Абеленцева - Митрополит Иона и установление автокефалии Русской церкви

Абеленцева - Митрополит Иона и установление автокефалии Русской церкви
В 1448 г. была установлена фактическая автокефалия (само-главенство) Русской православной церкви. Это событие явилось следствием тяжелого положения, в котором оказались Русская церковь и государство в конце второй четверти XV века. В 1438— 1439 гг. в Италии состоялся Ферраро-Флорентийский собор. Он был призван в процессе богословских дискуссий преодолеть четырехсотлетнюю схизму между Римской церковью и восточными патриархатами.
 
Однако Римская церковь, высшие духовные и светские власти Византии, участвовавшие в работе собора, преследовали на нем свои особые цели — католическая церковь надеялась распространить юрисдикцию на восточные патриархаты, а Византийская империя — получить от западных государств помощь в борьбе с турецким нашествием. Бедственное положение империи заставило греков пойти на уступки в догматических вопросах и подписать акт об унии, положения которого противоречили постановлениям 7 Вселенских Соборов. Русская церковь в лице епископата, влиятельных представителей черного духовенства и государственной власти отказалась принять условия, на которых была подписана Флорентийская уния. В связи с этим в Москве встал вопрос об отношениях Русской церкви и Константинопольского патриархата. Непростое для епископата Русской церкви и светских властей Руси решение об установлении автокефалии было принято в условиях продолжающегося внутреннего кризиса великого княжения Московского, связанного с борьбой за престолонаследие. В это смутное время церковь особенно нуждалась в первопредстоятеле, так как митрополиты на Руси традиционно исполняли обязанности третейских судей в межкняжеских спорах. Через 9 лет после заключения Флорентийской унии в Москве решились поставить митрополита собором русских епископов. Им стал епископ рязанский и муромский Иона — один из видных церковных и политических деятелей середины XV в.
 

О. А. Абеленцева - Митрополит Иона и установление автокефалии Русской церкви

М.—СПб.: «Альянс-Архео», 2009. — 472 с.
ISBN 978-5-98874-031-5
 

О. А. Абеленцева - Митрополит Иона и установление автокефалии Русской церкви - Содержание

Введение
Митрополит Иопа и установление автокефалии русской церкви
Глава 1. Источники
  • Эпистолярное наследие митрополита Ионы
  • Грамоты и послания светских и духовных лиц, отражающие историю Русской церкви 30—60-х гг. XV в
  • Летописи
  • Житие митрополита Ионы
  • Произведения, посвященные Ферраро-Флорентийскому собору.
  • Агиографические источники
Глава 2. Жизнь епископа Ионы до поставления на митрополию и вопрос о замещении митрополии Киевской и всея Руси в 30-е гг. XV в
Глава 3. Митрополит Исидор и отношение к Флорентийской унии в Москве
  • Вопрос об отношении к митрополиту Исидору на Руси до поездки на Ферраро-Флорентийский собор
  • О тверском посольстве на Ферраро-Флорентийский собор
  • Об отношении к Флорентийской унии в Москве
  • О московско-тверском договоре 1437 г. в связи с историей Русской митрополии начала 40-х гг. XV в
  • Об отношении Новгорода к итогам Флорентийского собора
Глава 4. Установление фактической автокефалии Русской церкви в 1448 г
  • Источники
  • Исторические и канонические обстоятельства установления фактической автокефалии Русской церкви в 1448 г
  • Отношение к установлению автокефалии Русской церкви в среде русского духовенства и членов великокняжеского двора
Глава 5. Митрополит Иона — политик и пастырь
  • Участие митрополита Ионы и духовенства в событиях феодальной войны
  • Московско-новгородские политические противоречия и их влияние на отношения между митрополитом Ионой и архиепископом новгородским Евфимием II Вяжищским
  • Пастырская и церковно-административная деятельность митрополита Ионы в Литве и его борьба против разделения митрополии
  • Об избрании преемника митрополита Ионы
Приложение
Заключение
  • Беляев С. А. Несколько наблюдений о времени создания и предназначении саккосов митрополита Фотия
  • Грамоты и послания митрополита Ионы
Приложение
Именной указатель
Список иллюстраций
Список сокращений
 

О. А. Абеленцева - Митрополит Иона и установление автокефалии Русской церкви - Об отношении к Флорентийской унии в Москве

