Чан - Императрица Цыси - Memorialis

Со всеми книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Цзюн Чан - Императрица Цыси. Наложница, изменившая судьбу Китая. 1835—1908
Memorialis
В основу настоящего труда положены исторические документы, главным образом на китайском языке. Среди них следует упомянуть императорские указы, дворцовую летопись, официальную переписку, личную почту, дневниковые записи и донесения свидетелей событий. Львиная их доля стала доступна после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году, когда историкам позволили возобновить работу с китайскими архивами. Благодаря их целенаправленной деятельности удалось разобрать огромное количество папок, изучить, опубликовать и даже оцифровать некоторые из документов прошлого. Переизданы предыдущие публикации архивных материалов и научных трудов.
 
Таким образом, автору настоящей книги посчастливилось окунуться в колоссальный объем документов, а также получить консультации в Первом историческом архиве КНР, где хранится основная масса документов, касающихся вдовствующей императрицы Цыси, и всего насчитывается 12 миллионов единиц. Очень многие приведенные источники никогда не переводились с китайского языка. Западные современники вдовствующей императрицы Китая оставили ценнейшие дневники, письма и мемуары. Богатейшим источником информации представляется дневник королевы Виктории, протоколы британского парламента и многочисленные отчеты о дипломатических мероприятиях. Единственным учреждением, где хранятся исходные негативы с фотографий Цыси, считаются архивы художественной галереи Фрира и галереи Артура М. Саклера в Вашингтоне.
 

Цзюн Чан - Императрица Цыси. Наложница, изменившая судьбу Китая. 1835—1908

Москва, Центрполиграф, 2016
ISBN 978-5-227-06380-9, 978-5-227-06386-1

Цзюн Чан - Императрица Цыси. Наложница, изменившая судьбу Китая. 1835—1908

Несколько слов об источниках
Авторские замечания
Часть первая Наложница императора Китая в бурные времена (1835–1861)
  • Глава 1 Наложница императора (1835–1856)
  • Глава 2 От Опиумной войны до сожжения европейскими завоевателями Старого летнего дворца (1839–1860)
  • Глава 3 Кончина императора Сяньфэна (1860–1861)
  • Глава 4 Переворот, после которого Китай стал другим (1861)
Часть вторая Правление страной из-за трона своего сына (1861–1875)
  • Глава 5 Первый шаг на долгом пути к обновлению (1861–1869)
  • Глава 6 Начало освоения Запада первыми китайцами (1861–1871)
  • Глава 7 Обреченная любовь (1869)
  • Глава 8 Китайское возмездие Западу (1869–1871)
  • Глава 9 Жизнь и смерть императора Тунчжи (1861–1875)
Часть третья Управление страной через приемного сына (1875–1889)
  • Глава 10 Назначение императором трехлетнего мальчика (1875)
  • Глава 11 Ускорение процесса модернизации Китая (1875–1889)
  • Глава 12 На страже империи (1875–1889)
Часть четвертая Приход к власти императора Гуансюя (1889–1898)
  • Глава 13 Гуансюй отворачивается от Цыси (1875–1894)
  • Глава 14 Летний дворец (1886–1894)
  • Глава 15 В отставке на отдыхе от дел (1889–1894)
  • Глава 16 Война с Японией (1894)
  • Глава 17 Трагический для Китая мирный договор (1895)
  • Глава 18 Схватка за Китай (1895–1898)
Часть пятая На авансцене (1898–1901)
  • Глава 19 Реформы 1898 года
  • Глава 20 Заговор с целью убийства Цыси (сентябрь 1898 года)
  • Глава 21 Попытка Цыси свергнуть приемного сына (1898–1900)
  • Глава 22 Война с мировыми державами – с помощью ихэтуаней (1899–1900)
  • Глава 23 Схватка до окончательного поражения (1900)
  • Глава 24 Бегство (1900–1901)
  • Глава 25 Раскаяние (1900–1901)
Часть шестая Настоящая революция в истории современного Китая (1901–1908)
  • Глава 26 Возвращение в Пекин (1901–1902)
  • Глава 27 Установление дружественных отношений с представителями Запада (1902–1907)
  • Глава 28 Революционные преобразования Цыси (1902–1908)
  • Глава 29 Права голоса! (1905–1908)
  • Глава 30 Период борьбы с мятежниками, заговорщиками и японцами (1902–1908)
  • Глава 31 Смерть близких людей и самой Цыси (1908)
Эпилог Китай после вдовствующей императрицы Цыси
Примечания
Архивные материалы
Библиография
Выражение признательности
Благодарность за предоставление иллюстраций
 

