Штейнберг - Еврейский и халдейский этимологический словарь

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Штейнберг О. Н. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам ВЗ
В Предисловии к словарю Штейнберг пишет: «Изучение коренного языка Книги книг, языка, представляющего собою самое блистательное воплощение творческого духа, языка, который дивною своей техникой и прозрачностью своих форм как-бы открывает нам сокровенные тайны возникновения слова и как-бы развертывает пред нами таинственную историю мысли, языка, имевшего самое решительное влияние на начальную религиозную письменность, а затем и на самый склад мысли образованных народов Европы, — изучение такого языка не может быть в высшей степени важно для всякого, кто интересуется словесной наукой и историей человеческой цивилизации».
 
В самом деле, по содержательности и значимости материала, заложенного в словаре, его можно поставить в один ряд с энциклопедией и путеводителем по ТАНАХу.
Со страниц словаря встает история многовековой давности. Штейнберг приводит не только перевод каждого слова и частицы речи, но дает лингвистический комментарий с выдержками из ТАНАХа.
 

Осей Наумович Штейнберг - Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета

Составил инспектор Виленского Еврейского Учительского Института, О. Н. Штейнберг. Том 1. Еврейско-Русский.
Издательство: Типография Л. Л. Маца. Вильна, 1878 г.
Этот словарь поможет тем, кто хочет заглянуть глубже словарного значения слова и проследить связь древнеивритских и арамейский корней и их заимствование русским языком. На мой взгляд один из лучших русскоязычных словарей.
 

Осей Наумович Штейнберг - Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета - Инна Беленькая

 
Мне захотелось узнать что-то о самом авторе, что это была за личность. Но к своему удивлению, открыв Интернет, я обнаружила, насколько скудны биографические сведения о нем.
 
Википедия сообщает о месте рождения, родителях (причем, только об отце), дает послужной список Штейнберга, а также приводит данные и перечисляет имена его наследников — детей, родившихся от пяти(!) браков.
Но, что касается его творческого наследия, то каких-либо исследовательских критических материалов найти не удалось вообще, за исключением замечательного эссе Ольги Морозовой с говорящим названием «В тени собственного творения (О. Н. Штейнберг и его этимологический словарь)».
 
По поводу его незаслуженного забвения она пишет, что «архивные материалы, проливающие свет на многие неизвестные события его жизни, можно найти в хранилищах Вильнюса. Подобный поиск позволил бы восполнить этот парадокс —  ученый, сделавший такой вклад в науку, оказался почти забытой фигурой».  Согласно Википедии, Осе́й Нау́мович Ште́йнберг (в ранних источниках также Овсе́й Мена́химович, Овсе́й Ме́нделевич и Овсей Наумович) родился в Вильно в 1825 г., в семье Менахима-Мендла Штейнберга.
Как полагает Ольга Морозова, вероятно, он происходил из раввинской семьи. Об этом говорит уровень его владения талмудической культурой, знание книг иудаизма и работ средневековых еврейских авторов.
Известно, что Вильна была одним из очагов еврейского просвещения, городом, в котором на протяжении веков развивалась талмудическая культура. В XIX в. его называли не иначе как «Ерушалаим де Лита» — «литовский Иерусалим«: город высокой учености и духовной жизни.
 
Штейнберг окончил еврейское училище второго разряда в Вильно, имевшее в своей программе светские предметы. Владел современными языками. В молодые годы служил казенным раввином в Белостоке. Работал педагогом в созданном тогда Виленском еврейском учительском институте.
 
Автор эссе приводит интересные сведения, касающиеся этого института, который был преобразован в 1873 г. из двух раввинских училищ в Вильне и Житомире. В дальнейшем Виленский институт остался единственным. К началу ХХ в. он уже имел такой авторитет, что его опекали Альберт Эйнштейн, Зигмунд Фрейд, теоретик II Интернационала Эдуард Бернштейн.
 
В 70-80-е гг инспектором Виленского еврейского учительского института стал О. Н. Штейнберг, который сменил на этом посту Хаима Каценеленбогена. К тому времени он был уже зрелым исследователем, признанным авторитетом в еврейской светской педагогике.
Штейнберг составил грамматику древнееврейского языка (Вильно, 1871) . В 1878 — 81гг. вышли в свет «Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого завета», а затем два тома русско-еврейского словаря и «Пятикнижие Моисеево» с русским переводом и кратким комментарием.
 
Выполненный им перевод Пятикнижия, пишет О.Морозова, в застойные советские годы был практически единственной религиозной книгой, продававшейся (в репринтном издании) Московской хоральной синагогой.
До 1904 г. он служил инспектором Виленского еврейского учительского института. Умер О.Н.Штейнберг в Вильне в 1908 г.
 
Его толковый и этимологический словарь был первым из числа научных публикаций, исследующих древнееврейский язык. По мнению автора, «Штейнбергу предстояла непростая задача —  дать современную неортодоксальную интерпретацию древнего языка, который сам по себе с древних пор являлся предметом культа, объектом обожествления и сакрализации».
 
Что можно сказать о его научных взглядах?
 
Штейнберг разделял мнение ученых о едином происхождении человеческих языков и наряду с некоторыми известными лингвистами подразумевал под общечеловеческим языком язык Ветхого завета, следы которого имеются во всех существующих языках.
Но с развитием языкознания многие научные постулаты претерпели изменения. Открытие Уильяма Джонса (1746-1794) древнеиндийского языка санскрит и утверждение в науке тезиса о родстве многих языков от Индии до Европы положило начало сравнительно-историческому методу исследований. Кроме латыни и греческого Джонс видел сходство санскрита с готским языком, а также с кельтскими языками.
 
Впоследствии семья родственных языков, включающая славянские, германские, италийские (современные романские), кельтские, индоиранские и другие языки, стала называться индоевропейской, а общий праязык — праиндоевропейским.
Что же касается древнееврейского языка, то исследования в этом направлении связаны с именем знаменитого немецкого ученого гебраиста Генриха Фридриха Вильгельма Гезениуса (Gesenius) (1786-1842). Как явствует из эссе Морозовой, он первым обратил внимание на существование лексических и корневых параллелей в языках европейских и семитских. Его считают основателем гебраистики нового времени. Он писал: «… много корней и основ в семитских языках сходятся по звуку и значению с таковыми же в языках индо-европейских, обе отрасли имеют, по-видимому, более между собою общего».
 
Но если Гезениус сравнивал только древнееврейский, древние и современные европейские языки, Штейнберг приобщает к ним еще и славянские языки Восточной Европы.
 
Штейнберг был убежден, что становление древнерусского языка в письменном литературном варианте происходило под влиянием ивритских оборотов речи:
 
«Первый лепет этого новорожденного письменного языка состоял в переложении на свои звуки слов и оборотов библейской речи. Неудивительно же после этого, если в очень многих случаях особый склад русской речи, древней и новой, находит себе самое полное отражение, самое верное объяснение в складе речи библейского контекста; и всякое истолкование их путем греческого перевода, помимо оригинала еврейского, неестественно и ненаучно…».
 
Об этом свидетельствуют многие гебраизмы, которые «путем перевода Ветхого Завета перешли в плоть и кровь древней русской письменности, а оттуда и в современную русскую речь», пишет Штейнберг. К примеру, это такие выражения, как судить суд, служить службу, горе горевать; к ним относится также употребление неопределенного наклонения без вспомогательного глагола: не слыхать ему…, не видать ему…; образование наречий из имен во множественном числе: впотьмах, второпях и т.д.  Помимо гебраизмов Штейнберг высказывался за наличие и прямых заимствований из иврита в русский язык. В Предисловии к Словарю он пишет: «Сравнение по этой, так сказать, психической области обоих языков озаряют сильным светом многие русские корни, доселе необъясненные или неправильно истолкованные филологами».
 
В заключение нужно сказать, что словарь Штейнберга является богатейшим источником для научных исследований. Тот характер «словопроизводства», который лежит в его основе, сопрягается со структурой корневых гнезд иврита, которые, как было раньше показано, находят свое соответствие в разных типах комплексного мышления, по Выготскому.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя esxatos