Алексеев - Иллюзии и догмы

Алексеев Валерий – Иллюзии и догмы
Перед читателем не строгое в его буквальном понимании монографическое исследование со скрупулезным разбором мельчайших деталей прошлого, а, скорее, очерки по истории взаимоотношений Советского государства и церкви. К работе над ними автора подвигнуло желание прежде всего самому разобраться в сложных, крайне противоречивых и запутанных проблемах церкви, духовенства и верующих в нашей стране. И если бы не перестройка, мало было бы надежды по-новому взглянуть и осмыслить эти аспекты и страницы нашей непростой истории. Перестройка и новое мышление помогли обществоведам, социологам, историкам, политологам и другим лучше понять драматизм и диалектику общественной практики, открыв недоступные ранее архивы, отвергнув догмы об исторических процессах как о неких едва ли не автоматически сменяющих друг друга размеренных и предопределенных кем-то этапах общественного бытия.
 

Алексеев Валерий – Иллюзии и догмы

М.: Политиздат, 1991. – 400 с.
ISBN 5–250–01242–6
 

Алексеев Валерий – Иллюзии и догмы – Содержание

  • От автора
  • Церковь и революция
  • 1918 год: обострение кризиса
  • Секуляризация или бюрократизация?
  • В чем было виновато духовенство?
  • Под «белым флагом»
  • Русская эмиграция и церковь
  • Был ли патриарх Тихон «вождем церковной контрреволюции»?
  • Существовал ли в Советской России «религиозный нэп»?
  • Начало «воинствующего безбожия»
  • «Если враг не сдается...»
  • Неожиданный диалог
  • Собор в Эчмиадзине
  • Иллюзии и догмы
  • Вместо послесловия
  • Литература и источники

Алексеев Валерий – Иллюзии и догмы – От автора

 
Одной из догм нашего общественного сознания долгое время являлось утверждение, что всякие религии во все времена реакционны, что церковь играла и может играть только сугубо отрицательную роль в жизни людей. Особенно активно внедрялись эти идеи в массовое сознание в первые десятилетия существования Советской власти. При этом распространялись иллюзии, что с уничтожением религиозных убеждений общество освободится «от старого хлама – морали рабов» и быстро выработает некую новую, в корне отличную от прежней, «классовую мораль победителей старого мира». К сожалению, при этом нередко мало ценились простые нормы человеческой морали, великая самоценность жизни каждого человека, гармоничное устройство общественного бытия, что, к слову, всегда признавалось религией.
В книге освещаются важнейшие страницы жизнедеятельности, главным образом, Русской православной церкви (РПЦ) нового периода истории, хотя рассматриваются проблемы взаимоотношений и с другими религиозными организациями и церквами. Это объясняется тем, что РПЦ до Октябрьской революции занимала господствующее положение среди религиозных организаций в стране и после революции православие продолжало оставаться самой крупной и влиятельной религиозной конфессией. Поэтому естественно, что отношения с РПЦ накладывали определенный отпечаток в целом на «церковную политику» Советского государства с первых месяцев его существования.
 