Цзюн Чан - Императрица Цыси. Наложница, изменившая судьбу Китая. 1835—1908 - Эпилог - Китай после вдовствующей императрицы Цыси

 
Наследие вдовствующей императрицы отличается многообразием и грандиозностью свершений. Самое главное заключается в том, что она вывела Китай из Средневековья и превратила его в страну современной эпохи. Под ее руководством страна начала приобретать практически все атрибуты современного государства: железные дороги, электричество, телеграф, телефон, европейскую медицину, современную армию и флот, а также современные методы внешней торговли и дипломатии. Подлежала отмене элитарная образовательная система, просуществовавшая тысячу лет, и на смену ей пришли школы и университеты западного образца. Вдовствующая императрица обеспечила расцвет китайской прессы, пользовавшейся свободой, невиданной до Цыси и вряд ли достижимой после нее. Она распахнула двери для участия народа в политике: впервые в многовековой истории Китая народ ощутил себя «гражданами». Именно Цыси выступала за освобождение женщин от традиций, навязываемых им в обществе на протяжении веков в виде бинтования ступней девочек, и даже с такой дикостью она смогла покончить. Сам факт того, что последним ее предприятием перед самой кончиной стало внедрение всеобщего избирательного права, служит свидетельством ее мужества и дальновидности. Главное состоит в том, что ее преобразование Китая прошло без применения насилия и сопровождалось относительно легкими общественными потрясениями. Она проводила кардинальные перемены, но делала это постепенно, радикальным образом и на удивление бескровно. Стремящаяся к единодушию, всегда готовая работать с людьми отличных от нее взглядов, она вела за собой народ, придерживаясь логики развития истории, не сходя с правильного пути.
 
Она вошла в историю как великий деятель, но святой женщиной ее назвать нельзя. Выступая в качестве полновластного правителя трети населения мира и оставаясь человеком средневекового Китая, она сохранила способность к безмерной жестокости. Ради возвращения своей власти над Синьцзяном и подавления вооруженных мятежей она организовывала жестокие военные кампании. Ее попытки использовать ихэтуаней в качестве армии для ведения войны с иноземными захватчиками обернулись крупномасштабными кровавыми бесчинствами со стороны этих самых ихэтуаней. При всех ее политических провалах деспотом ее назвать язык не поворачивается. По сравнению с ее предшественниками или преемниками правление Цыси выглядит вполне кротким. Где-то за четыре десятилетия абсолютной власти число ее политических жертв – и оправданных, и не совсем, перечисленных в настоящем труде – не превысило нескольких десятков человек, причем многие из них замышляли убийство вдовствующей императрицы. По своей природе она была человеком совсем не жестоким. В конце ее жизни все свои мысли она посвятила тому, как лучше предотвратить кровопролитную гражданскую войну и резню маньчжурского народа, выживание которого она обеспечила, пожертвовав своей династией.
 
К тому же за все содеянное она заплатила великую личную цену. Цыси искренне верила в святость последнего человеческого пристанища, однако ее собственная могила в конечном счете подверглась осквернению. Вожди первых республиканских администраций, начиная с генерала Юань Шикая (который умер в 1916 году), соблюдали условия отречения императора и сохраняли цинские мавзолеи в нетронутом виде. В 1927 году более радикальные гоминьдановцы во главе с Чан Кайши отстранили этих людей от власти и установили новый политический режим. Спустя год, то есть через 20 лет после смерти Цыси, шайки бродячих солдат проникли в ее склеп, чтобы добыть ювелирные изделия, которые, как все знали, похоронили вместе с вдовствующей императрицей. С помощью динамита осквернители проделали пролом в стене, а потом штыками и железными прутьями поддели крышку гроба. Собрав драгоценности, они в поиске спрятанных сокровищ порвали на ее теле одежду и вырвали зубы из черепа. Тело оставили валяться на поверхности.
 
