Бауман - Актуальность холокоста

Зигмунт Бауман - Актуальность холокоста
Данное исследование замысливалось как небольшой и скромный вклад в то, что в сложившихся условиях представляется давно назревшей задачей громадной культурной и политической важности; задачей по переводу социологических, психологических и политических уроков холокоста в самосознание и институциональную практику современного общества.
 
Эта работа не предлагает нового описания истории холокоста; в этом отношении она полностью основывается на поразительных достижениях недавних специальных исследований, которые я всеми силами старался привлекать и которым я безгранично обязан.
 
В большей степени данное исследование имеет отношение к пересмотру различных и достаточно важных областей социальных наук (и, возможно, социальных практик), который оказался необходимым с точки зрения процессов, тенденций и скрытого потенциала, обнаруживших себя в ходе холокоста.
 
Цель данного исследования состоит не в том, чтобы преумножить специальное знание и удобрить почву для некоторых маргинальных занятий, которыми увлечены специалисты в области социальных наук, но в том, чтобы сделать работы специалистов полезными для социальной науки, чтобы продемонстрировать их релевантность главным темам социологического исследования, чтобы установить обратную связь между ними и основным направлением нашей науки и таким образом лишить их сегодняшнего маргинального статуса и открыть для них центральную область социальной теории и социологической практики.

 

Зигмунт Бауман - Актуальность холокоста

 
М.: Издательство «Европа», 2010. - 316 с.
 

Зигмунт Бауман - Актуальность холокоста - Содержание

 
От автора
Глава 1
Социология после холокоста
Холокост как испытание современности
Смысл процесса цивилизации
Социальное производство морального равнодушия
Социальное производство моральной неразличимости
Моральные следствия цивилизационного процесса
 
Глава 2
Современность, расизм, истребление
Некоторые особенности отчуждения евреев
Несовместимость с евреями: от христианства до современности
По обе стороны баррикад
Призматическая группа
Современные измерения несовместимости
Ненациональная нация
Современность расизма
 
Глава 3
Современность, расизм, истребление
От гетерофобии к расизму
Расизм как форма социальной инженерии
От неприязни к истреблению
Глядя вперед
 
Глава 4
Уникальность и нормальность холокоста
Проблема
Исключительный геноцид
Своеобразие современного геноцида
Последствия иерархического и функционального разделения труда
Дегуманизация объектов бюрократических операций
Роль бюрократии в холокосте
Банкротство современных гарантов безопасности
Заключение
 
Глава 5
Склоняя жертвы к сотрудничеству
Игра «Спаси то, что еще возможно»
Индивидуальный рационализм  на службе коллективного уничтожения
Рациональность самосохранения
Заключение
 
Глава 6
Этика послушания (читая Милгрэма)
Бесчеловечность как функция социальной дистанции
Соучастие по факту действия
Морально оправданная технология
Блуждающая ответственность
Плюрализм власти и власть совести
Социальная природа зла
 
Глава 7
По направлению к социологической теории морали
Общество как кузница морали
Вызов холокоста
Досоциетальные источники морали
Социальная близость и моральная ответственность
Социальное подавление моральной ответственности
Социальное производство дистанции
Итоговые замечания
 
Вместо заключения    
Запоздалые мысли: рациональность и стыд
Приложение
Социальное манипулирование нравственностью: морализирующие акторы, адиофоризирующие действия
Текст речи автора на церемонии вручения премии Амальфи по социологии и социальной теории за книгу «Актуальность холокоста» в 1989 году
 
Послесловие
Мы должны помнить - но что?
Социальное продуцирование вины и невиновности
Категориальное убийство
Геноцид и наведение порядка
Жить с памятью о холокосте
Самовоспроизводство жертвенности
Бытие в одномерном мире
Социальное продуцирование убийц
Современность против homo sacer
Примечания
 
 

Зигмунт Бауман - Актуальность холокоста - Социология после холокоста

 
«Теперь в материальные и духовные ценности цивилизации включены лагеря смерти и мусульманство».
Ричард Рубинштейн и Джон Рот «На пути в Освенцим»
 
Для социологии как теории цивилизации, современности и современной цивилизации существуют два способа преуменьшить, недооценить или сбросить со счетов значение холокоста.
 
Первый способ - это представить холокост как нечто, что случилось с евреями, как событие в еврейской истории. Это делает холокост уникальным, удобно нехарактерным и как бы неуместным для социологического анализа. Самый распространенный пример - представление холокоста как кульминационной точки европейско-христианского антисемитизма. В огромном перечне этнических и религиозных предрассудков и оскорблений это явление не с чем будет сопоставить.
 
Среди других примеров коллективного антагонизма антисемитизм стоит обособленно в силу его беспрецедентной систематичности, идеологической напряженности, наднационального и надтерриториального распространения, в силу сложного взаимопроникновения и взаимодействия подпитывающих его локальных и мировых источников. В той мере, в какой он определяется как, условно говоря, продолжение антисемитизма другими средствами, холокост предстает «штучным товаром», единичным эпизодом, который в состоянии, быть может, пролить некоторый свет на патологию общества, где он имел место, однако вряд ли способен добавить какие-то детали к пониманию нормального состояния этого общества. Еще меньше он призывает к сколько-нибудь значительному переосмыслению традиционного понимания исторической тенденции современности, процесса цивилизации, основополагающих тем социологического исследования.
 
Другой способ - на первый взгляд, он ведет нас в противоположном направлении, но в действительности приводит к тому же результату - представить холокост как экстремальный случай распространенного и привычного для нас социального явления; это явление, безусловно, отвратительное и мерзкое, но, увы, с ним мы можем (и должны) уживаться. Мы должны, потому что это явление устойчиво и повсеместно распространено, но главным образом потому, что современное общество было, есть и будет организацией, созданной, чтобы вновь и вновь сталкиваться с этим явлением и, возможно, в конце концов полностью его искоренить. Понятно, что в данном случае холокост классифицируется как всего лишь один случай (правда, весьма примечательный) в ряду других «подобных» конфликтов, предрассудков или проявлений агрессии.
 
При худшем сценарии холокост объясняют первобытной, перманентно присутствующей в разных культурах «естественной» предрасположенностью человека. У Лоренца эта предрасположенность названа инстинктивной агрессией, у Артура Кёстлера - неспособностью коры головного мозга управлять древними центрами, вызывающими эмоции. Так, будучи досоциальными и невосприимчивыми к культурной манипуляции, факторы, ответственные за холокост, эффективно перемещаются за пределы области социологического интереса. В лучшем случае холокост относится к наиболее страшной и зловещей - хотя все еще теоретически приемлемой - категории геноцида; или же он просто растворяется в обширном и всем хорошо известном классе явлений этнического, культурного или расового угнетения и преследования.
 
Какой бы из этих двух способов мы ни взяли, эффект, по сути, будет одним и тем же. Холокост будет рассматриваться в русле хорошо известных исторических событий:
Когда холокост рассматривают таким образом в контексте других исторических ужасов (крестовых походов, резни альбигойцев, истребления армян турками и даже концентрационных лагерей, изобретенных британцами во время англо-бурской войны), становится слишком удобно объявить его «уникальным», но, в конечном итоге, нормальным явлением.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.3 (3 votes)
Аватар пользователя Master