Дьяконов - Языки Древней Передней Азии

Дьяконов - Языки Древней Передней Азии
Настоящая книга, посвящена языкам, распространен­ным на территории современных государств — Турции (восточ­ная часть), Сирии, Ливана, Израиля, Иордании, Ирака и Ирана (западная часть) — от древнейших времен до сере­дины I тысячелетия до н. э.
 
Цель книги — преимущественно описательная и сопоста­вительная. Автор хотел дать общий обзор разнотипных языков древней Передней Азии с целью выявления сходств и разли­чий между ними.

 

Игорь Михайлович Дьяконов - Языки Древней Передней Азии


М.: Наука, 1967. - 495 с.

Игорь Дьяконов - Языки Древней Передней Азии - Содержание


ВВЕДЕНИЕ.

Часть I. НЕСЕМИТСКИЕ ЯЗЫКИ

Глава I. Общая характеристика языков древней Передней Азии.
§ 1. Значение изучения языков древней Передней Азии
§ 2. Общие замечания. Проблема классификации языков  
§ 3. Проблемы родственных связей языков древней Передней Азии
§ 4. Генеалогическая классификация языков древней Пе­редней Азии
§ 5. Структурная классификация языков древней Передней Азии. Языки эргативного строя
§ 6. Структурная классификация языков древней Передней Азии. Языки номинативного строя

Глава II. Шумерский язык

§ 1. Общие сведения о месте и времени распространения
§ 2. Шумерская письменность
§ 3. Периодизация истории шумерского языка
§ 4. Основные сведения по фонологии и фонетике
§ 5. Имя
§ 6. Местоимение
§ 7. Глагольная основа
§ 8. Глагольная связка
§ 9. Общая структура нормального глагола
§ 10. Наклонения
§ 11. Показатели общей направленности действия   
§ 12. Пространственно-падежные показатели
§ 13. Переходность и непереходность. Вид. Спряжение  
§ 14. Составные глаголы
§ 15. Глагольные имена. Номинализация спрягаемой формы глагола
§ 16. Общие сведения о синтаксисе
§ 17. Проблема генеалогической классификации шумерского языка

Глава III. Эламский язык

§ 1. Общие сведения о названии и расселении эламитов.
§ 2. Эламская письменность. Аккадская клинопись. Пе­риодизация истории эламского языка
§ 3. Фонология и фонетика эламского языка
§ 4. Словообразование
§ 5. Имя
§ 6. Предикативные слова
§ 7. Местоимение
§ 8. Служебные слова
§ 9. Проблема генеалогических связей эламского языка

Глава IV. Хурритский и урартский языки

§ 1. Общие сведения о времени и месте распространения
§ 2. Графика хурритского и урартского языков      
§ 3. Фонология  и фонетика' хурритского   и урартского языков
§ 4. Словообразование и лексика
§ 5. Имя
§ 6. Местоимение
§ 7. Глагол
§ 8. Глагольные имена
§ 9. Служебные слова
§ 10. Основные сведения о синтаксисе
§ 11. Генеалогические   связи   хурритского   и урартского языков
Приложение к гл. IV: Хаттский («иротохеттский») язык

Часть II СЕМИТСКИЕ ЯЗЫКИ

Глава V. Общая характеристика семитских языков и их место в составе семитохамитской языковой семьи
§ 1. Общие сведения
§ 2. Фонология
§ 3. Корень и основа. Словообразование
§ 4. Имя
§ 5. Местоимение
§ 6. Глагол. Вид. Переходность. Непереходность
§ 7. Именной предикат и развитие цептральносемитского нового перфектива
§ 8. Проблема пассива и эргативной конструкции   
§ 9. Выражение объекта при переходном глаголе  
§ 10. Наклонения
§ 11. Породы глагола
§ 12. Служебные слова
§ 13. Порядок слов

Глава VI. Аккадский язык древней ступени

§ 1. Общие сведения о времени и месте распространения
§ 2. Письмо
§ 3. Фонология и фонетика
§ 4. Имя
§ 5. Местоимение
§ 6. Глагол
§ 7. Служебные слова
§ 8. Порядок слов
§ 9. Поздние аккадские диалекты древней ступени (пере­ходные к среднему состоянию)
Приложение к гл.