Более полно в книге рассмотрены проблемы взаимоотношений государства и церкви в первое десятилетие после Октябрьской революции. Этому есть объяснения. Во-первых, здесь больше всего «белых пятен» в научной и популярной литературе, умолчаний, тенденциозности, искажений в соответствующих исследованиях, порожденных потребностями в обосновании «курса на решительную борьбу с религией», определенного еще в 20-е годы. Во-вторых, без истинного, лишенного ретуши понимания событий и фактов, имевших место в отношении церкви и государства в тот период, трудно представить себе объективную картину развития этих процессов в дальнейшем. Особое внимание здесь сосредоточено на конкретных исторических фигурах: Н. И. Бухарине, А. И. Рыкове, В. Д. Бонч-Бруевиче, И. В. Сталине, Л. Д. Троцком, Ем. Ярославском, А. В. Луначарском, П. А. Красикове и других. Читатель познакомится со сложными моментами в пастырском служении патриарха Тихона, митрополитов Антония, Алексия, Сергия, архиепископа Цепляка и иных религиозных деятелей.
Остальные, более близкие нам периоды отечественной истории освещены весьма скупо, если не конспективно. Хотя и здесь читателя ждут любопытные подробности и эпизоды из истории взаимоотношений с церковными иерархами И, В. Сталина, Н. С. Хрущева, А. И. Микояна, неизвестные ранее факты из жизни церквей во время Великой Отечественной войны, в послевоенный период, в «хрущевскую оттепель». Книга заканчивается рассказом о взаимоотношениях государства и церкви в начале 60-х годов. Почему все-таки не дальше? Полагаю, что для широких обобщений и беспристрастного исследования еще не наступило время, не хватает эмпирического материала: ведь архивы пока хранят молчание об этом периоде.
 
Проведенный в книге анализ, приводимый материал тем не менее, на наш взгляд, дает достаточную пищу для размышлений и выводов. Не будем предварять их. Они имеются в книге.
 
Специально хотелось бы подчеркнуть, что автор не ставил перед собой цель написать книгу о проблемах и истории атеистической работы среди населения в СССР. Это не входило в его намерения. А если в книге и есть материалы, размышления по этому поводу, то они вызваны лишь целесообразностью, вытекающей из конкретного контекста.
И еще одно замечание.
 
Может показаться, а не слишком ли автор сгущает краски вокруг церковно-государственных отношений в недавнем и более отдаленном советском прошлом? Не сугубо ли односторонне он старается поведать об этих противоречивых проблемах?
Автор всецело разделяет тревогу об опасности одностороннего освещения любых проблем общественного развития, включая и рассматриваемую на страницах данной книги. По сути, из этого он и исходил при написании данной работы, видя, сколь велик объем литературы, в которой история церковно-государственных отношений в СССР выглядит так, что церковь представлена как абсолютно реакционный, антинародный институт, а органы государственной власти показаны исключительно в положительном плане.
Новые же факты, знакомство с неизвестными ранее документами, литературой подвели к пониманию, что прежняя картина церковно-государственных отношений, мягко говоря, страдала неточностями, искажениями. Былые представления об этих отношениях вряд ли могут долго сохраняться. Больший вред партии ныне приносит умолчание об имевшихся фактах преследования духовенства и верующих, нарушениях законности со стороны государственных органов и отдельных должностных лиц, порочности многих прежних подходов к религии и церкви.
 
С помощью публицистики, приоткрывшей многие былые тайны в нашей недавней истории, общественное сознание уже поворачивается в сторону нового понимания неведомых ранее реалий, которые существовали в церковно-государственных отношениях. Но усилия одной публицистики недостаточны, чтобы все интересующиеся этими проблемами люди могли обоснованно судить о них. Тут необходимы новые, более обстоятельные исследования, публикации с привлечением большего и свежего фактического материала. Автор расценивает свою книгу как одну из первых подобных отечественных работ в этом направлении, разумеется, не претендуя на всю полноту исторической истины. Ибо это не под силу не только одному человеку, но и целому коллективу исследователей.
Автор руководствовался весьма убедительным, на его взгляд, утверждением Т. Макаулея, что история никогда не откроет нам всей правды, но та ее сторона, которая предлагает исследователю хотя бы часть информации, отражающей все целое, – лучшее, что может быть.
Конечно, история интересна нам не только сама по себе, но и тем, что она ПОУЧИТЕЛЬНА. Не учитывающий уроки истории, тем более собственной, обрекается на мучительное, порой драматическое повторение уже совершенных ранее ошибок.
Когда-нибудь надо же узнать и иную, кроме собственной, точку зрения. Плюрализм мнений и позиций – императив времени. Иначе догмы и иллюзии еще долго не покинут нас.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя maestro