 
Из сочинений участников Ферраро-Флорентийского собора следует, что митрополит Исидор не участвовал в прениях по догматическим вопросам, и в переломный период переговоров также не пытался проявить свой ораторский талант и богословские знания, хотя, как известно, был блестяще образован. Однако он подключился к переговорам в кулуарах, активно содействуя принятию греками условий папы. Первые свидетельства того, что митрополит Исидор готов многое принести в жертву политическим интересам, проявились на Базельском соборе, где он, в числе других представителей Византии, согласился с декретом Базельского собора, в котором греки были названы раскольниками и приравнены к гуситам. О том, что было причиной такой позиции митрополита Исидора, существуют разные мнения — патриотизм, гуманистические взгляды, честолюбивые планы. Какова бы ни была причина положительного отношения митрополита Исидора к унии, его последовательная позиция в этом вопросе ставила Русскую церковь в сложное положение.
 
На Русь митрополит Исидор отправился в декабре 1439 г., однако еще долго пребывал в литовских и польских владениях. П. Пирлинг объяснял промедление митрополита Исидора вне пределов Руси ожиданием того, что время и известия о положительном отношении к унии в Литве склонят власти Руси к ее принятию. Можно предположить существование и другой причины — митрополит Исидор знал о протестах в отношении унии среди греческого епископата и настороженно ожидал известий из Константинополя. Очевидно также, что упоминания источников об отрицательном отношении на Руси к проведению собора и возможным пролатинским новациям все же не были внесены в летописные известия и послания лишь по итогам собора, как полагают некоторые исследователи, а являлись неприятной для митрополита Исидора реальностью.
 
Как отмечает Б. Н. Флоря, во время пребывания митрополита Исидора в литовских землях он не объяснял условий принятия унии, а лишь провозглашал равноправие двух церквей. Об этом свидетельствует послание константинопольского патриарха-униата Григория III Маммы киевскому князю Александру Владимировичу. Из содержания послания следует, что оно явилось ответом на посольство от князя Александра Владимировича в Константинополь, целью которого было выяснить «о единочестве нашем с латыною на котором деле состоялось». Само послание дает на этот вопрос неправдивый ответ: «не приложили есмь ни уложили всяких дел священных». Подробное объяснение «о всем словом и делом» возлагается патриархом на митрополита Исидора, который, как сообщается в послании, «приидет к вам». Патриарх Григорий III Мамма был поставлен в 1443 г. Следовательно, даже в 1443 г., а может быть, и позднее, в Киеве не обладали информацией официального характера о Флорентийской унии, так как во время посещения Киева в 1441 г. митрополит Исидор не сообщил об условиях, на которых она была заключена. Московской части свиты, участвовавшей в соборе, с ним уже не было. Однако можно предположить и другую цель посольства Александра Владимировича в Константинополь — получение официального подтверждения униатства нового патриарха. Для московских властей после изгнания митрополита Исидора официальные контакты с патриархом были затруднены, а для князя Александра Владимировича, женой которого была родная сестра Василия II Анастасия, обратиться за разъяснением позиции нового главы Константинопольской церкви в отношении унии было возможно.
 
По пути в Москву митрополит Исидор посетил Смоленск, где княжил Юрий Семенович (Лингвениевич), выдавший людям митрополита участника собора и противника унии священника Симеона Суздальского. Возникает вопрос, можно ли отнести ранее названных литовских князей к убежденным сторонникам унии? Е. Е. Голубинский считал, что князья не признавали в митрополите Исидоре папского легата и кардинала, а видели в нем только «православного митрополита». По мнению М. С. Грушевского, «украинские князья и общество не выступили против унии открыто», так как «с формальной точки зрения она была проведена правильно», то есть с согласия константинопольского патриарха, и никому не было известно, какими способами этого удалось достичь. А. В. Карташев полагал, что князья находили возможным «замалчивать его униатство и кардинальство». Симеон Суздальский передает показательные для понимания этой ситуации слова князя Юрия Семеновича: «воистину, отче Симеоне, право сказал еси, но иные боле тобя ведали». Детальный анализ восприятия итогов Флорентийского собора на землях Польши и Литвы, проделанный Б. Н. Флорей, показал следующие основные особенности сложившейся в этих землях этно-конфессиональной ситуации. В унии, то есть в юридическом полноправии и уравнивании в политических и экономических правах православных и католиков, было заинтересовано население, составлявшее подчиненное православное меньшинство польских земель. В литовских землях митрополит не встретил какого-либо сопротивления, но не было и заинтересованности в объединительных процессах. Об этой ситуации сообщают и новгородские летописи: «Литва же и Русь за то не изымашеся».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Nicaeec