VI: Аккадский язык средней ступени

§ 1. Общие сведения
§ 2. Фонетика
§ 3. Имя
§ 4. Местоимение
§ 5. Глагол
§ 6. Служебные слова

Глава VII. Северноцентральные семитские языки древней сту­пени (древнеханаанейский, аморейский, угаритский) 

§ 1. Общие сведения
§ 2. Фонология и фонетика
§ 3. Имя
§ 4. Местоимение
§ 5. Глагол
§ 6. Служебные слова
§ 7. Порядок слов

Глава VIII. Северноцентральные семитские языки на средней ступени (до 500 г. до н. э.) (древнееврейский и староарамейский)

§ 1. Племена и пароды
§ 2. Письмо. Изобретение алфавита
§ 3. Фонетика
§ 4. Лексика
§ 5. Имя
§ 6. Местоимение
§ 7. Глагол
§ 8. Служебные слова
§ 9. Некоторые сведения о синтаксисе
ПРИЛОЖЕНИЕ
 

Игорь Дьяконов - Языки Древней Передней Азии - Глава 1

 

§ 1. Значение изучения языков древней Передней Азии

 
Языки древней Передней Азии представляют интерес не только как языки первых цивилизаций мира, — тех цивилиза­ций, которыми была положена основа всему социальному и культурному развитию человечества; для лингвиста они пред­ставляют большой интерес еще и потому, что письменные памятники этих древнейших цивилизаций сохранили нам язы­ковые факты в их движении за целые тысячелетия, начиная с глубочайшей древности, что позволяет изучать процессы развития языка не на коротких отрезках, но в течение длитель­ного времени.
 
Помимо этого, большое разнообразие этих языков позволяет сравнивать ход развития в пределах генети­чески различных языковых групп и отличать процессы локаль­ного значения во внутреннем развитии языков от процессов, одинаково типичных для целого ряда разных языковых групп. Вероятно, изучение этого материала позволит в дальнейшем более подробно разобраться в возникновении типологической близости разнородных, но территориально близких между собой языков. Действительно, несмотря на то, что языки древ­ней Передней Азии принадлежат к разным языковым семьям или представляют собой изолированные языки, отнесение кото­рых к определенной семье затруднительно, существуют, как мы увидим, и некоторые черты, сближающие их между собой.
 

§ 2. Общие замечания. Проблема классификации языков

 
1. Как известно из истории языкознания, до сих пор было предложено несколько принципов классификации языков. Так, можно типологически классифицировав языки по морфологи­ческому принципу, т. е. с точки зрения общего характера технических средств, применяемых для выражения грамматических отношений, — путем ли размещения в определенном порядке неизменных корней или основ (изолирующий, в старой литературе — аморфно-синтетический строй), путем ли нани­зывания последовательных неизменных показателей для от­дельных грамматических значений (агглютинативный строй), путем ли применения комплексных показателей для целых групп грамматических значений и видоизменения самих основ (флективный строй) и т. д. Однако уже давно выяснилось, что эта классификация — чисто формальная и не имеет генети­ческого значения, так как существенно само наличие в языке определенных грамматических категорий, а технические сред­ства для их выражения могут при одинаковой степени развития языка выработаться различные, в зависимости от конкретной истории данной языковой семьи. Нельзя считать, что агглютинативные языки типологически старше флективных, изоли­рующие — старше агглютинативных и т. д. Изолирующий строй в ходе развития языка может выработаться из флектив­ного или агглютинативный — из изолирующего. К тому же данные типы никогда не существуют в чистом виде, и, напри­мер, агглютинация всегда сосуществует с элементами флексии и наоборот и т. д. Все же для первичной ориентации в языко­вом многообразии морфологическая классификация сохраняет известное значение.
 
2. В период господства в советской науке так называемого нового учения о языке была выдвинута другая система типоло­гической классификации языков — стадиальная. Она исходила не из того, как выражаются в языке грамматические категории, а из того, какие грамматические категории в нем существуют. На позднем зтапе развития этого учения делалась попытка рассматривать наличные в языке грамматические категории, прежде всего синтаксические, как отражение степени развития логических категорий мышления. В связи с этим предполагалась стадиальная последовательность смены типов существующих в языке синтаксических категорий соот­ветственно развитию мышления. Наиболее обычным было выде­ление трех основных стадий — доглагольной, без специ­фического оформления сказуемого; эргативной, с различением глаголов действия и глаголов состояния и отражением дей­ствующего лица в косвенном падеже; и номинативной, харак­терной для большинства европейских языков (см. ниже, §5).
 
Но и эта классификация оказалась сильно упрощенной, прежде всего потому, что любой современный или засвидетель­ствованный письменностью вымерший язык представляет собой достаточно совершенное орудие для передачи любых понятий­ных категорий. Если дело обстояло бы иначе, то в настоящее время существовали бы народы, не способные к современному мышлению, что не имеет места. Следовательно, вопрос не в на­личии тех или иных логических категорий в мышлении носите­лей данного языка, а только в применении тех или иных средств для их грамматического выражения. Так, русский язык не имеет  грамматических  средств для  выражения некоторых глагольных категорий, существующих в английском языке, например давнопрошедшего длящегося (Past Perfect Continu­ous), однако это не значит, что он не имеет средств для выраже­ния данной логической категории — он лишь выражает их не грамматически, а лексически, описательно.
 
Точно так же английский язык не имеет грамматических средств для выраже­ния русских глагольных видов, но также может передать их содержание  описательно.  Поэтому наличие или отсутствие в языке тех или иных синтаксических конструкций и других грамматических категорий не означает, что у народа — носи­теля данного языка не выработалось соответствующих логи­ческих категорий. Это означает лишь, что всякий язык при­меняет для выражения категорий мышления вполне определен­ные, исторически сложившиеся лексические и грамматические средства. Последние, в зависимости от конкретной истории языка, либо могут быть новообразованиями, либо могут быть унаследованы из более или менее глубокой древности. Но во всех случаях эти средства уже одинаково приспособлены для передачи логических категорий современного мышления.
 
В ряде конкретных случаев действительно возможна изве­стная связь некоторых грамматических конструкций по их происхождению с различными древними этапами исто­рии мышления. Но то обстоятельство, сохранилось ли в данном языке древнее грамматическое средство или заменилось более новым и более совершенным, определяется уже конкрет­ной историей языка и ни в коей мере не свидетельствует об уровне развития мышления у самих носителей этого языка. По этой причине нельзя постулировать единой схемы последовательной смены типов грамматических конструкций, непосредственно соответствующих якобы этапам единого хода развития чело­веческого мышления.
 
«Новое учение о языке» постулировало единство языко­творческого (глоттогонического) процесса, понимавшееся (в послемарровский период развития этой теории) как единая для всех языков мира последовательность развития типов грамматических категорий языка, как мы видели, ошибочно считавшаяся непосредственно соответствующей последователь­ности развития мыслительных категорий. Однако не только такое соответствие, но и сама последовательность смены языко­вых типологий в мировом масштабе осталась не доказанной сторонниками этого учения
.
Тем не менее необходимо отметить, что гипотеза закономер­ной последовательной смены синтаксических строев, выдвигав­шаяся представителями «нового учения о языке», не была Просто надуманной и беспочвенной схемой; как и всякая науч­ная гипотеза, она имела основание в наблюденных эмпириче­ских фактах, в том числе фактах из истории языков древнего Востока. В самом деле, однородность типологического разви­тия, в частности и развития от безглагольного строя через эргативный к номинативному, действительно может быть наблюдаема на значительных территориях в течение продолжи­тельного времени для целых групп языков, при этом языков различного происхождения. Именно поэтому типологическая близость языков не является показателем их родства.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя RomChers