Васильева - Поэтика античной философии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Татьяна Вадимовна Васильева - Поэтика античной философии
Философские технологии: история философии
Слово «философия» возникло в языке Древней Греции и случилось это, как считают строгие ревнители терминологической точности, задолго до того, как появилась сама философия - по теперешним понятиям - учение об общих принципах бытия и познания, наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, форма мировоззрения, рационально обосновывающая свои положения в их взаимосвязи.
 
Такая философия берет начало, скорее всего, только от мудрецов древней Элеи (Южная Италия, V в. до н.э.) и окончательно оформляется лишь в стенах платоновской Академии и отделившегося от нее аристотелевского Лицея (Афины, IV в. до н.э.). Однако уже за столетие-два до этого в разных точках античного круга земель стала зарождаться молва о выдающихся своей мудростью мужах, чьи глубокомысленные изречения - «гномы» - афористично и точно выражали фундаментальные принципы общественного сознания своего народа и своей эпохи (например, «ничего слишком», «большинство-зло», «знай всему пору», «лучшее - мера», «В усердии -все» и т. п.). Античное предание именовало подобных мужей мудрецами («софой»), время от времени составляя из легендарных имен семерку наипервейших («семь мудрецов»). Сами же мудрецы благоразумно полагали, что мудрость- божественный удел, идля себя предпочитали имя «философов» или «любомудров».
 

Татьяна Вадимовна Васильева - Поэтика античной философии

(Философские технологии: история философии)
Москва: Академический Проект; Трикста, 2008. - 735 с.
ISBN 978-5-8291-1034-5 (Академический Проект)
ISBN 978-5-902358-87-9 (Трикста)
 

Татьяна Вадимовна Васильева - Поэтика античной философии - Содержание

Бугай Д.В. Поэтика античной философии, или Татьяна Вадимовна Васильева

Афинская школа философии

  • Предисловие
  • Философия в Афинах
  • Что есть что?
  • Мудрость демиурга
  • Школа: досуг или труд?
  • Философия внутри и вне школьных стен
  • Платон- соперник Гомера
  • Муза Аристотеля
  • Заключение

Путь к Платону

  • От автора  
  • I. Платоновские пределы
  • II. Жизнь и сочинения Платона
  • III. Идеальное государство, идеальные граждане, идеальный человек
  • IV. Душа и познание  
  • V. Идеи и вещи
  • VI. Начала и система философии Платона
  • VII. Платоновский ответ на платоновский вопрос
  • Послесловие. Мудрость, любовь, любовь
Платоновский вопрос сегодня и завтра  

Комментарии к курсу истории античной философии

  • Предисловие
  • Философия  
  • Лучше всего, конечно же, вода
  • От «природы» к «идее»
  • Великая правда Протагора
  • Дельфийский оракул о мудрости Сократа, превосходящей мудрость Софокла и Еврипида
  • Елена Прекрасная (Истина и призрак)
  • Символы человека у Платона и платоническая любовь
  • Писаная и неписаная философия Платона ........
  • Беседа о Логосе в платоновском «Теэтете» (201 с - 210 d)
  • «День открытых дверей» в платоновской Академии
  • Философский лексикон Аристотеля в интерпретации М. Хайдеггера
  • Троянский конь, или «четыре вины» Аристотеля
  • Делосская пальма, или форма как материя
  •  «Фантастический прорыв» Эпикура
  • Стоическая картина мира. Фатализм или натурализм?
  • Лукреций и его гений
  • О герое «Энеиды»
  • Дионис-Либер, бог свободных
  • Оглянись в недоумении
  • Вместо заключения

Приложение

  • Lucretiani carminis quarti prooemium duplexan non?
  • Удвоено ли вступление к IV песни Лукреция?
  • Философия и поэзия Лукреция как выражение единого мироощущения

Татьяна Вадимовна Васильева - Поэтика античной философии - Предисловие

 
Философ наших дней, когда он хочет обратиться со словом истины к своему читателю или слушателю, находится в неизмеримо более выгодном положении, нежели то, в каком мы застаем первых греческих мыслителей, для которых образцом мудрости и красноречия могло служить лишь слово Гомераили Гесиода. К услугам нашего современника множество готовых, великолепно отточенных, не раз с успехом использовавших форм сообщения философских истин: блестящая лекция перед широкой аудиторией; монография, вполне доступная лишь специалистам; парадоксальный диалог-памфлет, предназначенный для литературно-художественного издания; статья в научном журнале. Философская литература располагает также увлекательными примерами создания новых, неиспытанных форм, сулящих невиданные ранее возможности, каковы, например, неуловимые в своих очертаниях произведения, подводимые под общее наименование «философских эссе». Наконец, на помощь автору приходит, и хорошо натренированная готовность искушенного читателя извлечь урок философской мудрости, или, как теперь чаще говорят, получить определенный объем философской информации из любого чтения, не смущаясь привычной или непривычной его формой. «Как сказать?» мы не ощущаем теперь до такой же степени проблемой совести мыслителя, как «ЧТО сказать?», выбор слова представляется нам делом вкуса.
 
Для древнегреческого философа, которому свой философский язык не из чего было выбирать, а предстояло еще только изобрести, о внеположности языка мысли не могло быть и речи, тем более что мысль не только еще не успела эмансипироваться от выражения, но и еще не существовала реально как мысль отдельно от речи. Мы хорошо знаем, что «язык есть практическое, существующее для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание».
 
Мы глубоко убеждены также, что одну и ту же мысль можно выразить разными словами, что как они ни тождественны в своей диалектической противоположности, мысль есть мысль, а язык есть язык. Древнегреческой философии еще предстояло собственными мучительными усилиями выработать и это убеждение, и демонстрирующие его примеры. Для современника Платона речь звучала равнозначно мысли и мысль отмечалась сознанием как беззвучная речь; это и называлось греческим словом «логос». «Мыслью,- говорит Сократ в платоновском диалоге «Теэтет»,- я называю речь (логос), которую душа ведет сама перед собой)) (489 С).
 
Какими многообразными значениями оборачивался для греческого ума этот «ЛОГОС», в наши дни трудно описать и не на одной тысяче страниц. Судебная речь- логос, предложение в грамматическом смысле- логос, счет- логос, отчет- логос, разум- логос. К Гераклиту издавна возводили учение о Логосе как об основании и смысле мироздания, но даже и в этом предельно обобщенном и отвлеченном значении логос сохраняет связь с обращенной к человеческому слуху и разумению речью: люди не разумеют Логоса, даже когда слышат его, а если бы они умели слушать Логос, они согласились бы со словом мудрости. Когда наряду с эпической и лирической поэзией на греческой почве стала складываться прозаическая литература, словом для ее обозначения стал все тот же логос.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (1 vote)
Аватар пользователя brat Warden