Вопросы Милинды (Milindapanha)

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Вопросы  Милинды - Milindapanha
Апологетика - Буддизм
Адекватная  оценка памятника духовной культуры предполагает знание идеологического, философского, эстетического и  общекуль­турного контекста и фона, в которых он возник и функционировал и в связи с которыми только и можно оценить степень его своеобразия, заурядность или исключительность, традиционность или новизну. Применительно к «Вопросам Милинды» эта предпосылка в идеаль­ном случае означала бы:  основательное знакомство с буддийской канонической литературой, от которой этот текст и содержательно, и стилистически весьма зависим;  некоторое общее представление о стиле древнеиндийского философствования, бытовании мировоз­зренческих идей как в текстовой форме, так и в первоначальной, соб­ственной, неовнешненной ещё в виде текста форме профессиональ­но-специализированнойдеятельности, имеющей своё определённое место в обществе. Для неспециалиста выполнить первое из назван­ных требований было бы очень затруднительно, ибо число адекватно переведённых на русский язык важных палийских текстов пока что крайне невелико; равным образом скудна содержательных и  компе­тентная  вторичная обзорная литература. Частичным  восполнением этой нехватки должны служить избранные переводы тех произведе­ний разных жанров из состава Типитаки, которые упоминаются или обсуждаются в ВМ (они приведены в Приложениях).
 
Что же до второ­го требования, то здесь положение дел не менее неудовлетворитель­но, несмотря на видимое обилие литературы. Существуют литерату­роведческие исследования, но для них рассмотрение доктринального содержания буддийских и вообще религиозно-философских текстов - задача посторонняя. В специально-буддологических работ­ах внима­ние исследователей привлечено к содержанию текстов, но редко и не­достаточно чётко осознаётся необходимость издать его в единстве с функционально обусловленной формой изложения. Общие работы по индийской философии также не избежали азанного недостатка; кроме того, они в значительной степени устарели. Существуют, на­конец, труды по истории ДревнейИндии, и в ниx описывается социальный статус общин, являвшихся коллективными производителями и хранителями духовной культуры. Но всё же ясно, что некоторые важные выводы касательно особенностей  содержания, предмета  и формы идеологической деятельности древнеиндийского общества в их связи с присущей последнему спецификой духовного производ­ства, воспроизводства и  обмена информацией могут быть сделаны только во взаимодействии исторической социологии и  филологии. Подобных готовых выводов, на которые можно было бы опереться в анализе ВМ, и в самом деле ещё нет. Приходится поэтому рассмо­трению самого  памятника предпослать  поневоле предварительные описание и отчасти объяснение несомненно существовавшей взаи­мообусловленности социального положения творцакультуры, преи­мущественного предмета его  размышлений и текстовой формы за­печатления результатов. Конечно, обстоятельное рассмотрение этого триединства потребовало бы специальной работы. Нас это единство в его особенной древнеиндийской форме будет интересовать в той мере, в какой связано с ВМ и, более конкретно, проявляется в функ­циональной форме и жанре данного текста.
 

Вопросы  Милинды (Milindapanha)

Пер. с  пали, предисл., вступ. статья и ком. А. В. Парибка. 
М.: Буддадхарма, 2019. - 640 с. 
ISBN 978-5-907236-07-3
 

Вопросы  Милинды (Milindapanha) - Содержание

Предисловие к первому изданию
«Вопросы Милинды» и их место в истории буддийской мысли 
Предисловие ко второму изданию 
ВОПРОСЫ МИЛИНДЫ 
ПЕРЕВОД 
  • Книга первая. Внешнее повествование
  • Книга вторая. Вопросы о свойствах 
  • Книга третья. Вопросы-рогатины 
  • Книга четвёртая. Вопрос о выводе
  • Книга пятая. О пользе чистых обетов 
  • Книга шестая.  Сравнения 
ПРИЛОЖЕНИЯ 
  • 1. Реконструкция книги 1 с учётом китайских версий 
  • 2. Сутра запуска колеса Учения
  • 3. Сутра «Высшая благость» 
  • 4. Сутра "Врата погибели"
  • 5. Случай с монахиней Ваджрой 
  • 6. Сутра «Колтун» 
  • 7. История якши) ударившего Шарипутру 
  • 8. Сутра "Алавийскаю"
  • 9. «Малая сутра о Малункье»  
  • 10. Сутра «Чатумская» 
  • 11. Сутра «Верх знамени» 
  • 12.  История  обращения  Нанды 
  • 13.  Козни Мары 
  • 14. Беседа Нагасены с царём о душе, цитируемая в Абхидхармакошабхашье 

Вопросы  Милинды (Milindapanha)  -  «Вопросы Милинды» и их место в истории буддийской мысли

 
ВМ написаны в форме беседы или диалога (слово «диалог» обя­зывает к значительно большему, чем просто «беседа»). Но что такое в Древней Индии диалог? Каковы социальные позиции и ситуационные роли его участников? Каково соотношение диалога как литературной формы и реальной, хотя, быть может, и обобщённой, очищенной от случайного беседы людей? Каковы  цели собеседников - или типо­логия целей, ибо нельзя исключить, что существовало общественно установленное членение бесед в зависимости от целей. Ведь разговор на столь важные, мировоззренческие темы, как те, что затрагиваются в ВМ, есть своего рода совместная духовная деятельность, и вполне вероятно, что у неё к данной эпохе уже выработались свои прави­ла.Даже слово "вопрос"  в заглавии текста должно быть проверено на терминологичность. Без специального рассмотрения естественно ожидать неосознанной подстановки на место индийского жанра бо­лее привычной, культурно определённой формы диалога - например, сократического, как у Платона или Ксенофонта, или аристотелевско­го, как в произведениях Цицерона, - что было бы ошибкой.
 
Бросается в  глаза изобилие повторов в  речах собеседников, причём повторов буквальных и очень близко расположенных. В кн. 11 Нагасена, приводя требуемый Милиндой «пример» (или сравнение), считает почему-то необходимым и  перед сравнением, и  после него повторить описание того, что сравнивается, в совершенно неизмен­ных выражениях. 
 
Необыкновенная интенсивность использования «примеров» (в принятом переводном эквиваленте, который не вполне соответствует термину подлинника; то, что называется в ВМ «примерами», не со­всем пример, но также и  «сравнение)),  «модель и  пр.) нуждается в истолковании и ставит также вопрос о степени теоретичности текста. В ВМ имеются достаточные свидетельства весьма высокого уров­ня  понятийного мышления; ер., например, рассмотрение процесса обработки чувственных данных, начинающихся с соприкосновения (кн. 11, гл. 3), или зрелую диалектику тождества и нетождества (кн. 11, гл. 2). Но как совместим такой уровень с постоянной отсылкой к обыденным представлениям? 
 
Если  повторы  вызывают  непосредственное  впечатление  из­лишества, то, с другой стороны, в тексте  встречаются  и предельно краткие, без расшифровки остающиеся загадочными и не всегда расшифровываемые перечни, которые) возможно, и обладают понятийной  структурой, но наличествуют до объяснения не более как упорядоченные наборы  слов.  Расшифровка перечня,  когда она даётся,  оказывается пространным и  содержательным текстом. Так, объяснение набора "других благих дхарм" занимает большую часть гл. 1 кн. 11; значительную часть гл. 3 этой же книги посвящена расшиф­ровке «группы дхарм, начинающихся с соприкосновения.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Aleksey