Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса

Ричард Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса
Перевод второй книги Ричарда Бокэма на русский язык означает очевидное: именно этого автора мы хотим настойчиво рекомендовать тем, кто читает научную литературу в переводе, то есть учащейся молодежи и просто всем образованным людям, если в их обязанности не входит следить за научной литературой на языках оригиналов.
 
Исследования Нового Завета, как и любые исторические исследования, ограничены доступными источниками. В отношении новозаветных текстов это ограничение очень строгое: мы практически (за совсем небольшим исключением) лишены возможности наблюдать процесс становления дошедших до нас текстов, но понимаем, что он был достаточно сложным, хотя и занял всего несколько десятилетий.
 
В таких условиях становится психологически неизбежной поляризация научного сообщества: одни ученые будут предпочитать реконструировать историю раннехристианских текстов и самого первоначального христианства, исходя из своих представлений о том, как «должно было быть» (представлений не обязательно религиозных: тут вполне подойдут и любые социально–исторические теории), а другие — будут стараться исходить из наличных текстов, а если и отходить от них, то обязательно четко оговаривая, где начинается область — абсолютно необходимая для подлинно научной исторической мысли — предположений и фантазии.
 
Как прекрасно сформулировал Бокэм (глава 5, раздел 8 с. 244), «возможности, даже нереализованные — тоже часть истории. Именно набор возможностей, сбывшихся и несбывшихся, связывает прошлое с настоящим».
 

Ричард Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса и в первоначальном христианстве

Перевод с английского H. Л. Холмогоровой
Научный редактор В. М. Лурье 
Москва: Эксмо, 2015. — 496 с. — (Религия. История Бога)
ISBN 978–5-699–68955–2
GOSPEL WOMEN
Studies of the Named Women in the Gospels
Richard Bauckham
William B. Eerdmans Publishing Company
Grand Rapids, Michigan / Cambridge, U. K.
Richard Bauckham Gospel Women: Studies of the Named Women in the Gospels
 

Ричард Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса и в первоначальном христианстве - Содержание

По ту сторону Еангелий: люди и смыслы
Из чего возникла эта книга
Введение

I. Книга Руфь как ключ к гиноцентричному прочтению Писания

1. Женский голос в Книге Руфь
2. Женская и мужская точки зрения
3. Власть женщин, авторитет мужчин
4. Проблема родословия
5. роль гиноцентричных текстов в каноне

II. Языческие праматери Мессии 

1. Зачем здесь эти женщины?
2. Предки Фамари
3. Замужество Раав
4. Хананеянки

Ill. Елизавета и Мария в Лк 1: интертекстуальное прочтение гиноцентричного текста

1. Лк 1:5–80: гиноцентричный текст 
2. Мария как орудие Божьего спасения Израиля
3. Низкое общественное положение Марии

IV. Анна из колена Асирова

1. Введение
2. Где жили потомки колена Асирова?
  • А. Галилея 
  • Б. Северная Иудея
  • В. Адиабена и Мидия
  • Г. Иерусалим
3. Иерусалим и мидийская диаспора
4. Анна, Фануил и Книга Товита
5. Анна в евангелии и в истории
  • Примечание А: северные колена в изгнании в 4 Езд 13
  • Примечание Б: место создания Книги Товита

V. Апостол Иоанна 

1. В пути с Иисусом и его учениками 
2 Палестинские женщины как владелицы собственности 
  • (1). Наследование дочерью
  • (2). Дарение
  • (3). Кетуба, (4) приданое и (5) управление владениями мужа после его смерти
  • (6). Наследование вдовой
  • (7). Деньги, заработанные своим трудом
3. Жена «домоправителя» Ирода 
4. Жена набатея Хузы 
5. Покровительница или служанка?
6. Иоанна, она же Юния
  • А. Имя «Юния»
  • Б. Сродники Павла
  • В. Соузники Павла
  • Г. «Прославившиеся между апостолами» 
  • Д. «Прежде меня еще уверовавших во Христа»
  • Е. Имена Юния и Иоанна как эквивалентные по звучанию
7. Иоанна — свидетельница воскресения 
8. Историческая Иоанна: очерк
9. Читатели следуют за Иоанной 

VI. Мария Клеопова

1. Кто она такая?
2. Ее роль в жизни Палестинской церкви 
  • Примечание о предании, изложенном в Ин 19:25–27

VII. Две Саломеи и Тайное Евангелие от Марка

1. Саломея, сестра Иисуса
2. Саломея, ученица Иисуса
  • А. Саломея в канонических Евангелиях 
  • Б. Саломея — одна из четырех учениц 
  • В. Саломея, вопрошающая Иисуса
  • Г. Саломея как источник эзотерической традиции
  • Д. Саломея у ортодоксальных авторов 
3. Тайное Евангелие от Марка
  • Приложение: некоторые неканонические тексты о Саломее, ученице Иисуса
  • Евангелие египтян
  • Евангелие от Фомы 61
  • Псалом Фомы 16
  • Тайное Евангелие от Марка

VIII. Воскресение и женщины: можно ли им верить?

1. Введение 
2. Формирование евангельских повествований о воскресении
  • Таблица 3: повествовательные элементы устной традиции
  • Таблица 4: Структура повествования, характерная для евангельских рассказов о воскресении
  • Таблица 5: два повествовательных эпизода с участием женщин
А. Женщины находят гробницу пустой
Б. Иисус является женщине/женщинам 
3. Доверие к женщинам
4. Женщины в Евангелии от Матфея
5. Женщины в Евангелии от Луки
6. Женщины в Евангелии от Иоанна
7. Женщины в Евангелии от Марка
8. Женщины в древней церкви как авторитетные свидетельницы
  • Таблица 6. Женщины, названные по именам
9. Женщины в керигматических сообщениях
 

Ричард Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса и в первоначальном христианстве - По ту сторону Евангелий: люди и смыслы

 
Первый подход к Новому Завету возник вместе с научной библеистикой в первой половине XIX века и достиг кульминации в третьей четверти XX века в так называемой критике форм, а второй подход заявил о себе еще в 1890–е годы, но по–настоящему стал развиваться только с 1950–х годов, после открытия кумранских рукописей (1947). Хочется думать, что пока еще рано определять, на какой период времени приходится кульминация становления этого подхода, так как до сих пор он развивается только по восходящей. Сегодня одним из бесспорных лидеров такого подхода является Ричард Бокэм.
 
Изданная на русском языке книга Бокэма «Иисус глазами очевидцев» (2006; рус. пер. 2011, 2–е изд. 2012) — прямое продолжение вышедшей несколькими годами раньше (2002) данной книги, особенно ее последней (восьмой) главы. Обсуждаемая в этой главе тема авторитетности свидетельских показаний женщин в связи с евангельскими повествованиями о воскресении Христовом будет вскоре развита Бокэмом в монографии о значении всех свидетельских показаний в формировании корпуса евангелий. Но в настоящей книге тема свидетельства женщин обсуждается в контексте роли женщин в общине Иисуса и в первоначальном христианстве — главной темы всей книги.
 
Бокэм — один из редких, если не редчайших, авторов, способных написать научную монографию так, чтобы ее могли читать не только коллеги, но и все, кто просто интересуется реальным миром, различаемым за строками Нового Завета. Но все же пока существует большое различие между образованной аудиторией, читающей на английском, и аналогичной аудиторией, читающей на русском. Некоторые достаточно привычные для англоязычной аудитории понятия все еще выглядят непривычно для русскоязычной. Поэтому перевод книги Бокэма послужит новой цели — введению в некоторые методы библеистики.
 
Ричард Бокэм - Иисус и женщины - Роль женщин в общине Иисуса и в первоначальном христианствеСам автор обращает внимание на три методологические особенности своего подхода, каждая из которых позволяет ему получить новое знание, но при этом сама не отличается новизной.
Предваряя (и упрощая) собственное объяснение Бокэма, скажем, что он отслеживает преимущественно: 1) женские персонажи, 2) имена и 3) то, что он называет «интертекстуальностью».
 
Только второй пункт этого списка будет восприниматься русскоязычным образованным читателем так же, как и англоязычным. Историческая ономастика, то есть история собственных имен, — классическая вспомогательная дисциплина, использование которой в исторических изысканиях скорее неизбежно, нежели экзотично. Но в исследованиях Нового Завета это до недавнего времени было не так и не могло быть так, поэтому методология Бокэма тут инновативна и непривычна. Дело в том, что в распоряжении ученых лишь недавно появилась репрезентативная база данных собственных имен, на основе которой стал возможен анализ ономастики Нового Завета. В этом отношении исследование Бокэма пионерское.
 
Насколько неожиданным (для нас сегодня) может быть «ономастический фон» Нового Завета, свидетельствует, например, тот факт, что приблизительно половина палестинских женщин наиболее интересного для нас периода с III века до н. э. по II век н. э. носила только одно из двух имен, либо Мария, либо Саломея (употреблявшиеся в нескольких формах), причем количество носительниц каждого из этих имен было приблизительно одинаковым. Насколько важными оказываются оба эти имени для понимания евангелий, читатель может отчасти вспомнить сам, а более детально — выяснить в настоящей книге Бокэма. Особенно впечатляют результаты автора в прояснении личности Иоанны Хузиевой, даже если его гипотеза о ее идентичности с упоминаемой у апостола Павла Юнией неверна. Надо заметить, что такие выводы Бокэма согласуются и с раннехристианскими преданиями, которые он не учитывает и которые подчеркивают большое значение этой фигуры (они связаны с тем событием, которое в византийской традиции считается первым обретением главы Иоанна Предтечи).
 
Повышенный интерес к женщинам выглядит менее естественно, а на фоне нынешней моды на всевозможные «гендерные» исследования — даже подозрительно. Впрочем, зная автора, можно заранее быть уверенным в том, что он пошел не за конъюнктурой, а за возможностью найти новые точки обзора, с которых в текстах Нового Завета можно увидеть то, чего прежде не замечали. Он сам объясняет это достаточно подробно, но для русскоязычного читателя нужно, наверное, еще одно пояснение. В Новом Завете остается много мелких, а иногда очень мелких, подробностей, на которые принято не обращать внимания в комментариях — не только научных, но и святоотеческих.
 
Они производят впечатление каких–то «лишних деталей», случайно оставшихся на поверхности текста после его окончательной «сборки» (составления). Но тексты Нового Завета имеют такую природу (о которой мы скажем в следующем абзаце), что подобные детали не могли бы в них сохраниться, не имея в этих текстах очень глубоких корней. Тут впору вспомнить русскую пословицу: нашли подкову, а под ней лошадь. Любой непривычный взгляд на новозаветные тексты обещает открыть новые детали такого рода, и именно поэтому оказались так интересны женщины. Женщины — маргиналы патриархального общества. Правда, первохристианские общины, как показывает Бокэм, патриархальными как раз и не были, но зато традиционные толкования Нового Завета маргинализировали женщин в полную силу. Очевидно, что без ущерба для понимания текстов это не обошлось, и поэтому женщины как объект исследования оказались столь привлекательны для того, кто собирал «подковы» и откапывал из–под них целых «лошадей».
 
Наконец, то, что Бокэм, вслед за некоторыми исследователями Нового Завета, называет не совсем для того же самого придуманным термином «интертекстуальность». Этот термин был введен Юлией Кристевой в 1967 году как общее обозначение для использования в одном тексте любого рода отсылок к другому, так чтобы понимание первого текста предполагало узнавание (и понимание) второго. Конечно, Новый Завет весь насквозь интертекстуален, ведь его задача — показать, что на Иисусе сбываются все предсказания относительно Мессии, рассеянные эксплицитно и, еще более имплицитно, в священных писаниях иудеев эпохи Второго храма. Но интертекстуальность Нового Завета имеет свои особенности и даже правила, которые позволяют довольно точно реконструировать прямой смысл текста — разумеется, ускользающий от тех читателей, которые не умеют распознавать цитаты и намеки. Бокэм постоянно пользуется этим методом, что для современной науки о Новом Завете само собой разумеется. Однако, насколько я представляю, на русском языке до сих пор не было издано ни одной книги, где бы применялся такой метод чтения Нового Завета, и поэтому нынешняя книга Бокэма на русском языке поневоле окажется введением в чтение Нового Завета в его собственном историческом «интертексте» (от слова «интертекстуальность»).
 
Повествования Нового Завета — это отнюдь не тексты какой–то новой, внезапно возникшей христианской цивилизации, а еврейские тексты эпохи Второго храма. По методам своего составления они не отличаются от других еврейских религиозных текстов того же периода, как предшествовавших христианству, так и современных ему. Они написаны на общем для этой еврейской цивилизации литературном языке, что можно утверждать, даже несмотря на то, что жанр самих евангелий представляется исключительным — не до конца понятным и, во всяком случае, дискуссионным. Но то — жанр, а то — «язык». Это литературный язык, использующий не столько «голые» слова, сколько отсылки к текстам предшествующей традиции.
 
Если ученые еще в начале и даже середине XX века этого не понимали, то причина была лишь в их слабом знакомстве с актуальной для новозаветных авторов библейской традицией. Для самих ученых эта традиция ограничивалась поздним еврейским или, в лучшем случае, католическим библейским каноном. Это лишь отчасти объясняется объективными причинами: недоступностью текстов Кумрана, открытых только в 1947 году, а гораздо больше — религиозными предрассудками, не позволявшими уделять должное внимание тому, что считалось «апокрифами» или поздними, неаутентичными и поэтому якобы неважными разночтениями в древних рукописях библейских книг; под влияние сформированных этими предрассудками научных традиций попадали даже неверующие ученые. Однако новозаветным авторам не повезло: не успели они спросить у будущих библеистов или церковных инстанций, какие книги и в какой редакции им можно читать!
 
Это оказалось причиной радикального несовпадения той справочной библиотеки, которая была у них в голове, и той, что была у библеистов докумранской эпохи. Они спокойно относились к «апокрифам» как к богодухновенным писаниям (и иногда даже эксплицитно ссылались на них, как автор Послания Иуды, цитируя дословно эфиопскую книгу Еноха: Иуд 1:14–15), а также использовали поздние и вторичные прочтения библейских книг как вполне истинные. Разумеется, не все эти важные для нас тексты дошли до нашего времени, но о тех, что не дошли, мы отчасти составляем представление по их пересказам в текстах более поздних, сохранившихся как у раннехристианских авторов разных направлений христианства (включая гностицизм и манихейство), так и в литературе разных направлений иудаизма, но особенно иудаизма раввинистического (так как этих текстов намного больше, чем всех остальных, и они передают много таких иудейских традиций, которые самим раввинистическим иудаизмом были отвергнуты).
 
2015-04-29
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (8 votes)
Аватар пользователя esxatos