глубоко основываясь на божественном послании, переданном в Священном Писании, Общее слово стремится быть верным пророческой традиции милосердия и любви, а также Божественной любви, которая существовала еще до нашего сотворения и любых наших действий[2]. К тому же, его появление отмечает первую годовщину «Открытого письма папе» (13 октября 2006 г.), когда 38 религиозных мусульманских лидеров и ученых со всего мира направили совместный ответ римскому папе Бенедикту XVI спустя месяц после его выступления с речью в Регенсбурге (Ахл-аль-Бейт). Общее слово и «Открытое письмо папе» не только выражают собой искреннюю интеллектуальную открытость и готовность попытаться преодолеть различные неверные представления об исламе, уравнивающие его с экстремистскими течениями, но, что еще важнее, они также свидетельствуют о горячем желании мусульман построить мосты как свидетельства традиции Священного Писания, которая поддерживает мирное существование с другими религиозными общинами и способствует ему.



[1] То, что понимание ближнего в исламской концепции включает в себя немусульман, подчеркивает, например, Abu Hamid al-Ghazali, Ihya Ulum al-Din (Cairo: al-Halabi, AH 1347), II, 1888 (Huquq al-ji-war); см. также Ibn Rajab al-HYanbali, The Compendium of Knowledge and Wisdom, trans. Abdassamad Clarke (London: Turath Publishing, 1428/2007), p. 224. Параллели и различия между понятиями ближнего в мусульманстве и христианстве стоит исследовать, но это выходит за рамки данного объема
[2] Для основного исламского течения любовь Бога к человеку и любовь человека к Богу не эгоистична и не обременена никакими условиями, хотя понятно, что любовь Бога к грешникам не так сильна, как к тем, кто работает во благо Его творения. Эту идею высказывает, например, Muhammad Sa'id Ramadan al-Buti, al-Hubb Ji'l-Qur'an wa-dawr al-hubb ji hayat al-insan (Damascus: Daral-Fikr, 2009), Eric Ormsby, Ghazali: the Revival of Islam (Oxford: Oneworld, 2008), p. 138. Альтернативная Газали точка зрения представлена сторонниками «жесткого» меньшинства школы Ханбали, такими как Ибн Таймийя, который придерживается мнения, что любовь к Богу подобна любви к благодетелю (см. Joseph Norment Bell, Love Theory in Later Hanbalite Islam [Albany: State University of New York Press, 1979]). Более популярное изложение этого вопроса содержится в работе: Mahnaz Heydarpoor, Love in Christianity and Islam: a Contribution to Religious Ethics (London: New City, 2002), pp. 61-63 (chapter on "God's Love as the Highest Reason for Creation") и p. 67 о любви Бога к грешникам.
 

Общее слово - Текст и размышления - Руководство для приходов и мечетей

Под ред. Лейлы Демири
Пер. с англ. (Серия «Диалог»)
М.: Издательство ББИ, 2018. - 136 с.
ISBN 978-5-89647-366-4
 

Общее слово - Текст и размышления - Руководство для приходов и мечетей - Содержание

  • Лейла Демири - Предисловие
  1. Общее слово между вами и нами
  2. Примечания
  3. Список подписавшихся 
  • Дэвид Баррелл - Новые веяния в отношениях между христианами и мусульманами
  • Абдал Хаким Мурад - Человеческое достоинство и взаимное уважение
Литература для дальнейшего чтения
Указатель цитат из Священного Писания
Предметный указатель
 

Общее слово - Текст и размышления - Руководство для приходов и мечетей - Послание католикам Кембриджского университета

 
Папский престол продолжает проявлять символическую валентность, зачастую в большей степени по отношению к некатоликам. Беглый взгляд на ускорение развития отношений между христианами и мусульманами, произошедшее за период без малого два года с момента выступления папы Римского в Регенсбурге, позволяет заметить резкий контраст по сравнению с длившимся четырнадцать веков периодом конфликтов и отчуждения. Многие из нас склонны связать такой резкий поворот со скрытым божественным действием в нашей современной истории, с действием, идущим вразрез с господствующей на Западе исламофобией, явно ощутимым страхом перед исламом в Европе и врожденным предубеждением против него в Америке. Но давайте сначала рассмотрим невероятную цепь событий, свершившихся с того момента, когда папа Римский произнес свою речь в Регенсбургском университете, в которой изложил довольно сложный тезис об истинной роли разума в развитии христианской веры на протяжении веков. Его выступление представляло собой всесторонний католический взгляд на развитие этой доктрины с отступлением, содержащим критику «волюнтаризма» с налетом «радикальной ортодоксальности». Но это было оскорбительное отступление, сделанное, видимо, в адрес профессора Хури, бывшего коллеги профессора Ратцингера в Регенсбурге.
 