Когда последний цинский император по имени Пуи услышал об этом святотатстве, он, как позже признался, почувствовал себя опустошенным. Пуи, которому в то время было чуть за двадцать лет, в 1924 году бесцеремонно выдворили из Запретного города (что выглядело нарушением договора об отречении от престола), и с тех пор он жил в Тяньцзине. Он отправил родственников бывшей августейшей семьи перезахоронить останки Цыси и обратился к правительству Чан Кайши с протестом. Так как ограбление захоронения вдовствующей императрицы вызвало общегосударственный скандал, власти назначили разбирательство, но успешно его заволокитили, так что никого не наказали. Похоже, кто-то дал и кто-то принял крупную взятку. Взятки в демократическом Китае вращались сплошь и рядом. Когда до Пуи дошел получивший широкое распространение слух о том, что у Цыси изо рта извлекли жемчужину и теперь эта жемчужина украшает туфлю супруги Чан Кайши, душа императора наполнилась лютой ненавистью. Возмущение послужило укреплению его решимости связать свою судьбу с японцами, которые поставили его императором марионеточного государства на территории оккупированной ими в 1931 году Маньчжурии под названием Маньчжоу-Го. Решительное вторжение японцев на территорию Китая началось в 1937 году. Цыси вела борьбу, чтобы сорвать попытки Японии по включению Китая в состав Восточно-Азиатской империи, и ради предотвращения развития событий по такому пути отравила собственного приемного сына. Как ни странно, но если бы она сдала Китай Японии, тогда практически наверняка ее последнее пристанище на земле (и ее останки тоже) никто не посмел бы тронуть.
 
Чан Кайши, считающийся настоящим преемником Цыси, воевал с японцами на протяжении всей Второй мировой войны. Японцы разгромили государство Чан Кайши и тем самым проложили путь Мао Цзэдуну к захвату власти в 1949 году, хотя ключевая роль в его восхождении к власти в Китае принадлежит И.В. Сталину, послужившему товарищу Мао меценатом и наставником. Тогда как в послевоенной Японии сформировалось процветающее народовластие, Китай провалился в невиданную пропасть двадцатисемилетнего правления председателя Мао. И эта пропасть в мирное время поглотила жизни больше 7 миллионов человек. Кровавые бесчинства Мао Цзэдуна закончились с его смертью в 1976 году. За провалы в своем правлении Мао Цзэдун ни словом не попросил прощения, в отличие от Цыси, которая публично выразила раскаяние в нанесенном ею ущербе, пусть тяжком, но все-таки несравнимом с тем, что нанес Мао Цзэдун своей нации. Лауреат Нобелевской премии в области литературы Пёрл Бак, родившийся в 1892 году и выросший в Китае, когда Цыси находилась у власти, и живший при последующих режимах или ставший свидетелем их деятельности, написал в 1950-х годах, «как знакомые его с детства китайцы относились к ней». «Она пользовалась любовью своего народа. Но не всего народа, ведь революционеры, народ нетерпеливый, ненавидели ее всей душой… Зато селяне и жители городков преклонялись перед ней». Услышав о ее кончине, селяне ощутили страх. «Кто позаботится о нас теперь?» – рыдали они. Пёрл Бак делает такой вот вывод: «В этом, вероятно, состоит окончательная оценка любого правителя».
 
Последние сто лет отмечены предельно несправедливым отношением к Цыси, которую называли то жестоким тираном, то безнадежно бестолковым правителем, иногда награждали сразу обоими эпитетами. Признаны совсем немногие ее достижения, а когда их признавали, то неизменно приписывали мужчинам, преданно служившим вдовствующей императрице. Тут проявил себя фундаментальный порок мышления историков, что, как женщина, она могла править только от имени ее сыновей, из-за чего о ее истинной роли мало что известно. В силу отсутствия ясного представления о предмете появлялась масса вымыслов, а на вымыслы нагромождали ложь, а потом в эту ложь все верили. Как об этом славно заметил Пёрл Бак: те, кто ее ненавидел, были просто «болтливее тех, кто ее любил». Представители политических сил, установивших свое господство над Китаем в скором времени после ее кончины, тоже злонамеренно занимались поношением и очернительством ее достижений. Делали они это, просто чтобы заявить, будто они вызволили эту страну из неразберихи, оставленной ею. С точки зрения прогрессивных достижений, политической прямоты и личной храбрости вдовствующая императрица Цыси показала пример, до которого редко кто в мире дорос. Она обратилась к современным стандартам, чтобы ими заменить обветшалость, нищету, дикость и ничем не ограниченную власть. Тем самым она внедрила в жизнь китайцев неизвестную им до нее человечность, непредубежденность и свободу. И она была человеком совестливым. Оборачиваясь на многочисленные страшные десятилетия после кончины Цыси, нельзя не восхищаться этой изумительной женщиной – политическим деятелем, даже со всеми изъянами, имевшимися у нее.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 6.5 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон