Седакова - Поэтика обряда

Ольга Седакова - Поэтика обряда - Погребальная обрядность восточных и южных славян
 
Научное творчество Ольги Седаковой началось на филологическом факультете Московского университета, где она работала в семинаре Н. И. Толстого и участвовала в организованных им этнолингвистических экспедициях в Полесье.
 
Уже в дипломной работе, посвященной лексике и семантике восточнославянского погребального обряда, были сформулированы главные постулаты, которые впоследствии легли в основу диссертации О. А. Седаковой «Обрядовая терминология и структура обрядового текста (погребальный обряд восточных и южных славян)», выполненной под руководством В.В.Иванова и защищенной в 1984 г.
 
С опозданием на двадцать лет эта работа приходит теперь к читателю в виде настоящей книги.
 
 

Ольга Александровна Седакова - Поэтика обряда - Погребальная обрядность восточных и южных славян

 
М.: «Индрик», 2004. — 320 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования.)
ISBN 5-85759-285-2
 

Ольга Седакова - Поэтика обряда - Погребальная обрядность восточных и южных славян - Содержание

 
Ученая проза поэта. С. М. Толстая

Часть I

Введение

Глава 1. Содержательный план обрядового текста

Погребальный обряд как обряд перехода
Мифология смерти и умерших и общий характер славянской языческой картины мира
Область смерти, «онный свет»
«Своя» и «не-своя» смерть. Эволюция и варианты этого представления. Век, доля, час, спора, часть, мера, бог. Погребальный обряд как дележ живых с покойным. Доля умершего
Тема пути. Метафоры смерти: смерть - путь (мост, водная стихия, огонь, лестница, гора, дорога, дерево)
Обрядовое представление «пространства смерти»
Смерть как разделение души и тела. Тело в его отношении к смерти (ноги, руки, глаза, ногти, волосы, навья кость и др.). Представления о душе. Душа, дух, пара, тень, мерка, двойник
Воплощения и персонификации Смерти в обряде и фольклоре. Семантическая сфера Смерти: невидимость, слепота, тьма, белизна

Глава 2. Состав, структура и функции погребального обряда

Границы обряда
Состав обряда и его членение на основании пространственного признака
Функциональная направленность обрядовых действий
Основные типы пространственных операций в обряде
Обобщенная схема основных обрядовых актов (похороны, частные поминки, календарные поминки)
Комментарий к таблицам. Вариации обряда

Глава 3. Исполнители обряда и их обрядовые функции

Похоронный обряд как драматическое действо. Диалог с умершим. Распределение участников похорон по двум партиям (живые/умершие) и его динамический характер
Основная драматическая сцена обряда: встреча. Брать давать, водить, носить: семантика взаимности. Типы поминальной трапезы
Характеристики исполнителей обряда. Свои — чужие, старые — молодые (дети), мужчины — женщины, женатые — вдовые (незамужние); неизвестный, ровесник, нищий

Глава 4. Обрядовые кушанья и профилактические предметы

Проблема обрядовой (мифологической) семантики предмета
Погребальные кушанья. Хлеб. Каша (кутья, колево). Кисель (сыта)
Общие свойства поминальных кушаний: обилие, число блюд, хмельное, сладкое, постное, горячее
Профилактические и катартические обрядовые реалии
Фраза обрядового текста: некоторые ее особенности

Глава 5. Обрядовая терминология: семантический анализ метафорики

Специфика терминологии погребения: ее бедность, метафоричность, интерпретирующий характер именования
«Своя» и «не-своя» смерть в метафорах обрядовых терминов
Гость — чудо — встреча
Основные темы метафор погребальной терминологии. Смерть — путь. Смерть — дерево. Смерть — вода. Гроб, могила, загробье — дом. Смерть — доля (недоля). Смерть — тьма. Смерть — зима. Смерть — свадьба.
Смерть — солнцеворот. Смерть — магическая сила 

Часть II

Предметные словари. Пояснения
Обрядовые акты и их исполнители
Животные в обряде
Погребальные кушанья и напитки 
Некоторые части жилища и утварь в обряде
Гроб, могила и погост в обряде
Лексика и фразеология, связанная с погребальным обрядом

Приложения

Материалы к описанию полесского погребального обряда
Поминальные дни и статья Д. К. Зеленина
«Древнерусский языческий культ „заложных" покойников»
Тема доли в погребальном обряде (восточно- и южнославянский материал)
Вечная память. Литургическое богословие смерти
Принятые сокращения
Географические сокращения
Список иллюстраций
 

Ольга Седакова - Поэтика обряда - Погребальная обрядность восточных и южных славян - Ученая проза поэта

 
Исследованию О. А. Седаковой предшествовал значительный перерыв в изучении славянского погребального обряда как целостного этнокультурного и этноязыкового комплекса. После обобщающих трудов К. Мошинского и Э. Гаспарини, рассматривавших эту область традиционной культуры в общеславянском масштабе, появлялись лишь частные в тематическом и географическом отношении разработки этой ключевой для славянской духовной культуры темы. О. А. Седаковой удалось не только заново осмыслить накопленный в этой области эмпирический материал, обогатить его собственными полевыми наблюдениями из Полесья, но и (что прежде всего определяет значение ее труда) найти к нему новый подход и применить в его описании и интерпретации новые методы. О. А Седакова воспользовалась импульсами, идущими от филологии.
 
Три филологических понятия оказались здесь особенно продуктивными. Это понятие текста, абстрагированное от языковой материи и использованное применительно к обряду как упорядоченной последовательности ритуальных действий, построенной по правилам своего синтаксиса, и понятие метафоры, абстрагированное от его «эстетического» смысла и позволившее истолковать главный механизм семантической организации погребального комплекса как особого рода архаическую «взаимообратимую» метафору, лишенную направления и иерархии и уравнивающую метафорически связанные сущности (типа «смерть — свадьба», «гроб — дом», «дерево — жизнь» и т. п.). Такая метафора имеет не поэтическую, а мифологическую природу.
 
Книга написана на основе материала восточных и южных славян, входящих в мир Slavia orthodoxa, и практически не учитывает свидетельств, относящихся к традиции мира Slavia latina. Разграничение этих культурных миров и моделей, чрезвычайно существенное для «книжной» культуры, не имеет большого значения, когда речь идет о столь архаическом пласте славянской «устной» традиции, как представления о смерти и погребальный обряд, поскольку воплощенные в них культурные модели, несомненно, старше конфессионального размежевания славян.
 
Поэтому в целом предлагаемая О. А Седаковой семантическая реконструкция может быть с полным правом отнесена к общему для всех славян типу праславянской духовной культуры. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что дошедший до нашего времени тип погребального обряда и структурно, и в определенной степени семантически связан с обычаем трупоположения, который, по данным археологии, представляет собой инновацию (по отношению к обычаю трупосожжения), датируемую приблизительно началом христианизации славян. Это обстоятельство существенно для хронологической оценки по крайней мере таких важных содержательных элементов погребального обряда, как мотив дома или представление о вредоносной силе так называемых заложных покойников.
 
Даже если считать, что историческая смена одного типа захоронений другим не изменила коренным образом смысловой стороны обряда (действительно, ритуал сожжения легко вписывается в общую семантическую схему обряда как один из возможных, наряду с погребением, способов перехода из области жизни в область смерти), то отдельные стороны или элементы обряда должны были так или иначе изменить свою форму, функцию или мотивировку. Можно, в частности, предположить, что представления о «нечистых» покойниках и способы защиты от них в том виде, в каком мы их застаем в традиционной обрядности и фольклоре XIX-XX вв., сложились на основе этой новой формы захоронения (трупополо-жения), т. е. относительно поздно.
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя esxatos