Оно не только содержало спорные идеи, но и не было достаточно хорошо построено стилистически. Выступавший цитировал Хури, который, в свою очередь, ссылался на византийского императора Палеолога (правившего незадолго до падения Константинополя), чтобы подкрепить тезис о безразличии ислама к разуму, а сам этот тезис опирался на цитату из более ранней работы видного французского исламолога Роже Арнальде-са об Ибн Хазме, исходя из того, что этот «бескомпромиссный» философ с испанской фамилией выражает идеи ислама. Короче говоря, в речи лектора было такое обилие цитат, включенных в другие цитаты, что его собственный взгляд на эту проблему остался совершенно неясным. Небрежное с риторической точки зрения построение выступления могло привести только к путанице, а когда умный богослов, к тому же, папа Римский, вводит всех в заблуждение, усердные спекулянты пытаются растолковать нам, что именно он имел в виду. Поэтому бестолковые западные комментаторы объясняли нам все это, строя предположения по поводу его вероятных намерений, в то время как «друзья двора» изобретали коварные причины того, почему вдруг папа высказал такие неоднозначные утверждения. Хотя очевидно, что сложная взаимосвязь между всеми этими цитатами не дает возможности выяснить взгляды самого лектора по вопросу взаимоотношений разума и ислама. Поэтому наиболее доброжелательной реакцией на выступление папы было бы сказать, что он совершил оплошность, а самым подходящим ответом папы было бы признать это.
 
Спустя месяц после выступления понтифика с этой речью тридцать восемь мусульманских философов взяли инициативу в свои руки, напомнив лектору о вещах, которые ему следовало знать, например, о том, что средневековое христианство опиралось на труды исламских мыслителей с целью развития собственных доктрин, особенно о творении, а также неоднозначности идей византийского императора Палеолога и Ибн Хазма. Официальная реакция Ватикана оказалась прохладной, однако папа лично дал убедительный символический ответ, посетив Стамбул и совершив молебен в знаменитой мечети. Тем временем другая сторона продолжала работать, и год спустя после опубликования первого ответа мусульман появился документ, подписанный 138 исламскими мыслителями и адресованный папе Римскому, архиепископу Кентерберийскому и другим христианским лидерам - Общее слово. Используя утверждение Корана, переведенное здесь как «Общее слово для нас и для вас», документ начинается с напоминания христианским духовным лидерам о том, что мусульмане и христиане составляют вместе более половины населения земли, и предлагает восславить то общее, что есть у наших религий: любовь к Богу и любовь к ближнему. Цитируя Священные Писания христиан и мусульман, документ ставит перед всеми нами сложную задачу достичь взаимопонимания, чтобы прийти к примирению. Примерно месяц спустя Иельский центр веры и культуры по инициативе Мирослава Вольфа и Джозефа Камминга собрал 300 подписей христиан под ответом, напечатанным на полном развороте газеты Нью-Йорк Тайме (18 ноября 2007 г.).
 
Еще через пять месяцев Ватикан объявил о проведении католическо-мусульманского форума под совместным руководством видных представителей мусульманства и католичества, по пять с каждой стороны. 14 июля 2007 г. архиепископ Кентерберийский представил обоснованный с богословской точки зрения ответ, составленный при участии известных консультантов, а Иельский центр веры и культуры провел конференцию христианских и мусульманских лидеров, среди которых были широко представлены подписавшие Общее слово, чтобы изучить вопросы любви к Богу и любви к ближнему путем непосредственного сравнения первоисточников. То, какое широкое евангелическое представительство обеспечили члены оргкомитета Иельского университета как на этой конференции, так и в ранее опубликованном ответе на Общее слово, стало, вероятно, наиболее впечатляющим событием для Америки. Вопреки исламофобии в Америке и страху по отношению к исламу в Европе с самого начала присутствия там мусульман, возникают противоположные течения: должно быть, это работа Духа!
 
Действительно, вебсайт, посвященный Общему слову, насчитывает более пятидесяти ответов христиан, среди них почти немедленно появившееся обращение государственного секретаря Ватикана принцу Иордании Гази ибн Мухаммеду ибн Талалу, в котором выражается горячая благодарность папы Римского Бенедикта за проявленную инициативу, в особенности за акцент на любви к Богу и любви к ближнему. Мы все умеем писать критические отзывы, но самое сильное впечатление производит удивительный факт того, что под документом поставили свои подписи столько видных деятелей очень разнообразного мусульманского мира. Кажется, что истинная исламская культура принца Гази наполняет инициативу Общего слова от текста до подписей. Давайте попытаемся выяснить, насколько это возможно, в чем состоит угроза для нашего мира и что происходит в нем.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.8 (4 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik